О кандидатских мотивациях, возможностях и ошибках, или Чем закончился первый этап президентской гонки

В полночь с 31 июля на 1 августа Центральная избирательная комиссия прекратила прием документов от желающих побороться за высший государственный пост страны. Более пятидесяти кыргызстанцев заявило себя электорату, которому теперь предстоит разобраться в достоинствах каждого и выбрать 15 октября достойного главу государства.

ЕСЛИ ЧЕСТНО, ТАКОЕ изобилие кандидатур воспринимается не как самое высшее проявление демократии, свидетельствующее, с одной стороны, о том, что львиная доля претендентов — это люди, мягко говоря, сильно преувеличивающие свои возможности, у которых практически не развит орган, отвечающий за самокритику и самооценку. Это относится как к тем претендентам, имена которых практически не известны народу, так и к тем, кто уже многократно пробовал добиться успеха в подобном ристалище, но потерпел полное фиаско.

С другой стороны, совершенно очевидно, что мотивы этого «большинства» такие же, как у петуха в курятнике: «Если не догоню, то хотя бы согреюсь». Правда, и тут много притянуто из опыта разных стран, которого у нас, сами понимаете, нет, — выборы главы государства в Кыргызстане проходят впервые без революционных потрясений и диктата некой группы «активистов», вошедших в историю под названием «временное правительство». Кстати, для политика данное определение несколько унизительно, чему свидетельствует история не сильно далекого советского прошлого. Впрочем, честолюбие наших «активистов» так велико, что они даже создают клубы «кандидатов в президенты» и фиксируют факт проигрыша в голосовании особой строкой биографии. Хотя вполне логично считать, что провал в любом состязании — это так называемая черная полоса жизни и хвастать ею — судьбу дразнить. Так вот, если в других странах с большим опытом демократических выборов участие в президентской гонке, кроме шанса на успех, приносит еще и большие политические очки, то у нас оно не дает никаких гарантий. Во всяком случае, моральных. Материальных, надеюсь, тоже. Торговля голосами избирателей даже при нашей многопартийности — вещь нереальная. Пока избирательные кампании свидетельствуют, что при любом раскладе у нас кандидаты — отдельно, избиратели — отдельно. И вместе им пока не сойтись, так как у каждой стороны свои чаяния и заботы. Точечные контакты сторон, выражающиеся в подарочных наборах, ситуацию не меняют, а, напротив, усугубляют, ибо для кандидата — это банальные «агитационные расходы», а для избирателя — ни к чему не обязывающая подачка, которая не столько помогает материально, сколько укрепляет классовые противоречия.

Не работают и призывы некоторых кандидатов к консолидации и выдвижению единого депутата. Это подтверждает и статистика ЦИК: из всех претендентов только десять являются непосредственными представителями партий, то есть выражают консолидированное мнение определенной группы граждан. Это Темир Сариев — политическая партия «Ак-Шумкар», Бакыт Торобаев — «Онугуу — Прогресс», Турсунбек Акун — «Адам укугу», Адахан Мадумаров — «Бїтїн Кыргызстан», Сооронбай Жээнбеков — СДПК, Исхак Масалиев — Партия коммунистов Кыргызстана, Темирбек Асанбеков — «Мекен Ынтымагы», Турат Акимов — политическая партия «Чон казат», Канатбек Исаев — «Кыргызстан», Ахматбек Келдибеков и Камчыбек Ташиев — «Патриотическая партия «Ата-Журт».

Остальные кандидаты — самовыдвиженцы! Мы их даже перечислять не будем — пусть теперь сами завоевывают электорат. Строго по закону. Такова расплата за дерзость. Назовем, пожалуй, только имя 59-го соискателя, который и так войдет в историю страны хотя бы тем, что документы подал в ЦИК за пятнадцать минут до окончания регистрации, в 23.45 по местному времени, — это 52-летний адвокат Марат Мергенов. По результатам избирательного процесса выясним, что это было — пунктуальность или с точностью до наоборот.

Если говорить об уровне профессионализма претендентов, то среди них правозащитники, ректоры вузов, юристы, дипломаты, отставные офицеры и бывшие депутаты… Даже бизнесмены есть. И много, много политиков — крупных и помельче. И ни одного кризисного менеджера. То есть наши «активисты» по-прежнему воспринимают должность главы страны как наивысшее карьерное достижение, а вовсе не как тяжелый труд на благо общества. А Кыргызстану сейчас нужен именно кризисный менеджер. Президент Атамбаев сделал то, что еще 10 лет назад казалось невозможным, — вывел Кыргызстан на международную арену. Нас сейчас узнают, так сказать, в лицо и не путают по привычке с Курдистаном. А членство в престижных международных альянсах — ШОС и ЕАЭС — обеспечивает максимально паритетные политические отношения с такими мировыми гигантами, как Китай, Россия, Индия… Самое время начать профессионально пользоваться этим положением на благо экономики страны. И в числе претендентов есть пара-тройка таких, кому данная задача вполне по силам и за плечами которых просматривается наличие более-менее профессиональных команд. Эксперты предрекают, что именно между этими персонажами и развернется реальная борьба за высший государственный пост. Впрочем, экспертом при таком раскладе быть нетрудно: остальные кандидаты априори — массовка, позволяющая некоторым недобросовестным политикам спекулировать этой массовостью, дескать, «сейчас Кыргызстан находится на пике политической демократии среди постсоветских стран», как пишет одна оппозиционная при всех властях газета, опять считающая дни до конца президентского срока Атамбаева, как некогда Акаева. Но нельзя в одну воду войти дважды, и если тогда этот календарь читатели «переворачивали» с трепетом, то сейчас просто усмехаются ограниченности редакторских приемов, ведь в журналистике повторение не мать учения, а тавтология, профессиональная ущербность.

ПО-ПРЕЖНЕМУ НАИБОЛЬШИЙ ажиотаж вокруг кандидата и бизнесмена Омурбека Бабанова. Во всяком случае, о нем больше, чем о ком-то другом, пишут электронные СМИ, на которые, похоже, он сделал главную ставку в вопросе гласности. Да и оживляж этот персонаж вносит в окружающую среду серьезный — совсем недавно организовал и провел (на собственные средства, как утверждают представители его команды) курултай, участники которого без колебаний и чуть ли не в едином порыве благословили его на участие в президентской гонке. Позже собрал пресс-конференцию по весьма условному (как кажется) поводу: типа прошел слух, что он снимает свою кандидатуру в пользу претендента от СДПК. Предлог кажется надуманным на фоне массированных откровений экспертов о нем как одном из реальных претендентов на победу. А может, эти слухи спровоцированы мнительностью ближайшего окружения: на недавней пресс-конференции, названной масс-медиа финальной, подводящей итоги шестилетнего цикла, Президент Алмазбек Атамбаев сказал несколько лестных слов о кандидате Бабанове… И вот уже та же оппозиционная газета мучается вопросом: сольет ли Бабанов свой электорат в обмен на пост премьер-министра?

Кандидат развеял и слухи, и сомнения, заявив, что отступать не намерен: «Как говорят, если начал, не отступай. Решение баллотироваться в президенты мне далось нелегко. Я советовался с однопартийцами и на курултае единогласно был поддержан народом. Поэтому решил идти на выборы и намерен идти до конца. Народ меня поддержит, и, даст Бог, я стану президентом», — заявил Бабанов. И, видимо, хорошо понимая, что в этом деле на Бога надейся, а сам не плошай, больше часа рассказывал о себе и ближайших планах. Позже среди затронутых тем журналисты особо выделили его откровения о том, с кем кандидат намерен объединиться в президентской гонке. Оказалось, с любым, кто разделит его взгляды. Рассказал он и о том, как «строил» свой бизнес — по кирпичику, скупая обанкротившиеся предприятия (такие, мы ж знаем, продавали тогда буквально за копейки): «В политике я нахожусь с 2005 года. Я политик кровью и потом. Если человек заработал состояние, не находясь на должности, этим нужно гордиться. Я ни один ларек государственный не приватизировал. Я покупал обанкротившиеся предприятия. Сейчас весь бизнес, который принадлежит моей семье, находится под управлением профессионалов… Я никогда не защищал свой бизнес, а всегда поступал по совести. Мне не нужно приумножать, мне важно сохранить имеющееся». Не правда ли, звучит, как строчка из программного документа? Высказался претендент и насчет «собратьев» по выборному марафону, использующих так называемый черный пиар: «Не рой яму другому, иначе эта яма для тебя самого станет гробовой». Более чем конкретно — в атмосфере запахло лихими девяностыми.

Много чего еще изрек кандидат Бабанов на той пресс-конференции, и у некоторых дотошных журналистов появилось смутное подозрение, что, пока все остальные претенденты на пост президента щелкают, простите, клювами, этот бизнесмен потихоньку втюхивает электорату свою предвыборную программу. И его имя буквально не сходит с мониторов компьютеров и страниц газет. Хотя мы помним, как член ЦИК Гульнара Джурабаева напоминала пару недель назад, что в настоящее время действует запрет на всякого рода агитацию. Впрочем, если это не беспокоит конкурентов Бабанова, то нам-то чего радеть за их интересы? ЦИК реагирует только на письменные жалобы ущемленных, а коли таковых нет…

МЕЖДУ ТЕМ НАЧАЛА РАБОТУ языковая комиссия. Ежедневно она экзаменует по четыре кандидата. Каждому уделяется два часа на прохождение заданий, которых в тесте — четыре. Лексико-грамматическая часть занимает 50 минут, на чтение и устное выступление отводится 20-25 минут. Остальное время — на вопросы-ответы. Проходной балл для участия в избирательной кампании — 60.

ЭТА ПРЕДВЫБОРНАЯ ЧЕХАРДА проходит на фоне несанкционированных митингов в защиту кандидатов-сидельцев — Текебаева и Жапарова. Именно сейчас Первомайский районный суд рассматривает уголовное дело по обвинению их в коррупции. И традиционно для нашего «правового» государства под окнами «дворца Фемиды» раздаются возгласы с требованием освободить подсудимых и угрозы в случае неисполнения данного «требования народа». Этакая революционная отрыжка борцов за правду. За годы суверенности в стране возникла прослойка профессиональных митингаторов, которые за некоторую сумму, выражающуюся исключительно в долларовом эквиваленте (откуда родом демократия — такие же и деньги), готовы отстоять за любую идею в любой географической точке страны. Ну а если нужна движуха — то и денег на порядки больше. В общем, любой пассионарный выброс за деньги заказчика. Сейчас они отрабатывают давление на суд. К счастью, правоборцы уже попривыкли к подобному грубому нажиму и отвечать на него научились. На днях Первомайским судом вынесено постановление о временном запрете любых акций протеста возле зданий судов, министерств, ЦИК и «Белого дома», действующее вплоть до 20 октября. Инициатором данного шага стало МВД, которое в свою очередь отреагировало на многочисленные жалобы горожан, проживающих в периметре Первомайского суда, на шум и грязь, распространяемые группами этих гражданских защитников. По словам жильцов, митингующие оставляют после себя окурки, обертки от продуктов, пустые бутылки, в том числе и от алкогольных напитков. Их автомашины буквально перегородили все пространство дворов, не оставив места для транспорта, принадлежащего жильцам, имеющим право парковаться именно здесь.

После судебного решения митингующим придется попридержать свой пассионарный азарт, иначе их ждут штрафные санкции.

НЕДОЛГО ПРИШЛОСЬ ждать «второй серии» после памятного выступления кандидата на высший пост страны Азимбека Бекназарова, вызвавшего бурную реакцию среди населения страны и ее силовых структур. Для непосвященных — на ХI съезде политпартии «Ата-Журт» бывший член временного правительства заявил, что «Кыргызстан — для кыргызов», и призвал «разрушить «общий дом», построенный Акаевым».

Теперь, когда в речах политика эксперты и общественники усмотрели призывы к разжиганию национальной розни, а силовые структуры занялись изучением этих признаков, экс-генпрокурор пошел на попятную. И опять — проторенными путями, обвинив журналистов, дескать, они его «неправильно поняли»: «Я не говорил, что хочу разрушить Кыргызстан как общий для многих национальностей, проживающих в стране, дом. Я имел в виду, что необходимо избавиться от клановой системы, внедренной Акаевым», — оправдывается политик. При этом он никак не комментирует разлетевшуюся из его уст фразу: «Кыргызстан нужен кыргызам, он — государство кыргызов».

Вообще же эти оправдания и возвращение к акаевской истории выглядят сегодня как минимум нелепо. Тем более что пока еще не сказала своего решающего слова комиссия ГКНБ, созданная специально для изучения высказываний политика на предмет их состыковки с существующим законодательством.

«Я хочу сказать открыто. В моих словах не было ни одного националистического призыва. Давайте говорить прямо. Я не говорил ничего плохого о представителях других национальностей, таких как узбеки, русские и т. д. И все равно мои слова исказили так, что о них говорят даже в российском посольстве, мол, я проявляю нетерпимость к русским. Заявляю: нет! Я — интернационалист. Я даже больше интернационалист, чем те, кто хочет дать моим словам юридическую оценку», — заявил кандидат на специально собранной по данному поводу пресс-конференции.

Вообще-то, в политике давно известно, что лучший способ защиты — нападение. И хороший скандал никогда еще не вредил пиару. Этим приемом политики старой гвардии многократно пользовались. Но в данном случае просматривается явный перебор. Возможно, это возрастное? Старая гвардия часто стала путать берега, считая, видимо, что былые заслуги дают ей некую индульгенцию от критического восприятия даже самых дерзких высказываний. А потом следуют оправдания. Однако, как говорится, слово не воробей. Тем более оно высказано на родном для кандидата языке и трактовать его «неправильно» оте- чественным журналистам трудновато.

И даже если Бекназарову удалось убедить кого-то на пресс-конференции, то поверят ли теперь ему избиратели, втянутые в обсуждение данной темы в соцсетях и выразившие явное несогласие с позицией кандидата в президенты страны? Похоже, политик совершил серьезную ошибку в самом начале пути. Но, может, он теперь хотя бы научится формулировать свои мысли так, чтобы в них не было разночтений? Тем более что это одно из самых важных требований к главе страны!

БУКВАЛЬНО НА СЛЕДУЮЩИЙ день после завершения приема документов от претендентов появился первый «сбитый летчик» — пенсионер Анвар Сартаев официально снял свою кандидатуру с президентской гонки. Непроходимым для кандидата стал пресловутый залоговый барьер в 1 миллион сомов.

Чтобы сохранить лицо, Сартаев заявил, что якобы не хочет принимать участия в откровенном нарушении Конституции. То есть он усмотрел противоречие ст. 62 Основного закона страны с частью, гарантирующей права граждан, изъявивших желание баллотироваться на пост президента: «Залог в 1 млн. сомов лишает «немиллионеров» возможности участвовать в предвыборной гонке… Эта норма принята нашим парламентом для лоббирования собственных интересов. Поэтому я принял решение не участвовать в выборах, где уже изначально идет нарушение закона», — заявил Анвар Сартаев. Как будто до сдачи документов в ЦИК законы были иными.

Ну а нам остается констатировать, что вышеупомянутый «барьер» работает и освободит электорат от слишком уж широкомасштабного выбора, так как данный кандидат далеко не единственный, кому не по силам предъявить ЦИК обозначенную залоговую сумму. Как бы то ни было, кандидаты вышли на новый уровень президентской гонки. Следим внимательно.

Татьяна ПОПОВА.






Добавить комментарий