Пример служения стране и народу

Случилось так, что этим летом я с удовольствием читал воспоминания и книги наших известных политических и государственных деятелей, жизнь которых протекала как в условиях СССР, так и независимого Кыргызстана. Причиной тому явилось не просто желание, как говорится, «убить время», а серьезное намерение осмыслить их деятельность и уроки жизни в контексте становления независимости страны. В этом смысле я уже опубликовал эссе, посвященные А. Муралиеву и И. Абдуразакову. Теперь настал черед рассказать о жизни и деятельности бывших премьер-министров Апаса Джумагулова и Турсунбека Чынгышева на фоне их автобиографий.

Почему их жизнь и деятельность рассматриваются вместе? Потому что при всей несхожести внешнего облика и биографий у них обнаруживается, если внимательно изучить, много общего: оба родились в сельской местности близ города (А. Джумагулов в селе Кок-Джар Аламединского района, Т. Чынгышев в Барскооне Джеты-Огузского района), учились сначала в родном айыле, затем в другом и окончили школу в городе: А. Джумагулов — во Фрунзе, Т. Чынгышев — в Пржевальске. Оба обучались специальности хозяйственника: А. Джумагулов окончил Московский институт нефти и газа, Т. Чынгышев — сперва автодорожный техникум во Фрунзе, впоследствии — экономический факультет Киргосуниверситета. Оба женились в молодости на славянках, начинали трудовую деятельность на производстве: А. Джумагулов 14 лет проработал в одном месте — в Кочкор-Ате в производственном объединении «Кыргызнефть», Т. Чынгышев сначала работал по специальности в Сары-Джазе, затем служил в рядах Советской Армии в Калининградской области, оказавшись среди тех танкистов, кто в 1968 году усмирил «Пражскую весну». После армии по настоянию комсомольских органов работал там же, в Калининграде, комсоргом на заводе. В дальнейшем его жизнь надолго (10 лет) была связана с Токтогульской ГЭС — сначала как секретаря комитета комсомола, затем секретаря парткома и, наконец, первого секретаря горкома партии Каракуля, когда рабочий поселок был преобразован в город. Таким образом, оба получили достаточно богатую производственную и управленческую закалку рано, еще в молодости.

Потом произошел важный перелом в их трудовой карьере: обоих забрали в ЦК Компартии Киргизии на руководящую должность заведующего отделом, причем в один и тот же отдел, связанный с промышленностью, строительством и энергетикой. Впоследствии А. Джумагулов стал секретарем ЦК, первым секретарем Иссык-Кульского обкома партии, а Т. Чынгышев — первым секретарем Токмокского горкома.

Символично также, что А. Джумагулов, возглавив Совет Министров Киргизской ССР в 1986-1990 годах, передал руль главы правительства суверенного Кыргызстана Н. Исанову, после трагической смерти которого в начале 1992 года первым премьер-министром уже независимой страны стал Т. Чынгышев. В результате знаменитого «золотого» скандала в Жогорку Кенеше в декабре 1993 года Т. Чынгышев ушел в отставку, и на его место вновь вернулся А. Джумагулов, проработав до того три года акимом Чуйской области. Парадоксально, что после отставки Т. Чынгышеву предлагали должность посла Кыргызстана в Германии, но он из-за интриги в «Белом доме», отказался, А. Джумагулов же благополучно работал на этой должности несколько лет после своей отставки с поста премьер-министра в 1998 году.

Таково внешнее сходство биографий, описанных в книгах А. Джумагулова «Что отдано взамен» и Т. Чынгышева «Воспоминания: события, люди» и изданных, к слову, одним и тем же издательством «Бийиктик» с посвящением родителям. Кроме того, есть еще один момент. В конце своей книги Т. Чынгышев пишет: «Работая над книгой, я вновь и вновь перечитывал «Сравнительные жизнеописания» Плутарха». Что же, следуя опыту великого древнегреческого историка, перелистаем автобиографии А. Джумагулова и Т. Чынгышева, не вдаваясь, конечно, в подробности и стремясь главным образом постичь уроки из их жизни и деятельности.

Начну, конечно, с книги А. Джумагулова как старшего по возрасту и дважды занимавшего пост премьер-министра. «Детство мое и юность были суровыми, но именно эти годы научили меня ценить добро и труд. Многое во мне было заложено именно тогда — черты характера, навыки работы, отношение к делу», — отмечает А. Джумагулов. А родился и вырос он в бедной семье. Отец — фронтовик, мать — круглая сирота. «О матери писать мне трудно, — исповедуется А. Джумагулов. — Она была для нас наивысшим образцом во всем. Если есть у меня такие качества, как вежливость, сдержанность, стойкость, отзывчивость, то благодаря ей».

Сам он рано приобщился к труду, занимаясь домашними делами и сельхозработой в колхозе. Окончив в 1949 году семилетку в айыле, приехал в столицу, чтобы продолжить учебу в знаменитой школе-интернате №5, где воспитателем был незабвенный М. Рудаков.

Учеба в Московском институте нефти и газа имени академика И. Губкина «запомнилась на всю жизнь, была она трудной, но счастливой. Я был в институте единственным студентом из Киргизии», — вспоминает А. Джумагулов. Там он успешно сочетает учебу с лаборантской работой, публикует свои первые научные статьи в солидных журналах и сборниках. Поэтому его оставляют работать в институте, но тоска по родной земле и родителям вынуждает его вернуться в Киргизию.

Так он оказался в Кочкор-Ате, где за 14 лет прошел путь от главного геолога промысла Чангыр-Таш до главного инженера объединения. Именно здесь ему пришлось освоить все азы и нюансы производства, получить навыки и секреты искусства управления людьми, обладать умением преодолевать трудности. Поэтому его хотят перевести в обком, а затем в ЦК партии, но он упорно отказывается, говоря, что его стихия — «исключительно и только производство», а не партийная работа. Но Т. Усубалиев своим авторитетом сломает его, вынудив согласиться работать заведующим промышленно-транспортным отделом ЦК.

О своей работе в партийных органах республики А. Джумагулов подробно, может быть, излишне, пишет в главах «Роль и место Компартии Киргизии в стратегии развития экономики республики», «На благородной иссык-кульской земле». Насчет стратегии следует, по-видимому, сомневаться, ибо в условиях СССР любая стратегия определялась, как известно, в Москве, а республики обязаны были беспрекословно исполнить то, что решил всесильный центр. Таков был общественно-политический и государственный строй СССР, о чем сам А. Джумагулов красноречиво повествует в главе «Встречи в ЦК КПСС», тонко и метко описывая нравы московских партийных функционеров в отношении кадров из национальных республик. Из его воспоминаний, посвященных советскому периоду, наибольший интерес представляют главы «Последние пятилетки» (взгляд коммуниста на развал СССР), «События в Баткене и Бишкеке», «Уроки ошских событий», «Выборы президента республики». В тот период (1986-1990) он работал на чрезвычайно важном посту председателя Совета Министров Киргизской ССР, беря на себя основное бремя трудностей и вызывая огонь критики, вызванной совершенно новыми обстоятельствами демократизации и гласности. Я, как свидетель событий тех лет, могу засвидетельствовать, что А. Джумагулов всегда был на переднем крае, честно и компетентно действовал в самых трудных и критических ситуациях.

Особняком стоит одна страница из биографии А. Джумагулова. Речь идет об его участии в президентских выборах 1990 года, о чем объективно говорится в специальной главе его воспоминаний. Тогда для победы ему не хватило 15 голосов из 350 депутатов (а А. Масалиеву — всего 4). В результате президентом стал Аскар Акаев. Вскоре после этого А. Джумагулов добровольно ушел в отставку с поста председателя правительства и возглавил вновь образованную Чуйскую область — родную для него, где он по-прежнему показал прекрасные качества руководителя.

В том переломном для судьбы Кыргызстана году я впервые познакомился с Т. Чынгышевым в стенах Жогорку Кенеша, когда мы оба были избраны депутатами, стали членами объединения «За демократическое обновление, за гражданское согласие». Хотя он ранее достаточно долго находился на комсомольско-партийной работе, быстро переориентировался в обстановке, чутко уловив перемену в настроениях общества в сторону демократии. В 1991 году его назначили на пост госсекретаря (вице-премьер-министра) по социальным вопросам в правительстве Н. Исанова, он стал моим куратором (я был министром печати и информации), через год возглавил правительство, а я стал его заместителем по социальной политике. Таким образом, как в парламенте, так и в исполнительной власти мы оказались в одной команде.

Это было самое трудное время, когда Кыргызстан, только встав на путь суверенитета и независимости, плыл в неизвестное, обусловленное разрывом связей с бывшими союзными рес-публиками. К тому же для него, как бывшего дорожника и производственника, порученная ему социальная сфера (наука, образование, печать, культура, здравоохранение и др.) была совершенно новой. Поэтому его поджидали определенные сложности, о чем в своей книге упоминает он сам.

Но вскоре после пресловутого ГКЧП Т. Чынгышев уехал в Москву, став от нашей республики членом Комитета по оперативному управлению народным хозяйством СССР, рьяно и решительно защитив интересы родного Кыргызстана и вместе с тем искренне выступая за сохранение Союза, хотя бы экономического. 10 февраля 1992 года было образовано новое правительство во главе с ним. К тому моменту Россия отпустила цены на свободу, пошла по пути «шоковой терапии». У нас накопились колоссальные, небывалые трудности. Например, запаса хлебо-продуктов хватило бы тогда лишь на несколько недель, о чем бурно шла речь на сессии Жогорку Кенеша. Даже я, поставленный на должность вице-премьер-министра по социальным вопросам, по поручению А. Акаева поехал в Алма-Ату, чтобы вручить его письмо Н. Назарбаеву и С. Терещенко (премьер-министру Казахстана) с просьбой помочь пшеницей. Тем временем произошло сильнейшее землетрясение, охватившее Суусамырскую долину, Токтогульский район и Таласскую область. В результате были человеческие жертвы и многочисленные разрушения социальных объектов и жилых домов. К ним добавились ошибки и просчеты субъективного характера: кураторство правоохранительными органами и предпринимательством А. Акаев отдал вице-президенту Ф. Кулову, а Фонд госимущества вывели из подчинения правительства, передав в ведение Жогорку Кенеша. Одновременно существовал так называемый Комитет по реконструкции и развитию экономики Кыргызстана во главе с небезызвестным аферистом Б. Бирштейном, учрежденный Указом А. Акаева. Иными словами, правительство Т. Чынгышева было лишено серьезных полномочий, не смогло работать полноценно, поскольку действовали параллельные органы и структуры власти.

Несмотря на это, Т. Чынгышев и его правительство сделали все, что было в их силах, для выживания страны, стабилизации ее экономики, социальной защиты населения. В этом помогли прежде всего поиск внутренних ресурсов страны и скорейшее установление торгово-экономических и гуманитарных связей со странами ближнего и дальнего зарубежья, с такими авторитетными международными финансовыми организациями, как МВФ, Всемирный банк и Азиатский банк развития. Компасом и ориентиром при этом стала разработанная самим правительством программа экономических реформ на 1992-1993 годы, одобренная Жогорку Кенешем.

Среди заслуг Т. Чынгышева как премьер-министра следует отметить планомерное, целенаправленное, глубоко продуманное введение в 1993 году национальной валюты (он был председателем комитета по введению сома) и заключение генерального соглашения по Кумтору с канадской корпорацией «Камеко». Если первое дело, вызвавшее вначале немало споров и дискуссий в Жогорку Кенеше, воспринято впоследствии с удовлетворением, то последний проект, полезный с точки зрения экономики страны, превратился в предмет политических баталий и скандального разбирательства, стал причиной отставки Т. Чынгышева и его правительства после рассмотрения вопроса в Жогорку Кенеше 15 декабря 1993 года. Я был свидетелем этого события, будучи уже акимом Ошской области. Как справедливо отмечает Т. Чынгышев, тогда Жогорку Кенеш принял решение о недоверии его правительству в нарушение Конституции и своего регламента, тем более в отсутствие самого премьер-министра, без его выступления перед голосованием.

Президент А. Акаев, дважды выступавший в мае в поддержку Т. Чынгышева во время введения сома, на сей раз бесстрастно сидел, словно вопрос его не касается, хотя сам был инициатором заключения того контракта. После случившегося Т. Чынгышев молча ушел из публичной политики ради спокойствия в стране, хотя мог бы добиться рассмотрения вопроса о неконституционности своей отставки в Конституционном суде. Так преждевременно оборвалась политическая карьера честного, прямого, принципиального человека, которому тогда исполнился лишь 51 год. Вся подоплека и подноготная этих событий честно и подробно рассказаны в его книге.

Как уже говорилось, его место вновь занял А. Джумагулов — человек гибкий, многоопытный, умеющий наладить хорошие связи как со старыми товарищами, так и с молодыми депутатами. Он уверенно вел руль нового правительства, куда прагматично включил и опытные, и молодые кадры, добивался компромисса по проекту «Кумтор» и ратификации его в парламенте, стабилизировал экономику и вывел ее на траекторию роста в 1995-1997 годах, весной 1998-го опять ушел в отставку. Как говорится, «мавр сделал свое дело, мавр может уходить». Обо всем этом А. Джумагулов досконально повествует во второй части своей книги, охватывая также широкий контекст — причины и последствия распада СССР, торгово-экономические и финансовые отношения Кыргызстана с СНГ и международными сообществом. Наибольшую ценность представляет, как мне кажется, заключительная часть книги, названная «Проблемы экономической безопасности». В ней как бы обобщенно и всесторонне рассматриваются все проблемы и аспекты нынешней экономики, ее перспективы и возможные сценарии развития, содержатся крайне важные предостережения и рекомендации по недопущению негативных явлений. Эти размышления и советы аксакала, продиктованные искренним желанием помочь стране, следовало бы воспринять как завет для молодых и будущих поколений.

В конце хочу отметить стиль повествования А. Джумагулова и Т. Чынгышева. Последний чистосердечно пишет: «Надеюсь, при его оценке вы сделаете скидку на то, что автор не является ни журналистом, ни писателем. Конечно же, был вариант, как это делают некоторые, отдать рукопись литераторам, чтобы они, так сказать, художественно оформили написанное. Но тогда это были бы не мои воспоминания». Он прав: его воспоминания очень честны, искренни, исповедальны, этим и интересны. Из его книги я открыл для себя и другое: оказывается, внешне солидный, серьезный, всегда принципиальный в делах Т. Чынгышев неплохо знает мировую художественную литературу и философию, часто цитирует классиков не ради красного словца, а к месту и удачно.

Иначе построена книга А. Джумагулова. Ее первая часть, особенно главы о детстве и юности, задушевна, лирична, живописна, но разделы, посвященные трудовой и политической карьере, носят строго документальный, а последняя, заключительная часть — даже теоретический характер. И это не случайно: А. Джумагулов, помимо всего, — доктор геолого-минералогических наук, лауреат Государственной премии республики в области науки и техники.

В целом жизнь и деятельность А. Джумагулова и Т. Чынгышева — яркий образец того, как надо служить своей стране, своему народу. Жаль только, что не всегда по достоинству оценивается труд таких людей. Иначе можно было бы использовать их советы и рекомендации в делах государства, создав при Президенте, Жогорку Кенеше или правительстве какой-то консультативный совет, подобный совету мудрецов в некоторых странах.

Абдыганы ЭРКЕБАЕВ, академик НАН Кыргызской Республики.

"СК"

Издательский дом "Слово Кыргызстана"

Добавить комментарий