Манас-ордо — ордо кыргызской славы

«Манас — это наша путеводная звезда, которая помогает нам найти свой путь жизни».
А. Атамбаев

go site Отечество. Оно и в колыбельном прошлом, и опора в грядущем. Оно навсегда в сердце. И щит наш, и мать. И росой тебя умоет, и улицей знакомой проводит, и плечо вовремя подставит, зная, что и на тебя сможет опереться в трудную минуту.

Отечество мое… Сейчас оно передо мной, сотканное из встреч, воспоминаний. Я вновь и вновь иду вслед за строчками, оставленными о Родине моими товарищами по перу и выпестованными в сердцах тех, кто стремится поведать о красоте своего края, народа, кто умеет увидеть необыкновенное, кого волнует история родного края, района, села, айыла. Давайте пройдемся по нашему знакомому дому, Родине… Всякий раз я иду по нему словно в первые.

Справедливо сказано: судьба человека прекрасна, если она кровно связана с судьбами народа и Отечества. И в наши общие, истинно всенародные праздники, как и в суровые дни испытаний, с особой силой ощущаешь, как созвучно бьется сердце с сердцем Родины.

Наш суверенитет скреплен кровью, добыт в боях. С ним мы сроднились навеки. И хочется преклонить голову перед тобой, Манас-ордо, ордо кыргызской славы. И кланяюсь тебе, Кыргызстан, древний, нестареющий, строящийся, а потому вечно юный!

Поверил и я в тебя, как в собственную речь, как в луну и солнце, в колосящуюся рожь и звезды, как в голос родной матери и рукопожатие верного друга. Поверил я в мой народ. И не вчера это случилось. Столетиями складывалась наша независимость. Об этом оставили свидетельства Манас и 40 витязей его, Семетей и Сейтек, Барсбек и Курманбек, Эр Тайлак и Эр Табылды, Байтик и Шабдан. И, конечно же, Чингиз Айтматов, исходивший нашу землю вдоль и поперек и где-то у яркого костра увидевший глазами Толгонай апа серебристую полосу дороги соломщика. И пусть она, олицетворяя бессмертный труд хлебороба во имя бесконечной жизни на земле, превратится в благословенный звездный путь нашей Родины.

Я преклоняюсь перед певучим словом Алыкула Осмонова и Аалы Токомбаева, васильковым утром Жоомарта Боконбаева и раскатами громов Омора Султанова — перед всей кыргызской речью, языком, на котором говорил и думал Чингиз Айтматов.

Трудной дорогой шла наша страна к величию. Здесь, где высится земля Караульной горы, собирал свои силы кыргызский народ, именно здесь встает во весь свой рост исполинская фигура Манаса Великодушного. И я никогда не забуду ту августовскую ночь. Сверкали бликами в недоступной небесной высоте сине-белые снега пика Манаса. Со всех концов республики пришли люди, чтобы услышать величественную оперу «Манас».

…Смолилась ночь. Было до жути тихо. И вдруг эту тишину, затаившуюся во мне, тронули звуки. Они нарастали, торжественные и грозные. Пытаясь понять, что же воскресило мою память, я прикрыл глаза и мысленно увидел сияющий огнями концертный зал Манас-ордо. Теплый бархат ночи был богато расшит национальным орнаментом, украшен серебром огней, в сумраке стремительно катились волны Таш-Арыка, словно желая излиться в синюю вечность. Все вокруг выглядит сказочно: и голубой огонь, рожденный силой падения воды, и дирижер в строгом фраке, который, как волшебник, изменяет лицо зрителя, внешне спокойный, но уверенный в силе искусства.

Героическая опера «Манас» сметала стены музея, звала под это небо и ночной птицей плыла музыка над гумбезом Манаса и Таласским хребтом, над ущельем Беш-Таш и красной гладкой стеной огромной горы Эчкилик. Гремят литавры, поют скрипки и виолончели — весь инструментальный каскад симфонического оркестра. Несется, волнует сердца голос гигантского хора, провозглашающего здравицу делу Манаса. «Расчлененный народ воедино собрал. Раздробленный народ в одно тело спаял!»

И сорок первый пришел зовущим: «Вставайте, народы! Пусть осеняет вас знамя наших великих предков! Помните, что вы обороняете нашу Родину, выполняете благое дело — освобождение мира от коричневой коросты. Кыргызстан, приказывает тебе потомок Манаса: мсти за разграбленный дом твоей общей Родины». И над заснеженной Москвой, у разъезда Дубосеково, легендой прозвучал подвиг 28 панфиловцев. Запомним навсегда эти хмурые, опаленные пламенем неравного боя лица героев и честный, простой, как небо Родины, взор генерала Панфилова.

Грозен и прекрасен летчик Исмаил Таранчиев, который крылатым телом, как кинжалом, бил в гущу вражеской колонны. Бессмертен образ пулеметчика Джумаша Асаналиева, который окруженный фашистами, весь израненный, без единого патрона, когда гитлеровцы подошли вплотную, взорвал в руках гранату… Созвездия надо бы называть именами этих людей, смертью поправших смерть!

Там, в аду несмолкающего боя, стояли они плотным строем, один к одному, как звенья в железной кольчуге Манаса. Весь свет дивится нынче закалке и прочности этой брони, о которую разбивались свирепые валы вражеского нашествия. Им было невдомек, что кыргызы открыли источник мужества, нашли небесный дар, который не гибнет от пуль, не тонет в воде, не сгибается под плетьми, не подвластен течению времени, — уникальный дастан, «Манас», национальное творение.

Вот сапер Идрис Кадыркулов, который голыми руками на ощупь в сыпучих сугробах по пояс расчищал перед штурмом поле, когда разбило осколком его миноискатель. Вот, приколов, как реликвию, поверх телогрейки клочок кольчуги своего пращура, Асанбек Оторбаев бросился, обвязанный гранатами, под грохочущее и ненавистное чудовище.

Не битая чужим сапогом роса заиграла с первым лучом солнца на клеверах и разнотравье Таласа. Кара-бууринскя равнина светилась радостью и будто пела, наполняя душу ачарованием восходящего дня. И все-таки что-то не давало покоя, застилало красу, уводило в даль мысли. И вдруг перед глазами — меловый откос Дона, Чолпонбай Тюлебердиев… Земли Таласа сын, герой. И видится он мне совсем не парнишкой — грозным витязем Манаса, вступившим в борьбу за земли свои и рассветы. Физическая гибель на вражеском дзоте стала высокой победой человеческого духа. «Кто скажет, что он амбразуру закрыл и умер у огненной дверцы? Он родину сердцем своим защитил, простым человеческим сердцем».

Готовя в лагере у реки Шамшы губительное для войск казахского хана Кененсары Касымова контрнаступление, могущественный предводитель Чынгыш баатыр говорил: «Черная речка станет для нас так же знаменита, как чернь Сунга, на берегах которой погибли бесчисленные полчища тюрков…»

Культ героев, погибших за свободу Родины, мы по-особенному чтим. Нам память навсегда — Манас-ордо, мать-земля, из коей мы проклюнулись ростком. Наши далекие предки никогда не были завоевателями, но они были бесстрашными и мужественными защитниками своей земли.

Прикосновение к прошлому. Смотрит с пьедестала Абдыкерим Сыдыков, возвращает к далекому времени: «4 июня 1922 года победила идея кыргызской государственности». Да, не был он таким, как иногда хотят его представить, необузданным. Национальным лидером был он и нежным семьянином и слово умел облечь в огонь. Недаром соратники называли его Манасом. Вдумываясь в это, мы поражаемся стойкости этого великого человека. Зная о грозящей ему опасности, он твердо проводил линию на укрепление кыргызской государственности, был первопроходцем и «пал жертвой» на этом пути. Он мечтал пробудить чувства у лишенных света. И он навсегда остался среди людей, глазам которым прибавил зоркости, сердцам — мужества, разуму — дерзанья, духу — непреклонности. «Помните павших за ваше счастье, чтите их идеи, учитесь любить, бороться и побеждать, верьте в светлое, чистое…» — будто слышится его голос.

И улицы, и люди, и автобусы замрут сейчас. Прикосновение к великой жизни отца-основателя кыргызской государственности.

И опять прикосновение к прошлому. Вот фотография, 20-е годы прошлого века. Юный Юсуп Абдрахманов склонил голову над картой национально-государственного размежевания Туркестана и предлагает создание единой Кыргызско-Каракалпакской автономии от Иссык-Куля до Аральского моря. Но партийные функционеры сталинского времени выступили против. И тут ему на помощь пришел легендарный герой: «Нас объединяет эпос о Манасе. О нем рассказывают во всех уездах горной страны».

Эпический аргумент выдающегося политика, прирожденного манасоведа оказался решающим. Сначала была образована автономная область, затем республика. Мне видится, что новый манасчи уже суверенного Кыргызстана продолжит эпические традиции предков и легендарными героями его сказания станут Абдыкерим Сыдыков, Юсуп Абдрахманов и их соратники. Им довелось в начале XX века вновь зажечь светоч надежды нашего пращура — Манаса Великодушного. Возрождая в своих сердцах дух Манаса, они возрождали дух нации.

Ни звука на поле славы Манас-ордо, но поверни немного в сторону — и услышишь рвущиеся из земли удары сердца, увидишь нерушимый гумбез Манаса у огромной Караульной горы. Его насыпали пригоршнями час за часом, день за днем, из века в век, и он поднялся окрест поля славы кыргызской. «И стоит Манас на земле, как стоял. И облака над ним так же плывут, все те же облака».

Времена, как ветры, будут гнать волны поколений, меняющих друг друга, и в этом круге — вечность кыргызского народа. И небо страны оглашает песня манасчи-птицы: «Да умножатся потомки великого Манаса, да прогремит слава их по всей Вселенной! Да хранят тебя небеса, мой свободный Кыргызстан!»

Калыс ИШИМКАНОВ.

"СК"

Издательский дом "Слово Кыргызстана"

Добавить комментарий