Main Menu

Дайте дорогу к власти, Молодежь и революции

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Понимала ли молодежь ценности кыргызских революций, была ли их субъектом или оказалась в роли марионеток? За что боролись молодые кыргызстанцы? Как не стать разменной монетой в политических играх? Как не дать себя одурачить? Как не оказаться «пушечным мясом» новых революций?
Эти и другие вопросы были вынесены на «круглый стол» в «Слове Кыргызстана», организованный совместно с Polit.kg.
В дискуссиях участвовали Адиль Назаров (молодежное политическое движение «Ынтымак»), Мавлян Аскарбеков, Айбек Мырза (молодежное политическое движение «Эркин эл»), Джанболот Абдыкалыков, Валерий Косых, Наргиза Ажибаева, Ширин Бакытова, Жоомарт Тенизбаев, Бактияр Калпаев (молодежное крыло партии «Республика»), Дмитрий Евлашков («Российская газета»), Сергей Сидоров («Слово Кыргызстана») и др. Ведущий — редактор POLIT.KG Аркадий Гладилов.

А. Гладилов: Давайте начнем с вопроса: понимала ли молодежь политические цели и задачи, которые стояли 24 марта 2005 года и 7 апреля 2010-го?
В. Косых: Ничего в мире не происходит напрасно. И то, что произошло, все прекрасно понимали и осознавали. Они знали, что с этим уже нельзя мириться. Чаша терпения была переполнена.
А. Гладилов: Некоторые политики заявляют, что на площади были не революционеры, а бомжи, подкупленные люди и так далее.
А. Назаров: Что может произойти, если температура воды дошла до кипения? Сумеете ли вы утаить пар внутри чайника? Я думаю, нет. 70-80% нашего населения — социально незащищенные люди, они не от хорошей жизни уезжают в Россию. Надежды после первой революции были очень большие, мы ожидали от Бакиева, что он станет вторым Саакашвили. Потом вторая революция. Я сам революционер, 7 апреля был на передовой, если так можно сказать. Рядом со мной погибали люди, причем приличные и хорошо одетые интеллигенты. Это не были напившиеся или подкупленные бомжи.
Однако мы и по сей день не видим долгожданных реформ в МВД, прокуратуре, судебной системе. Продолжают свой ход коррупционные и финансовые потоки. Если реформы не произойдут, волнения не прекратятся. Мы хотим жить в процветающем государстве. Под боком — Грузия, где в результате реформ, в том числе в МВД, все меняется в лучшую сторону. И мы тоже хотим, чтоб наши дети жили в нормальном государстве, чтобы прекратилась коррупция в системах образования и здравоохранения.
Д. Евлашков: На реформы в Грузии было потрачено $ 8-9 миллиардов, полученных из-за рубежа, и если бы Кыргызстану кто-то дал такие деньги, не исключено, что такие изменения произошли бы и у нас.
А. Назаров: Кыргызский народ всегда любил справедливое правление. У нас испокон веков было родоплеменное деление и все беспрекословно подчинялись бию — верховному правителю. А он в свою очередь не бросал свой народ, не убегал с отарами овец, а заботился о его благосостоянии. И сейчас должен прийти пассионарий, который будет болеть душой за свой народ, а потребуется, и жизнь отдаст за его процветание. Если же люди увидят, что он ворует, как предыдущий правитель, они ему не подчинятся.
А. Гладилов: А есть такой человек сегодня?
А. Назаров: Вы знаете, в 1916-м и в 1937 годах основная наша элита была просто мягко убрана. И, как сейчас говорит моя бабушка, которой уже под 100 лет: «Сейчас среди молодежи просыпается та часть элиты, которая должна сделать это».
М. Аскарбеков: Я окончил Академию управления при Президенте с красным дипломом, побывал и учился во многих странах. Осознанно ходил на восстания в 2005-м и в 2010-м, потому что не хочу жить в такой стране, где убивают и грабят. Это к вопросу о том, что в событиях якобы принимали участие маргиналы, бомжи, напившаяся и обкурившаяся молодежь.
Вообще цель революции — это смена поколений, лиц, которые управляют государством. А у нас одни и те же приходят к власти, сменяя друг друга. Пока не будет эволюционной смены политэлиты, никаких изменений не произойдет. Отличие нас, молодежи, от тех же Атамбаева, Отунбаевой или Бабанова в том, что они очень хорошие исполнители. Октябрята исполняли то, что скажут пионеры, пионеры — то, что скажет комсомол, комсомол исполнял приказ ЦК КПСС. А мы — люди нового поколения и новой формации, мы независимы, свободно говорим и думаем.
С. Сидоров: Во-первых, я ничего плохого не вижу в октябрятах, пионерах и комсомоле. Если бы сегодня все эти молодежные организации существовали, вам было бы намного легче претворять свои идеи в жизнь. Во-вторых, все лидеры наших молодежных движений умеют очень красиво говорить. Не считаю это недостатком, но в то же время ваша работа сводится лишь к тому, что вы критикуете и эту, и ту власть, но ничего конкретного не предпринимаете для претворения своих идей.
А. Гладилов: Готово ли нынешнее поколение взять на себя управление государством и нести за это ответственность?
Н. Ажибаева: Утверждать, что молодежь всегда выступала инструментом и ее использовали, неправильно. Если говорить конкретно обо мне, то революция 2010 года сыграла судьбоносную роль в моей жизни. До этого я работала в частной компании, занималась маркетингом и никогда не интересовалась общественно-политическими делами. Но апрельские события заставили меня оставить эту работу и заняться молодежными проектами. Я хотела бы акцентировать внимание на том, что в первую очередь мы не должны обвинять всех окружающих в том, что они коррупционеры и так далее. Нужно научиться отвечать за себя, добросовестно делать свою работу, не нарушать правила дорожного движения, выбрасывать мусор в урны, помогать старикам, хорошо учиться, не давать взятки, не «разводить»… Начните с себя, и вы увидите, как все изменится не только в городе, но и в целом по стране.
А. Гладилов: Это пожелание. А может ли молодежь сегодня взять на себя какие-то управленческие функции?
Н. Ажибаева: Нужно делать все последовательно, не претендовать сразу на высокие посты, кричать, митинговать и так далее, отучиться и получить хорошее образование, набираться опыта. В отличие от молодежных крыльев других партий мы создаем для юношей и девушек такую площадку, где они могут развивать свой потенциал, помогаем расти в образовательном плане, творческом, при этом не навязывая им политику.
А. Мырза: Сегодня молодежь, в том числе наше движение «Эркин эл», стремится создать независимую политическую силу. Нас неоднократно приглашали во многие партии, но мы категорически отказывались.
А. Гладилов: Почему?
А. Мырза: Потому что не хотим быть марионетками. Проблема в том, что до сих пор молодежь страны не была единой независимой командой. Определенная ее часть финансируется Западом и лоббирует его интересы. Мы же за национальный интерес, поэтому назвали свое движение «Эркин эл», что в переводе означает «свободный народ». Нас уже узнают и нам доверяют. Вот пример с незаконным захватом участков в Бишкеке: мы вернули городу 5 гектаров земли возле парка им. Ататюрка, смогли защитить честь гражданина нашей республики (в конфликте с гражданином Турции), добились отстранения трех судей от занимаемых должностей. Все это говорит о том, что мы умеем работать.
А. Гладилов: Я знаю много хороших молодежных движений, активны молодежные крылья «Ар-Намыса», «Республики», СДПК. Почему бы вам всем не объединить усилия?
А. Мырза: Мы объединим усилия только с теми организациями, которые ни от кого не зависят. Если молодежные крылья политических партий покинут свои места и скажут, что они свободны, мы сможем создать вместе развивающуюся страну.
А. Гладилов: Какой должна быть политика молодежных организаций, чтоб не стать предметом для манипуляций, чтобы ни от кого не зависеть?
А. Назаров: Сегодня молодежные организации, в том числе и наша, занимаются социальными проектами. Последний, осуществляемый совместно с Министерством соцразвития, называется «Бомж». Мы начали снимать социальные ролики, в которых хотим показать общественности, что часто заботимся о кошках и собаках больше, чем о людях. Второй проект направлен на борьбу с семейным насилием над детьми. Недавно организовали дискуссии о реформировании избирательной системы, на очереди «круглый стол» на тему слишком высоких ставок кредитов.
А. Гладилов: Вы можете даже процентные ставки регулировать?
А. Назаров: Процентные ставки, как вы знаете, регулируются денежно-кредитной политикой государства, в конкретном  случае — Национальным банком. Но так должно быть в идеале. Мы, конечно, далеки от этого.
(Окончание. Начало на стр. 5)
М. Аскарбеков: К вопросу о том, что мы якобы ничего не делаем. Все вы знаете, что в 2009 году Максимом Бакиевым был введен паспорт технического средства. От полутора до двух тысяч сомов люди должны были просто так отдать, чтобы получить второй аналогичный техпаспорт, который никому не нужен. В 2010 году благодаря нашим акциям ПТС отменили. Не это ли работа и результат? Мы смогли добиться отмены ввода полицейских ОБСЕ. Лично я ездил в Ош и устраивал там акции. Сейчас боремся с деструктивными сектами.
А. Гладилов: Значит, вы считаете, что это функции молодежных организаций?
М. Аскарбеков: Нет, это не наши функции. Но мы работаем, а не просто критикуем.
Еще одно доказательство — история со строительством биолаборатории. Мы смогли организовать общественное движение и заблокировать проект.
А. Гладилов: Как вы оцениваете тот факт, что полноценных следственных процессов по мартовским, апрельским, особенно по июньским событиям так и не было проведено? О чем это говорит?
М. Аскарбеков: До тех пор, пока власть предержащие сами не покажут пример, как надо жить, что воровать нельзя, никаких реальных наказаний не будет.
А. Гладилов: А где взять других?
М. Аскарбеков: Акаев тоже говорил: вы покажите, кто достойнее меня, и Бакиев. Дело не в этом. Есть люди, которые хотят поднимать страну, живут ее чаяниями, но нет возможности им прийти во власть. Власть имущие никогда ее не отдадут, не скажут: «У нас не получилось, попробуйте теперь вы».
В. Косых: На мой взгляд, у политиков срабатывает эффект временщиков. Мы постоянно говорим о возможных революциях, сейчас уже о третьей — будет, не будет? О каких задачах должен думать политик, если он знает, что завтра может уйти. Это мешает всему. Вот говорят о бесплатной медицине, образовании, но давайте зададимся вопросом: а где взять на это средства? У нас большой дефицит бюджета, если мы будем думать о том, что вот опять весна, будет революция, то какие инвестиции к нам потекут? Нужно созидать, создавать, и той же власти стоит подумать, что изменения уже произошли, теперь задача — развиваться в русле политической стабильности.
Д. Абдыкалыков: Тот факт, что вы, молодежь, находите в себе силы пробивать и лоббировать определенные инициативы и проекты, — это замечательно! А вот твердить: «Мы, мы, мы» не надо. Не нужно говорить, следует доказывать свою позицию на деле, а люди сами всё увидят. Сейчас во власти находится политическая элита 1980-х, политэлиты 1990-х и 2000-х практически нет. Что такое молодежь? Я определяю это как временное понятие: вчера-сегодня-завтра. Вы вчера или вы завтра? Вы только сегодня. Завтра вы уже не будете молодежью. Политэлита, которая сейчас во власти, дает немало поводов для критики. Но поймите одну вещь — это тоже только определенный момент времени, эта политэлита уйдет, и на ее место придете вы. Основная ваша задача — быть подготовленными, грамотными, знать теорию и практику управления. И когда на руководящую должность придет образованный молодой человек, будет замечательно. Молодежные крылья нынешних партий сейчас составляют те, кто возьмет на себя управление страной в будущем. Именно в партиях выращиваются кадры.
Н. Ажибаева: Хотелось бы ответить на вопрос: возможно ли революционным путем решить социально-экономические и политические проблемы молодежи? Раньше  трудность  была  в том, что отсутствовала политическая воля. Поэтому можно сказать, что две последние революции не оправдали своих целей. А сейчас политическая воля уже есть, например, закрытие игорных заведений — целиком и полностью гражданская инициатива. Люди сами предлагали конструктивные законопроекты. Правительство приняло закон, и он уже работает. Будь то молодежь или старшее поколение, мы должны в диалоговом русле сотрудничать с правительством, только тогда достигнем хороших результатов. Митинги, обливание друг друга грязью в СМИ — кому от этого будет хорошо?
А. Гладилов: То есть вы за эволюционный путь?
Н. Ажибаева: Да, стопроцентно.
Бактияр Калпаев: Переход после 7 апреля был одним из самых сложных в жизни нашей страны, но она выстояла, экономическое развитие продолжается. Приведу некоторые примеры. Правительство дает кредиты фермерам, повысилась заработная плата бюджетников, впервые в истории Кыргызстана премьер-министр отказался от кортежа…
Ж. Тенизбаев: То, что сегодня оппозиция требует отставки правительства по прошествии только 100 дней работы, — неправильно. Нужно дать ему время, а потом уже оценивать.
А. Гладилов: Но часто говорится и о том, что во власти остались  те же лица, которые были раньше. Разве те, кто не работал, а лишь числился в прошлых правительствах, могут эффективно работать сейчас?
Б. Калпаев: Изменилась сама форма правления. Раньше была президентско-парламентская республика, а теперь парламент контролирует действия кабмина, и мы, конечно, должны давать оценку их деятельности, но нужно больше времени, чтобы сделать выводы, хотя бы год.
Ш. Бакытова: Мы, молодые, не должны становиться революционными фанатиками, надо здраво мыслить, вникать в ситуацию и искать пути ее изменения. Давайте в течение этих пяти лет дадим возможность новой власти поработать. Учитывая прошлые ошибки, надо искать иные пути государственного управления. Давайте по крайней мере сохраним прецедент преемственности власти. Еще Платон говорил, что гражданин  должен  сотрудничать  с   государством, ведь оно является транслятором волеизъявления народа.
Н. Ажибаева: У каждого гражданина есть возможность участвовать в работе правительства и Жогорку Кенеша, только в мирном сотрудничестве достигаются положительные результаты. Ультимативно предъявлять какие-то требования, нарушать законодательство — тупиковый путь.
М. Аскарбеков: Хотелось бы спросить: эволюционным путем мы можем добиться смены поколений во власти?
Н. Ажибаева: Являясь молодежным крылом партии «Республика», мы открыты и с удовольствием приглашаем к сотрудничеству каждую новую политическую организацию. Раз мы патриоты своей страны, имеем свежие идеи, то должны объединяться вокруг этих идей и претендовать на власть в следующих парламентских выборах. Почему бы и нет?
М. Аскарбеков: Мы не ассоциируем себя ни с оппозиционерами, ни с властными структурами, мы позиционируем себя как новое поколение и не можем объединяться с кем-то на основе общей критики правительства. Для нас власть — это не самоцель, а механизм реализации нашей идеи. Она заключается в том, что мы не хотим жить в такой коррумпированной стране, где нет будущего. И по поводу эволюционного подхода к решению проблем — мы против революций, мы хотим, чтобы не за деньги, а за идеи и дела нам верили люди.

Дина РАИМБЕКОВА.






Related News

Диабет: новый подход — новые перспективы

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrint14 ноября — Всемирный день борьбы с сахарным диабетом. В преддверии этой даты в БишкекеRead More

Архивы — история будущего!

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintАрхивные документы — важнейшая часть культурного наследия всего человечества. Архивы — бесценное хранилище информации оRead More

Добавить комментарий