Рука, передающая солнце

8 сентября исполняется 74 года со дня гибели национального героя Чехословакии Юлиуса Фучика. Ему было всего 40 лет. Он дорог и близок нашему народу. Это первый из коммунистов Чехословакии, посетивший нашу страну, и «Интергельпо». Кстати, в 1930 году его выбрали почетным рабочим корреспондентом нашей газеты, называвшейся тогда «Советской Киргизией». (На фото: Юлиус Фучик с красноармейцами Киргизского национального дивизиона. 1930 год.)

На встрече с председателем палаты депутатов парламента Чешской Республики Яном Гамачеком в марте прошлого года Президент Алмазбек Атамбаев отметил, что посещение нашей страны чешской делегацией придаст дополнительную динамику развитию отношений между государствами. Сегодня уже решается вопрос о привлечении чешских инвесторов в строительство Верхне-Нарынского каскада ГЭС. Президент Алмазбек Атамбаев тогда также подчеркнул, что прочные основы дружественных отношений между народами двух стран заложены еще в годы советского становления республики.

…Пожелтевшие странички. Сколько они могут рассказать! Эта дружба начиналась с приездом «Интергельпо» — международная помощь имеет глубокий смысл. В ней отражена революционная романтика первых лет социалистического строительства, романтика подвига рабочих Чехословакии во имя укрепления первого в мире социалистического государства — СССР. По призыву В. И. Ленина чехословацкие рабочие, прибывшие в Киргизию, сыграли огромную роль в подъеме народного хозяйства республики.

Один из основателей Французской компартии Марсель Кашен в 1919 году в своем выступлении в парламенте Франции заявил: «Вы должны послать туда (в Россию) не войска и солдат, а мастеров, инженеров, рабочих, чтобы помочь промышленному восстановлению этой страны. Вот политика, которую мы хотели бы, чтобы вы проводили в России».

Уже в первые годы советской власти в Россию прибыли из-за рубежа около двух тысяч рабочих из разных государств, но только чешский кооператив «Интергельпо» выполнил свой интернациональный долг. Трижды Юлиус Фучик бывал в Советской Киргизии и каждый раз навещал кооператив «Интергельпо».

Работая в Киргизии, чехословацкие рабочие никогда не теряли связи с рабочим классом своей страны. В 1930 году трудящиеся города Фрунзе обратились к рабочим Чехословакии с просьбой посетить и посмотреть достижения Советской Киргизии за годы советской власти в экономике и культуре, а также навестить своих земляков — коллектив «Интергельпо».

На это приглашение откликнулись и направили сюда делегацию в составе пяти человек, один из которых — Юлиус Фучик — пламенный коммунист, публицист, редактор газеты «Руде право».

Поездка делегации в Советский Союз была связана с очень большими трудностями — ей пришлось тайком перебираться через границы своей страны и Германии, т. к. правительство Чехословакии отказалось выдать им заграничные паспорта. До приезда в Киргизию делегация побывала в столице СССР — Москве, Ленинграде и ряде других городов, где увидела грандиозные стройки первой пятилетки.

30 мая 1930 года на железнодорожной станции «Пишпек» встречали чешских гостей. 1 июня по этому случаю состоялся городской митинг. Прибывших приветствовали общественные организации города. С речами выступали и члены делегации.

Выступление Юлиуса Фучика встретили бурными аплодисментами. Он поблагодарил за чувства братства, дружбы и закончил пророческими словами: «Революционный опыт русского пролетариата поможет рабочим Чехословакии быстрее расправиться с буржуазией, вступить в семью социалистических республик».

2 июня делегация Чехословакии посетила Фрунзенский горком партии. Им рассказали об организации партийной работы среди киргизских женщин и молодежи, о взаимоотношениях горкома с партийными организациями, в том числе организацией «Интергельпо», которая стала самой крупной в городе. В 1925 году в ней насчитывалось 45 человек, а в 1930-м — уже 115.

Вскоре во Фрунзе проходила 6-я областная партийная конференция. Под бурные аплодисменты делегаты приветствовали представителей братской Чехословакии. В связи с их присутствием партконференция направила приветствие Центральному комитету партии Чехословакии.

Рабочие и интеллигенция города Фрунзе также живо интересовались жизнью и деятельностью коммунистической партии Чехословакии. Членов делегации торжественно избрали членами Фрунзенского городского совета депутатов трудящихся.

Интергельповцы с местными жителями. 1927 год

Ближайший друг и жена Густина Фучикова в своей статье «Как Юлиус Фучик боролся за правду в Советском Союзе» писала: «Фучик высоко ценил избрание его членом Фрунзенского городского совета, оно обязывало его всегда быть активным участником революционной борьбы». На красной обложке удостоверения депутата золотыми буквами было оттиснено: «Пролетарии всех стран, объединяйтесь!», внутри — лозунг на русском и киргизском языках: «Да здравствует союз рабочих и крестьян!».

Делегация подробно ознакомилась с деятельностью «Интергельпо». К тому времени кооператив уже осуществил свой план строительства промышленных предприятий. Юлиус Фучик с интересом общался с рабочими, вникал в жизнь цехов, мастерских, кожевенного завода, суконной фабрики, в работу каждого члена кооператива. Чем больше узнавал, тем больше у него усиливалось желание написать книгу о людях этого большого коллектива. И позднее он написал очерк «В стране, где завтра является уже вчерашним днем», посвятив его кооперативу «Интергельпо» в Киргизии.

12 июня состоялось общее собрание «Интергельпо», на котором присутствовала и делегация из Чехословакии. Повестка гласила «О задачах дня по интернациональному воспитанию». Выступая на нем, Фучик сказал: «Ваши успехи дают возможность видеть строительство социализма рабочими, прибывшими из-за границы. Все недостатки очень незначительны по сравнению с выполненной работой».

Много времени чехословацкие гости провели на других предприятиях города, а также среди железнодорожников станции «Пишпек». Они проявляли большой интерес к работе городского совета народных депутатов, культурных учреждений столицы, к жизни солдат и офицеров Киргизского национального дивизиона. Сохранился снимок, на котором запечатлен момент присвоения Ю. Фучику почетного звания «Всадника Киргизского национального дивизиона». На ней Фучик, одетый в военную форму, беседует с двумя красноармейцами. Кстати, в подаренной ему летней форме солдата-красноармейца он и вернулся на родину. Густава Фучикова вспоминала, что при переходе чехословацкой границы он спрятал фуражку под одеждой. Этой фуражкой в 1942 году заинтересовалось гестапо. Символично и то, что Фучик родился 23 февраля, в день Красной армии.

Рабочая делегация изучала, как работают учреждения здравоохранения и организован отдых трудящихся Киргизии, побывала во Фрунзенском доме отдыха. Юлиус Фучик интересовался историей киргизского народа, знакомился с имевшейся на то время литературой по истории. На примере Советской Киргизии и других среднеазиатских республик он хотел показать рабочему классу Чехословакии, каких успехов они добились.

Будучи журналистом, он уделял особенное внимание редакциям газет и журналов, выходивших во Фрунзе. Был там желанным гостем. Во время первого посещения редакции «Советской Киргизии» передал ее коллективу «приветственное письмо газете свободного пролетариата, строящего социализм, от «Руде право» — газеты порабощенного пролетариата, борющегося за освобождение».

Талантливого журналиста интересовало на киргизской земле все: стройки, люди, созидающие новую жизнь, женщины Азии — вчерашние рабыни, а сейчас — равноправные члены общества.

Посещение гостями промышленных предприятий и учреждений ежедневно освещалось на страницах местных газет. Публиковались и снимки, на которых запечатлены моменты встреч с ними. Делегация гордилась дружбой народов Советского Кыргызстана, которые, независимо от языка, быта трудились рука об руку ради своего счастья.

Через два дня в «Интергельпо» состоялась прощальная встреча с делегацией. Уезжая, Фучик сказал: «Мы хотели быть здесь пять дней, а остались на три недели, нам этого времени не жалко. Мы имели жалкое представление о стройке социализма по сравнению с тем, что мы увидели не только в «Интергельпо», но и в других местах… Приехавшие сюда делегаты скажут о том энтузиазме, который встретили здесь».

Фучик предложил кооперативу взять шефство над политзаключёнными Германии, что и сделал коллектив позже. Члены «Интергельпо» вызвали рабочих Чехословакии на негласное социалистическое соревнование.

Делегация оставила письмо, в котором говорилось: «Всем товарищам, которые строят социалистическую Киргизию, которые дали нам возможность увидеть своими глазами это великое дело, прощальный привет! Мы ехали в страну, о которой буржуазные сказочники рассказывали как о дикой, экзотической. Но попали в страну, темпы строительства которой значительно выше, чем в самых передовых «наицивилизованнейших» странах капиталистического Запада».

В мае 1934 года Юлиус Фучик вновь посетил СССР и Киргизию, но уже как корреспондент газеты «Руде право». По приезде в Москву он писал руководителю «Интергельпо» И. Самуэлю, спрашивал о делах в кооперативе и передавал всем привет.

Сотрудник и друг Ю. Фучика Ида Радволина, сопровождавшая его во второй поездке во Фрунзе, вспоминает: «Чем дольше длится наше путешествие, тем чаще Фучик рассказывает нам о герое своего будущего романа — Самуэле. Мы уже во всех подробностях представляем себе этого коренастого, энергичного человека. Мы знаем, что при встрече он обязательно обеими своими широкопалыми руками встряхнет наши руки, на мгновенье улыбнется и тут же засыплет нас невероятно деловой смесью из чешских, немецких, словацких, венгерских, русских и киргизских слов».

В октябре 1935 года Юлиус Фучик вновь посетил СССР и Киргизию в последний раз. Ему не довелось увидеть дальнейшее развитие социалистического общества. В это время киргизский народ отмечал 10-летие «Интергельпо». «Больше всего радует, что «Интергельпо» перестало быть чехословацким островком в советском океане. Оно так слилось, так вросло, что теперь уже вырвать «Интергельпо» из советской жизни невозможно. Теперь уже Самуэль сам ставит вопрос о том, чтобы передать хозяйство коммуны целиком в общую систему государственных предприятий. Ведь на этих фабриках осталось столько же прежнего, привезенного, сколько в этих людях осталось от прежних братиславских, пльзенских и пражских безработных», — сказал тогда Ю. Фучик.

После посещения кооператива он в сопровождении кыргызских товарищей побывал в Иссык-Кульской котловине, в Тянь-Шаньской области, а затем в Джалал-Абадской и Ошской областях. Посетил также Пржевальск (ныне Каракол), Нарын, побывал на курортах «Джеты-Огуз», «Койсара», где любил слушать национальные мелодии, особенно эпос «Манас», о котором говорил: «Ваш эпос, в котором вы рассказываете за месяц о том, что делал Манас за один день, — хорошая сказка, легенда. Дни вашей советской действительности наполнены реальной героикой. Мы побывали во многих районах вашей страны — страны Советов и видели, что только однодневная творческая деятельность советских людей — это большая народная быль, о которой можно петь несколько месяцев».

Побывав на берегу Иссык-Куля — в Рыбачьем, Фучик написал для газеты «Руде право» очерк о краткой истории этого селения. Он писал: «Сейчас в Рыбачьем более двух тысяч жителей… Рыбачье — типичный портовый городок. Не только потому, что здесь крупнейшая на Иссык-Куле пристань, но и потому, что Рыбачье — главное пристанище киргизских автомашин. Через городок проходят и все дороги северной Киргизии, и все дороги, соединяющие север республики с её югом. Отсюда большое значение Рыбачьего и большое его будущее. Здесь возникает город со стотысячным населением, «брюхо» Советской Киргизии, через которое будут проходить продукты питания для людей и фабрик всей республики. И для этого не потребуется столетий… Это не фантазия, таким было развитие многих советских городов, которые выросли теперь в безлюдной степи еще быстрее и расцвели еще великолепнее».

Одним из лучших материалов Ю. Фучика, посвященных новой, социалистической Киргизии, стал очерк «Большой Киргизский тракт», написанный в октябре 1935 года в городе Нарыне. Он повествует о героическом трудовом подвиге советских людей, проложивших через неприступные горные хребты дорогу, которая является своеобразной артерией, связывающей дальние области республики с её столицей и промышленными центрами. Он радовался тому, что увидел начало Большого киргизского тракта, который соединит северную часть страны с югом.

З. Немечек, автор многих скульптур Юлиуса Фучика, в гостях у Героя Советского Союза Александра Маресьева в Москве. Первый справа А. Маресьев, рядом З. Немечек, первая справа его жена, рядом с ней Р. Маречек. 1 июня 1962 года. Снимок из личного архива автора, публикуется впервые

Строитель Большого киргизского тракта, инженер-дорожник из Ленинграда Л. Г. Магаршак вспоминал о пребывании Ю. Фучика в Рыбачьем: «В один из октябрьских дней 1935 года прибыл автобус «Памирстроя» — кузов из фанеры, посаженный на шасси трёхтонной автомашины и покрашенный в ярко-голубой цвет. По установившейся традиции все выходили встречать почту. Это всегда вносило оживление в нашу жизнь. Обычно автобус приходил через день к вечеру и останавливался во дворе конторы участка. Ведь радио тогда в Рыбачьем еще не было. Мы с жадностью набрасывались на газеты. Я обратил внимание на вышедшего из автобуса незнакомого молодого человека. Было заметно, что это какой-то новый человек, не из памирстроевцев. Он представился: корреспондент газеты «Руде право», органа Компартии Чехословакии Юлиус Фучик.

Я пригласил его к себе в свою холостяцкую комнату, размещавшуюся тут же в низком приземистом домике из саманного кирпича, предложил отдохнуть после тряски в машине… Мне сразу понравились скромность и простота гостя, какая-то задушевность. Он стал рассказывать о пути, вспоминая при этом свое первое путешествие в Киргизию.

Я рассказал ему о перспективах строительства дороги, об огромном значении ее в экономическом и культурном развитии молодой тогда Киргизской советской республики. Коснулся и трудностей работы в этих местах, особенно для ленинградца, привыкшего к городскому комфорту.

Всю ночь бушевал улан, Фучик долго не мог уснуть. К полудню следующего дня ветер стих. Мы зашли в комнату для приезжих, куда недавний буран загнал многих наших прорабов, десятников, шоферов. Фучик с интересом прислушивался к их разговору о делах стройки, о труде строителей, сам вступал в беседу. Было видно, что он очень общительный и любознательный. Его скромность и простота общения с людьми сразу привлекли к себе.

На следующий день Фучик ездил на машине по строящейся трассе, и ему довелось присутствовать при вручении Красного знамени завоевавшей первенство бригаде, о которой я ему рассказывал накануне. Было видно, что коммунист Фучик гордился нашими успехами.

На третий день Юлиусу Фучику нужно было отправляться дальше. Воспользовавшись нашими машинами, которые после остановки в Рыбачьем уходили на Нарын и Ат-Баши, он уехал. Его влекло в горы. Он хотел сам все посмотреть и узнать. Он пробыл у нас всего два дня. Ему нравилась наша рабочая обстановка, энтузиазм и спаянность. Вначале его даже удивлял наш быт. Как это люди, и в частности, инженеры, живут и работают в таких нелегких условиях. Но он понимал нас, чувствовал наши стремления и, прощаясь с нами, сказал: «Нам есть чему позавидовать. Вы, строители, всегда приходите в новый необжитый край первыми. Вам выпало редкое счастье постоянно видеть плоды своего чудесного труда. Вместе с вами я радуюсь вашим успехам».

Когда этот жизнерадостный, энергичный человек уехал, нам казалось, что пробыл он у нас долго. Столько обаяния было в нем, что мы успели сжиться с ним.

Простой и скромный, но большой души человек, он страстно верил в будущее нашего народа, в его неиссякаемую творческую силу, в победу нового социалистического общественного строя».

В феврале 1935 года Ю. Фучик присутствовал на I сессии ЦИК СССР. Из Москвы он писал жене-другу Густине Фучиковой: «…Книжку я должен написать… Это намерение уже слишком засело в голове. Материал, привезенный мною теперь из Средней Азии, очень богат и интересен. Но мне отнюдь не хочется излишне увлекаться экзотикой. Есть что поважнее и поконкретнее для нас, т.е. для того мира, который лежит за границей СССР. Скажем, «Интергельпо». Я был там вторично (1934 г.) и только теперь понял, как много дает «Интергельпо» для понимания разницы между Советским Союзом и капиталистическими странами. На ней, на живой истории и на живых людях, можно показать всю эту разницу, причем нет необходимости допускать ни малейших композиционных сдвигов… Внезапно я увидел свою идею, полностью воплощенной в «Интергельпо».

После сессии ЦИК Ю. Фучик присутствует на съезде колхозников-ударников СССР как коммунистический корреспондент Чехословакии. И снова он пишет Густине о своих впечатлениях и планах: «…Кочевники с гор приехали в долину посмотреть на чудеса, и теперь это грамотные люди, мастера… Они преподают политграмоту. Басмачи, которые еще в 1931 году боролись против советской власти, теперь строят шоссе в горах и соединяют с миром места, что тысячелетиями были отрезаны горами высотою в три тысячи и даже шесть тысяч метров. Бедная земля, земля гор и с единственным богатством — горными пастбищами вдруг становится землей чрезвычайно богатой, потому что в ней открываются огромные залежи угля, серы, нефти, ртути и т. д.».

В результате настойчивой и умелой работы членов «Интергельпо», повседневной поддержки со стороны партийных и советских организаций республики кооператив к 1938 году превратился в один из многоотраслевых промышленных предприятий Киргизии. «Интергельпо» выполнил свой интернациональный долг и своей технической помощью существенно ускорил переход киргизского народа к социализму. В 1938-1939 годах он решает вопрос перехода от кооперативной к государственной форме хозяйства. Члены кооператива Крайчевич и Вильгельм Бедрих на общем собрании по передаче предприятий государству 3 сентября 1939 года сказали: «Мы приветствуем решение правительства о передаче суконной фабрики и кожевенного завода, мы должны гордиться тем, что мы члены этих производств и создатели таких предприятий. Мы выполнили свою задачу.»

…Первомай 1927 года. Протяжный гудок возвестил, что первое в республике текстильное предприятие — суконная фабрика — вступает в строй.

«Поверите ли, — вспоминал активный член кооператива Карел Шульц, — в те торжественные минуты у меня будто открылись глаза, и я впервые увидел, что степь похожа на пестротканый киргизский ковер и что ледники на вершинах горного хребта, которые Юлиус Фучик назвал берегом нашего далекого странствия, сверкают ослепительными гранями алмаза».

На собрании бывших членов кооператива, состоявшемся 30 марта 1957 года, один из них — Иосиф Кекер, сказал: «…Мы чувствуем себя в этой семье равноправными с советскими людьми».

Отмечая заслуги в организации промышленных предприятий города Фрунзе, президиум Верховного Совета Киргизской ССР Указом от 20 апреля 1957 года наградил грамотами и медалями «За доблестный труд» большую группу бывших членов «Интергельпо».

Советские люди глубоко чтили память о верном сыне чехословацкого народа, друге нашей страны Юлиусе Фучике. Его именем назвали школы, улицы и парки. Он занял достойное место среди имен, дорогих каждому человеку — рядом с Н. Островским, О. Кошевым, Н. Гастелло, А. Матросовым, З. Космодемьянской, Ч. Тулебердиевым и другими героями, отдавшими жизнь за светлое будущее народов. Пока в мире существуют зло и насилие, против которых Юлиус Фучик боролся до последнего дыхания, нужно помнить его страстный призыв: «… Люди, будьте бдительны!»

В письме, адресованном в 1930 году киргизским рабочим, Фучик писал: «Покидая эту прекрасную страну, мы даем обещание, что не перестанем работать до тех пор, пока не начнем строить большое здание социализма в Чехословакии.»

Великую свободу, о которой мечтал пламенный патриот, чехословацкий народ обрел только лишь после его трагической смерти, когда Советская армия разгромила гитлеровскую Германию. Его произведения о Советском Союзе вошли в золотой фонд чехословацкой литературы.

…Верные своему интернациональному долгу интергельповцы сражались против фашизма под Москвой, у Соколова, на Дуклинском перевале. В боевых рядах 1-го Чехословацкого корпуса под командованием Людвига Свободы воевал активный интергельповец Карел Шульц. Прошли войну и А. Ковачик, Й. Прекоп, Я. Незвал, А. Гот, Ю. Дубчик, В. Палинкаш, А. Габай, три брата Голиана (двое из них погибли), К. Гуня, Я. Кремарик, В. Тишлиар, Я. Новак, И. Новак, Д. Бедрих, А. Корима, А. Корима, Б. Цейпек.

Но мало кто знает или помнит еще одну замечательную участницу Великой Отечественной войны — девушку по имени Кветослава Ондрачкова. Печь ее отца — Йозефа Ондрачкова выдала первый в республике металл. Архивные документы много рассказывают о Квете Ондрачковой. После 8-го класса она, работая на текстильной фабрике «Интергельпо», окончила курсы медсестер. Когда грянула война, добровольно ушла на фронт, но вначале после окончания краткосрочных курсов радистов в Ташкенте прошла в боях на Керченском полуострове, снова училась на курсах минометчиков в Тбилиси, затем была направлена медсестрой в Сталинград.

У Кветы, пережившей битву на Волге, навсегда остались в памяти морозные дни и ночи, подвиги тысяч героев, часы напряженного труда в операционной. Скольким раненым она оказала помощь в те дни! Но судьба подкинула еще один сюрприз. После освобождения Сталинграда, находясь на учебе радистов в Новохоперске, она узнала, что в городе формируется Первая Чехословацкая отдельная бригада, и пришла к командиру бригады полковнику Людвигу Свободе с просьбой зачислить ее в свои ряды. Так она стала солдатом-связником бригады.

1 октября 1943 года свободовцы, закончив формирование, двинулись на фронт. Переправились через Днепр и плечом к плечу с советскими солдатами вошли в Киев. Вместе с ними шагала дальше на Запад начальник рации ефрейтор Квета Ондрачкова. Вслед за первым званием ей присвоили звания десятника (младшего сержанта) и четаржа (сержанта).

Чехословацкий корпус освобождал украинский город Жашков, через перевал Дукла радистка брала легендарную высоту 534. Вместе с однополчанами достигла Словакии — родных гор, где родилась. На освобожденной от фашистов земле Чехословакии она стала офицером, а потом поручиком. В Брно, откуда родители выехали во Фрунзе с кооперативом «Интергельпо», вышла замуж и стала женой инженера Олдржиха.

Через всю войну от Фрунзе до Брно девушка пронесла в кармане гимнастерки — у самого сердца красную книжечку комсомольского билета за №3859869, выданного в 1939 году Пролетарским РК ЛКСМ. В фонде Фрунзенского горкома комсомола хранится июньский (к сожалению, число отсутствует) список членов ВКСМ девушек, призванных в Красную армию для отправки в первую очередь. В этом списке под №48 единственная из 50 девушек — чешка Кветослава Ондрачкова. Являясь секретарем комсомольской организации текстильной фабрики, она многим вступающим давала рекомендации при поступлении в комсомол.

…Страстным желанием чехословацкого скульптора Зденека Немечека, автора многих памятников Юлиусу Фучику, было соорудить ему памятник в Киргизии. И в 1962 году его мечта исполнилась. В городе Пржевальске состоялось открытие бюста легендарному журналисту. На торжестве присутствовали и сам автор Зденек Немечек, а также один из организаторов «Интергельпо» Рудольф Маречек и отряд пограничников Пржевальска (см. фото на стр. 1).

«Горячее и чистое сердце Фучика вдохновляет меня постоянно. Искренняя любовь к нему двигала мною во время работы над его скульптурой», — сказал тогда З. Немечек. Позже он вспоминал: «Фучик очень хорошо, можно сказать, до тонкостей знал советскую Среднюю Азию. Он очень любил её, имел там множество друзей, которые любили его».

Скульптура Фучика до сих пор стоит в Пржевальске, напоминая о его посещении этого города в 30-е годы.

Следующую работу Зденек Немечек посвятил кооперативу «Интергельпо». В 1973 году, в 30-ю годовщину героической гибели Юлиуса Фучика, он рассказал: «Интергельпо» уже нет, но люди о нем не забыли. Поэтому я работаю над памятником этому кооперативу. Он представляет из себя две руки, одна из которых передает, а вторая принимает солнце. Рука — это символ помощи. Солнце — символ жизни. Таким я вижу «Интергельпо». Мне бы хотелось, чтобы на памятнике были высечены фамилии всех основателей «Интергельпо»… Я представляю себе, что его сооружение будет происходить в тесном сотрудничестве с киргизскими художниками. И это тоже символично».

Памятник в виде барельефа «Интергельпо», созданный З. Немечеком, установили на бывших предприятиях кооператива.

Первый жилой дом, построенный во Фрунзе интергельповцами

В 1973 году бюст Фучика работы Немечека установили и в Берлине. Тогда автор сказал: «…Вся жизнь, героический подвиг Фучика были и остаются для всех нас примером, лично я восхищаюсь его человечностью, высоким гуманизмом». Несмотря на смену эпох, каменным зеркалам сердца Зденека Немечека оказалась суждена долгая жизнь.

Первый секретарь ЦК КП Киргизии Т. Усубалиев писал: «Говоря о развитии промышленности республики в 1920-1930-е годы, нельзя не отметить той большой братской интернациональной помощи, которую оказал киргизскому народу международный пролетариат и, в частности, рабочие Чехословакии…. Кооператив «Интергельпо» сыграл заметную роль в первые годы развития промышленности во Фрунзе. Постепенно он превращался в один из центров интернационального сплочения трудящихся».

Как память кооперативу «Интергельпо» и интергельповцам остались в нашем городе бывший жилой городок и парк имени Фучика. В былые времена хорошо распланированный городок утопал в садах и цветах. Было приятно пройтись ровными, чистыми улицами, где на каждом квартале имелась колонка. Прискорбно, сейчас на этих участках ведется хаотичное строительство. Кто-то строит впереди тех старых домов на два хозяина, другие сзади, сбоку. Два общежития рушатся. Тротуаров почти не стало, осенью, зимой — непролазная грязь, надо ходить в высоких азиатских калошах.

Клуб Парижских коммунаров, расположенный в центре городка, пока ещё существует. При закладке его строительства 25 апреля 1930 года в фундамент здания заложили ящичек со списком 24 интергельповцев и их фотокарточками. В былые времена в клубе имелся духовой, симфонический оркестры, драматический кружок, большой хор.

Парк, заложенный здесь в 1930-е годы, тоже еще жив, но выглядит весьма жалко. А ведь его посещали, отдохнуть в его прохладе приезжали даже из центра города. Деревья вырубают, сокращая площадь парка со всех сторон. Мало того, проложили широкую дорогу, разрезав его пополам. Вздумаешь пройтись под деревьями, не воздухом, настоянным на травах и запахах сбрасывающих росу листьев, дышишь, а пылью, которой обдают проносящиеся машины. Жаль и еще раз жаль. У нас легко уничтожают то, что создано, не умея создавать новое.

Нина ВЕЛИЧКО,
историк-архивист.

В материале также использованы снимки из книги чешского ученого-историка Павела Поллака «Интернациональная помощь чехословацкого пролетариата народам СССР, подаренной автору.

"СК"

Издательский дом "Слово Кыргызстана"

Добавить комментарий