Пт. Окт 19th, 2018

Вектор наших надежд

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

see url Интервью Президента Алмазбека Атамбаева ОТРК и 5-му каналу

get link О митингах, оппозиции и парламенте
— Алмазбек Шаршенович, начнем с больной темы —  митингов оппозиции. Как вы думаете, почему они резко начались,  а потом так же резко прекратились?
— Мы привыкли ожидать, что за митингами последуют  революция, переворот или какие-то еще события. Отныне надо привыкать, что Кыргызстан  — это демократическая страна и митинги должны у нас стать обыденным явлением. Вот, например, в Европе, той же Греции уже больше года каждый день митинги. Здесь от пяти до нескольких сот тысяч человек выходят на улицы. Но там нет  революций или переворотов, люди понимают, что в итоге все  решится через выборы и  парламентские дискуссии. И нам следует к этому привыкать, я думаю, потому оппозиция резко свернула митинги. Самое главное — ее лидеры, которые толкали на путь конфронтации, поняли, что все вопросы решаются в парламенте, и перевели эти дискуссии в его стены.  На самом деле год назад некоторые лидеры оппозиции состояли в правящей коалиции, теперь они в оппозиции, потому что формат коалиции поменялся. Если завтра  он изменится, то они могут оказаться  снова в правящей коалиции, а кто-то другой — в оппозиции. То есть все решается в парламенте. Чтобы поменять формат коалиции,  отправить правительство в отставку или, наоборот, поддержать, нужно убедить парламент, а не толпу в тысячу или десять тысяч человек. Отныне все вопросы разделения полномочий, вопросы власти должны и будут решаться только через выборы и только через парламент. 
— Что касается парламента, то там ситуация сложилась немного спорная. Уже сами депутаты говорят, что готовы к роспуску нынешнего созыва Жогорку Кенеша. Если раньше об этом речь шла  за пределами парламента, его осуждали за непродуктивность, то сейчас сами же избранники морально готовы к  этому. Будет ли распущен Жогорку Кенеш?
— Парламент  — это срез общества. Какое общество — таков  и его парламент. Если кто-то думает, что, распустив этот созыв, получит намного лучше, то он ошибается. Будет такой же Жогорку Кенеш, потому что сначала нужно измениться самому обществу в целом. Любой разброд, любая разруха, если помните, по словам А. Булгакова, начинаются в головах людей. Буквально за 2-3 года в головах людей многое поменяется. Недавно я с интересом посмотрел социологические исследования по стране, и они свидетельствуют об изменениях, которые произошли за минувшие 2-3 месяца. Например, у людей спросили: готовы ли они дать взятку? За последние три месяца число таковых  уменьшилось на десять процентов. Эта большая цифра. А что будет до конца года, через два года? Мне кажется, за это время  поменяются сознание и мышление  многих людей, большинства населения Кыргызстана. Тогда и следует проводить выборы,  потому как будет  гарантия того, что придет "новый" парламент. Люди уже не  поддадутся каким-то популистским лозунгам, а главное — не станут  продавать свои голоса. А до этого времени нужно еще доработать избирательное законодательство, чтобы не оставить лазеек для махинаций. Иногда необходимо  проявить терпение…

follow url О правительстве
— Как вы оцениваете работу правительства по итогам 100  дней? Есть какие-то реальные шаги, благодаря которым стало жить лучше?
— Я думаю, правительство установило высокую планку и  очень старается. Премьер-министр — молодой, энергичный. Посмотрите, там Дж. Оторбаев, Т. Сариев, А. Жапаров. Очень грамотные экономисты. Министр сельского хозяйства  очень энергичный. Но  в любом случае для оценки работы правительства надо дать ему время поработать до осени или год. Только после этого можно говорить об оценке. Вы же сами видите, что в том же парламенте, например, представитель оппозиции, уважаемый Мыктыбек Юсупович Абдылдаев, вышел и сказал: давайте дадим поработать до осени. И это очень правильный подход. Цыплят по осени считают.

О внешней политике страны
— В программе "100 дней"  правительства Кыргызстана  заложено много проектов сотрудничества с Россией. Какие из них реализуются, как-то продвигаются? В целом отношения с Россией  изменились за последнее время? Есть ли сдвиги в лучшую сторону или они идут в каком-то другом направлении?
— Сейчас у нас проходят обсуждения и дискуссии по внешнему долгу Кыргызстана перед Россией. В 2009 году между странами было подписано соглашение, подразумевавшее, что в счет этого долга мы передаем 48% акций завода "Дастан" плюс здание для торгпредства. Документ  подписали. Я договорился с Президентом Дмитрием Медведевым о выполнении соглашений,  достигнутых ранее. Мы стратегические партнеры. И моя задача — защищать стратегические интересы Кыргызстана. Я думаю, что после того как вступит в должность новый Президент России Владимир Путин, мы все эти вопросы, даст Бог, решим и поставим точку.

О реформе судебной системы, борьбе с коррупцией
— Давайте  вернемся к проблемам внутри страны. Вы, вступая в должность Президента, обозначили две основные задачи  —  борьбу с коррупцией и реформу судебной системы. Вы довольны  тем, как идет борьба с коррупцией?
— Скажу откровенно: нет. Мы планируем в конце мая заслушать итоги выполнения соответствующих решений Совета обороны, Указа Президента по борьбе с коррупцией.  Я и не ожидал, что это будет легко. Я приводил пример, как шведский ученый написал докторскую диссертацию о том, что коррупция в Кыргызстане была системой государственного управления. Более того, управляли не только  коррупционеры, а вместе с ними и  криминал. Было криминально-коррупционное государство, поэтому ожидать, что за 3-4 месяца после подписанного Указа все кардинально изменится, конечно, нельзя. Но главное — работа начата. Я хотел бы предупредить тех, кто думает, что завтра она свернется. Нет, эта работа только усилится, а тех, кто  ненадлежащим образом станет бороться с коррупцией,  освободим от обязанностей.
— Судебная реформа длится уже два года. За это время даже то, что имели, загнали в такой правовой тупик, из которого выбраться уже почти невозможно. Получается, что за этот срок  практически ничего в этой сфере не сделано?
— Во-первых, хочу сказать, что нет ничего невозможного. Во-вторых, судебная реформа  продолжится. Несколько месяцев назад я подписал Указ о создании согласительной комиссии по судебной реформе. В ее составе представлены и депутаты, и члены НПО. Общие итоги уже подведены. Комиссия внесла свои предложения: очень хорошие, принципиальные. Ориентировочно судебная реформа  пройдет в три этапа  — это 2012-2013-й, 2014-2015-й и 2015-2016 годы. Мы подходим к этому вопросу очень принципиально, стратегически. Потребуются определенные, и немалые, финансовые затраты, но я считаю, что на судебной реформе нельзя экономить. Думаю, что парламент в мае примет закон о внесении изменений и дополнений в устаревшие законы. Это конституционные законы. После чего будет дан настоящий старт судебной реформе.
— В продолжение судебной реформы и истерии, которую нагнетают. В обществе сейчас обсуждается  ситуация, связанная  с правонарушениями. Каждый день появляются информации о том, что где-то изнасилован ребенок, совершено убийство за пачку сигарет. Почему это обсуждается? Потому что люди понимают, что реального наказания они не понесут. Может,  пора вводить более жесткие  меры наказания за такие преступления?
— Надо делать так, чтобы наказание, во-первых, было неотвратимым, и, во-вторых, преступник его полностью получил. А у нас, к сожалению, за последние пять лет сделано так, что преступник практически не отбывает даже пятой части срока. На эту тему мы не раз говорили с представителями Верховного суда, депутатами. Конечно же, готовим предложения,  которые предполагают,  что преступник будет отбывать  положенное ему наказание.  Например, назначают 12 или 20 лет лишения свободы, а он находится в местах заключения 2,5-3 года. Такая система выработана за последние 5 лет. Более того, за некоторые виды преступлений, например  фальшивые акцизы и т.д., даже наказать невозможно. Представители власти, чьи-то родственники зарабатывали на этом, и через "карманный" парламент  вносились изменения  в Уголовный и Процессуальный кодексы.
Преступник должен отбыть свое наказание. Помню, был случай, когда мне внесли документы на амнистию человека, организовавшего  убийство своей жены. Его приговорили к 20 годам, а он отсидел всего 3. Я не подписал эти документы. Соответствующие проекты закона мы подготовили  и до конца года вместе с правительством постараемся внести в парламент. Должно быть два принципа: неотвратимость наказания — преступника найдут и приговорят; второй обязательный момент — он  наказание отбудет или полностью, или большую его часть. Все  упирается в кропотливую работу над каждым законом. Многие думают, что достаточно поменять президента, парламент или  Конституцию. Нет! На самом деле нужно работать и работать, но  времени мало.  Конечно, такие задачи уже поставлены. Мы добьёмся того, чтобы была неотвратимость наказания для  преступника.

click here О матери, ветеранах и семье
— Теперь о более  оптимистичных темах. Начался май — месяц праздников. Вы своим Указом добавили еще один —  День матери, который будем отмечать 20 мая.
— Во всех цивилизованных, развитых странах этот праздник есть, и именно в мае. Где-то первое воскресенье, где-то второе. Мы выбрали третье — первая половина мая загружена. И почему этот праздник будет отмечаться  ежегодно? Во-первых, он необходим, потому что часто люди не понимают ценность матери, ценность того, что она есть. Этот праздник для того, чтобы в этот день, если мама жива, человек вспомнил о ней. Если не навестил ее, то хотя бы позвонил, но лучше приехал, просто рядом посидел и поговорил с мамой. Если мамы  нет, чтобы хотя бы вспомнил ее. Но есть и другой смысл. Это же будет ежегодный праздник, третье воскресенье мая. И правительству поручено еще раз рассмотреть вопросы, проблемы, касающиеся материнства, детства, и принять определенную программу мер  по решению вопросов, которых много. Даже награда "Мать-героиня" дается часто с опозданием. Некоторые ее получили с опозданием в 20-30 лет. Другая проблема — детская и материнская смертность. Таким образом, правительству, парламенту и Президенту ежегодно придется к этому дню готовиться. То есть мы поставим решение вопросов материнства и детства на систематический уровень. Это изменит  отношение к материнству и ускорит решение проблем. Вот такой смысл. А вообще, мама  — это мама. И я думаю, такой день должен быть. Он уже есть.
— Нас ждет еще один святой день — 9 Мая. Нашим ветеранам стоит ждать чего-то особого или все будет, как обычно?
— Я хорошо знаю ветеранов, потому что мой отец — участник войны. Ветераны  — это люди, которые очень многое видели. Я недавно встречался с двумя писателями, ветеранами войны — Суюнбаем Эралиевым и Сооронбаем Джусуевым. Это люди, которые понимают, что само 9 Мая и каждый прожитый день — уже для них подарок. Их уже ничем не удивишь. В первую очередь они хотят, чтобы в стране были стабильность и мир, у государства было какое-то будущее, а  люди начали верить в него. Но самое главное — ветераны должны знать,  что не зря проливали кровь, не зря трудились. И мне кажется, самый большой подарок для них  в этот праздник — то, что Кыргызстан  поворачивает к стабильности, начинает думать о стабильности.

get link Фото Султана ДОСАЛИЕВА.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *