Вт. Окт 16th, 2018

Незаконченный заказ

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

Когда наконец заказчица, довольная готовым платьем, ушла, Асыл закрыла швейную машину большим цветастым платком и взяла на руки своего шестимесячного сына, которого ей принесла младшая сестра Малика.

— Только проснулся, — сказала она, — покорми его.

У Асыл с мужем четверо детей: сын и три дочки. Муж — строитель, и сейчас у него нет работы. Поэтому Асыл приходится содержать всю свою большую семью.

Кроме того, у них проживает её младшая сестра Малика с двухмесячной дочкой. Она — студентка дневного отделения второго курса университета, и скоро у неё сессия. Муж Малики — фермер, живет в горах, выращивает коров, их пока у него не очень много. Между тем он очень старается и мечтает открыть в селе цех по переработке молока.

А пока он очень беспокоится о Малике и дочке и каждый день звонит и хочет скорее забрать жену с ребенком домой в горы. Учиться можно и заочно, и деньги на это не пожалеет, говорит он…

Между тем Асыл считает, что младшая сестра должна получить хорошие знания и должное высшее образование, причем только на дневном отделении, да к тому же Малика очень слаба после такого скоропалительного замужества после первого курса летом на каникулах и непростых родов. Да и ребенку нужны уход и тепло, ведь зима в горах очень холодная и там нет хороших врачей.

Кроме того, у них в прошлом году, в начале осени, погиб младший братишка Кылыч, он был студентом третьего курса университета, и все они вместе с родителями очень переживают его безвременную кончину.

Приехав домой летом на каникулы, он хотел помочь родителям накосить сено, соседи дали им в аренду сенокосилку. Их участок находился у подножия горы, и Кылыч с утра отправился туда.

Все лето в горах было очень жарко, там, видимо, растаяло много снега, к тому же накануне шел сильный дождь. После обеда огромная лавина из снега и воды двинулась к каналу, который был проложен по старому руслу реки и который шел через село.

Воды было много, образовавшийся поток из воды, снега и камней с огромной скоростью пошел через долину, там, где народ косил сено. Многие спаслись, но Кылыч замешкался, хотел вывезти из воды чужой трактор, но сель был страшной силы, он сбил парня с ног и понес его к каналу, по дороге было много огромных камней, от удара которых он потерял сознание, и вода потащила его тело по склону. Потом бурный поток вместе с камнями, погибшими людьми, баранами и другим домашним скотом понес его по каналу, и около плотины его тело выловили односельчане…

Теперь они с Маликой остались у родителей одни. Они потеряли брата, опору родителей, и все уже год оплакивают эту потерю. Поэтому Асыл очень жалеет младшую сестру, всегда старается ей помочь, несмотря на то что у Малики есть муж и он хорошо заботится о своей семье…

Все лето у Асыл было много заказов, приближалась осень — пора свадеб, и она много трудится, шьёт приданое невестам: каждой — ворох платьев и, самое главное — кучу разноцветных одеял из сатина, шелка и бархата.

Она всегда трудится, в отличие от мужа, который после завершения вместе со своей бригадой строительства большого дома на даче одного состоятельного бизнесмена остался без работы, завел себе новых друзей, таких же, как он, безработных жителей их местности. И они часто собираются у него дома, долго о чем-то спорят, потом, скинувшись на пиво и бензин, отправляются в город отдохнуть.

Асыл часто возмущается, дома полно дел, надо поправить забор, починить дорожки, побелить детскую, кухню и многое другое. В конце концов, надо с детьми почитать книжку, отвести в детский сад. Все это, как всегда, приходится делать ей…

Сегодня, как назло, с утра возле их дома опять собрались друзья, они громко над чем-то смеялись, пока Мурат одевался, потом он зашел в детскую, где Асыл гладила пеленки для малышей, везде лежали тюки с велюром и бархатом, горы уже готовых стеганых одеял. Зазвонил телефон, это из соседнего микрорайона просили сшить приданое еще для двух невест и сказали, что к ним уже везут шелк и вату для подкладки…

Мурат с гордостью посмотрел на жену.

— Скоро у нас будут средства, — сказал он уверенно, — и ты не будешь уставать. Мой новый знакомый одолжил мне деньги на хорошие швейные машинки и все необходимое для маленького цеха на три человека, который мы разместим в боковой гостевой комнате, как ты мечтала, — добавил он. — Я уже обо всем договорился с продавцом и передал деньги. Завтра будут машинки, зови подружек, готовьте плов, — заверил он жену.

— Кто это, твой новый знакомый, — забеспокоилась Асыл, — наверное, придется платить большие проценты?

— Никаких процентов, разве у хороших друзей могут быть проценты? — громко засмеялся Мурат. Он был в хорошем настроении.

И, погладив по голове сына, напевая свою песенку, вышел из комнаты…

Вообще, в последнее время Мурат стал очень расточительным в расходах. Прежде экономный, он в последнее время стал отмечать дни рождения детей, по выходным приглашал в гости соседей, резал баранов, индюков. На поминки знакомых тратил большие денежные средства. Но вопрос, откуда деньги, оставался без ответа.

— Потом, потом! — кричал раздраженный муж.

— Встречай гостей! А то они что-нибудь нехорошее подумают, — добавлял он…

Жаркий, как никогда, в этом году сентябрьский день медленно шел к концу, малыши, наевшись в обед молочной смеси из бутылочки, проспали до позднего вечера в колясках под навесом, девочки, от жары спрятавшись в комнатах, играли в куклы.

Асыл с Маликой за день уже простегали по одному большому одеялу, которые они сложили на уже готовые, лежащие тут же на большом айване (деревянном настиле). В глубине двора на веревках висели еще одеяла из бархата и шелка — готовое приданое для дочери соседки. На вынесенных из дома столах лежали огромные тюки с ватой.

Несмотря на то что на базарах и в магазинах можно было купить импортные яркие красивые одеяла, для приданого невест традиционно ценились большие одеяла, выполненные вручную на старый манер из яркого бархата, шелка и ситца. Старые традиции в таком серьезном деле, как замужество, надо было соблюдать!..

Подул ветерок. Солнце уже спряталось за соседним двухэтажным домом. Малика пошла в дом готовить ужин. А Асыл, переложив детей из колясок в бешики (колыбель для младенцев), стоящих на айване, решила полить двор водой из шланга. Когда стало темнеть, громко сигналя, на машине приехал Мурат. Он в темноте плохо видел и поэтому никогда допоздна не задерживался, он был пьян. Послав бодрствующим малышам воздушный поцелуй, он завалился на айван рядом с бешиками и быстро уснул…

Когда совсем стемнело и на небе появились звезды, и женщины с детьми сидели за достурканом и ужинали, калитка открылась, и двор заполнился какими-то здоровыми и угрюмыми парнями, которых Асыл и Малика прежде не знали. Женщины стали будить Мурата, думая, что это его собутыльники пришли к нему в гости.

— Вставай скорее, к тебе гости пришли.

— Какие гости? — удивился спросонья Мурат.

Но, увидев непрошеных гостей, сразу проснулся и побежал навстречу парням.

— О, мырзалар (господа), издалека приехали, устали с дороги? — взвился он.

— Поменяй достуркан, неси свежие лепешки, — крикнул он жене.

— Не нужен нам твой хлеб, — сказал один из них, что покрепче. Долго мне ждать свои деньги?

Показывай свой новый цех, швейные машинки. Говорят, ты каждый день бешбармак кушаешь. Сколько баранов съел на мои деньги? — ядовито произнес он.

— Меня обманули, — стал оправдываться Мурат, — сегодня опять искал продавца швейных машин, но не нашел его, он куда-то исчез, телефон отключил.

— Ты что, маленький ребенок, отдавать такие деньги без товара? Я поверил тебе, потому что ты сын порядочных людей и жена твоя Асыл — великая труженица. А ты сидишь на её шее и стал алкоголиком.

— Я найду продавца, я верну деньги, — встал на колени Мурат.

При виде всего этого дети стали громко кричать, плакать и убежали в дом.

— Прости ради детей. Я верну эти деньги, будь они прокляты.

— Как я прощу, ведь я предупреждал тебя месяц назад? Чтобы помочь тебе, я вытащил деньги из бизнеса, и теперь мои дела стоят. Раз нет денег, бейте его, — приказал главный.

Бандиты бросились на Мурата и стали его бить, от ударов он упал, стал кричать, парни стали его пинать ногами.

— Остановитесь! Не бейте его! — закричала Асыл. — Сколько он тебе должен? — кинулась она к главному.

И стала кидать к его ногам готовые одеяла, тюки с тканями…

— Возьми всё, только не убивай!

Незваные гости замешкались, не ожидая такого поворота, в это время Мурат поднялся с земли и побежал к дому, но один из молодчиков догнал Мурата и ударил его по голове палкой, тот упал, ударился головой о ступеньки и затих.

Асыл кинулась к мужу.

— Убили! — закричала она диким голосом.

— Кончайте! — брезгливо поморщился главный.

Бандиты стали обливать бензином готовые одеяла, тюки с тканями и ватой. Через секунду все загорелось и объяло двор огромным красным пламенем.

— Горим! Караул! Помогите! — закричали женщины.

Никто не ожидал такого конца. Схватив малышей из бешиков, они бросились в дом спасать девочек. Асыл хотела поднять мужа, но он был очень тяжелым. От разлитого по двору бензина горело всё, что было во дворе, огонь был такой силы, что дом быстро объяло пламя, а в нем кричали дети, их крики становились все тише, в комнатах уже накопилось много удушливого дыма. Асыл, отдав малыша сестре, бросилась в дом. Задыхаясь, с трудом отыскав еле живых девочек, она вместе с ними кинулась к дальней комнате, в которой соседи с улицы уже разбили окно, а потом помогли ей с детьми выбраться из горящего дома.

А бандитов и след простыл…

Асыл кинулась во двор дома спасать мужа. Но её туда не пустили. Там пожарные тушили огонь. Потом они вынесли оттуда обгоревший труп Мурата. Он, оказывается, уже умер от ударов бандитов.

Когда пожарные уехали, а соседи разошлись, Асыл, оставшись одна около сгоревшего дома, увидев тлеющие тюки с тканями, дымящиеся от огня одеяла, грязных в саже детей, громко заплакала. Рыдая, она проклинала бандитов и жалела своего мужа, который, оказывается, её очень любил…

Софья НУРМАТОВА.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *