А ЗА СВОЙ «БАЗАР» МЫ ОТВЕЧАЕМ!

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

Специфика работы службы  исполнения наказаний такова, что о ней чаще  всего умалчивают. И связано это вовсе не с нежеланием распространяться о существующих в пенитенциарной системе проблемах, а скорее всего с тем, что они всегда оставались вне поля внимания исполнительной власти.  Уродливые последствия такой политики не заставили себя долго ждать. И вот впервые за годы независимости правительство взялось за изучение и анализ ситуации в УИС.

Во многом этому способствовали ряд заявлений офицеров начальствующего состава Государственной службы исполнения наказаний, направленные первым лицам государства, публикации в СМИ журналистских расследований, интервью должностных лиц различных ведомств. Вкупе они нарисовали довольно неприглядную картину. Оперативно отреагировал на нее профильный комитет Жогорку Кенеша принятием довольно жесткого решения, которым правительству рекомендовалось решить вопрос дальнейшего пребывания председателя ГСИН в должности.
На днях высокий чиновник  заявил одной местной газете, что «намерен и впредь «крышевать» ГСИН». Более того, привел некоторые факты, опираясь на презентованную руководителем службы стратегию развития системы исполнения наказаний, которую, по его словам,  правительство безоговорочно одобрило в апреле 2011 г.
Если бы правительственную газету, под которой подразумевалось «Слово Кыргызстана», не обвинили  в содействии «ликвидационному отряду кляузников, у которых рыльце в пушку», мы бы не обратили внимания на недостойный выпад собрата по перу. И теперь нам ничего не остается, как ответить за свой «базар».
Имена обладателей «рыльцев» никто не назвал, и  в чем же секрет их «пушка», не озвучили. Если имеют в виду  прейскурант стоимости званий, назначений и выявление взятковымогателей, то возникают большие сомнения, что это зло ликвидировано. И вообще, существовало ли оно? Ведь нет ни одного документального подтверждения поимки мздоимцев и их наказания хотя бы в дисциплинарном порядке, не говоря уже об уголовной ответственности.
А мы в отличие от других СМИ, без подтверждающих документов публикующих «базар» Байзакова (кстати, и здесь он солгал, что «молча сносил травлю»: комментарии пресс-секретаря, замов председателя «фактов», перевернутых с ног на голову, с  завидной периодичностью публиковали местные и зарубежные газеты, информационные агентства), не привыкли верить на слово. Именно по этой причине он дает интервью кому угодно, только не рупору правительства.
В противовес «базару» полковника приведем факты. Прокуратурой в ходе проверки заявлений офицеров установлено, что Байзаков ряду лиц незаконно присвоил специальные звания. Разумеется, не за мзду — мы в этом даже не сомневаемся, возможно,  за красивые глаза, за преданность. Как в случае, например, с родственником пресс-секретаря ГСИН.  Марат Канулькулов, официально числившийся до 19 января     2011 г. адвокатом, в нарушение закона о госслужбе принят на должность старшего юрисконсульта штаба ДИН 23 декабря 2010 г. И уже 6 января 2011 г. получает специальное звание капитана в нарушение пунктов 18-20 действующего Руководства по работе кадровых служб ГУИН МЮ КР.
21  января 2011 г. он уже откомандирован в одно, а затем в другое управление ГСИН — по причине инициированной Байзаковым реорганизации штаба ДИН предстояло сокращение штатов этого структурного подразделения. Но оно Канулькулова, в течение месяца сделавшего головокружительную карьеру инспектора Главного управления правового обеспечения и международного сотрудничества, уже не коснулось бы.
Более того, согласно прокурорскому представлению, незаконно получившим первые специальные звания грозит с ними расстаться. Но Канулькулова в этом списке нет. Еще бы, он и целый ряд приближенных у патрона как у Христа за пазухой! За время своего пребывания в должности председателя службы Байзаков присвоил звание полковника 18 сотрудникам. Предыдущие руководители за 10 лет столько не присваивали.
Еще такой факт. В недавнем прошлом заместитель начальника управления материально-технического обеспечения  ДИН Д. Чекиров привлекался к уголовной ответственности и даже имел обвинительный приговор, был уволен с должности прежним руководством. Уже при Байзакове неоднократно делал попытки вернуться на хлебное место, ему оказали рискованное сопротивление в штабе (в то время эту структуру возглавлял один из «ликвидаторов»         Т. Токтосунов, за что и поплатился). Проштрафившийся вскоре подсуетился и обзавелся «исправленным» приговором. Байзаков, зная о подмоченной репутации,  принял Чекирова опять на то же хлебное место!
И вот результат. Несколько месяцев назад спецпрокуратура возбудила в отношении байзаковского кадра уголовное дело за попытку дачи взятки прокурору по надзору за законностью в пенитенциарных учреждениях. Судом он признан виновным и осужден к условному сроку наказания. Если вы полагаете, что Байзаков немедленно избавился от Чекирова, то глубоко ошибаетесь. Тот продолжает спокойненько сидеть на своем хлебном месте. А полковник между тем рассказывает интервьюеру местной газеты байки  о проводимой им кадровой чистке, борьбе с коррумпированностью. Никто, в том числе и мы, не сомневается, что ему лично не перепадают даже крохи от пирога, который «распиливают» горячо любимые и поддерживаемые им кадры.
А по словам «крыши»,  новое руководство избавилось от них по отрицательным мотивам. Приводит в пример начальника колонии, которого задержали за вымогательство взятки. Оказывается, «крыша» организовала спецоперацию  и с поличным поймала мздоимца. Теперь будем знать, к кому обращаться в случае чего…
Так ведь этого начальника колонии сам  Байзаков привел и назначил! И новое руководство не избавлялось от него, наоборот, следственные органы избавили Байзакова от вымогателя, он же избавлялся от других, которые ни к каким «пирогам» и «распилу» государственных миллионов отношения не имеют. Ну хоть бы в документы заглянули, память освежили перед интервью, с представлением Генеральной прокуратуры об устранении нарушений закона ознакомились!  Тогда не пришлось бы называть  кляузниками незаконно уволенных и судом восстановленных на работе офицеров, которым «активно содействовала правительственная газета».
Читаешь желтый бред по скидыванию Байзакова с должностного кресла и диву даешься: оказывается, «скованные одной цепью» сотрудники ГСИН из страха потерять хлебные места «остервенело клюют» своего патрона! Почему бы ему и его «крыше» не сообщить общественности, по какой причине руководство ГСИН уперто не реагирует на прокурорские акты?
Теперь хотелось бы перейти непосредственно к одобренной правительством стратегии развития системы исполнения наказаний (в оригинале она  называется перспективами). Байзаков с гордостью докладывал о значительном снижении тюремного населения за последние два года (см. табл. № 1), а это он, бывший опер, воспринял и как  сокращение преступности. Вслед за этим показателем презентовал следующий — снижение уровня заболеваемости осужденных  в результате улучшения питания и условий содержания, реализации медицинских и социальных программ.
Слушатели доклада наверняка восхищались эффективностью работы службы. Но на самом деле снижение тюремного населения, уровня заболеваемости и смертности осужденных произошло совсем по другим причинам. Во-первых, в 2004-2005, 2007 и 2010 годах приняты акты амнистий, по ним на волю вышли более 5 тысяч человек.  Во-вторых, осуществлена общая  гуманизация уголовного законодательства. В-третьих, большая часть амнистированных имела различные заболевания. Вот вам три в одном: сокращение тюремного населения, снижение уровня заболеваемости и смертности (см. табл. № 2 и 3)!  А бюджет на питание осужденных не менялся, в течение ряда лет остается на уровне примерно 90 сомов в сутки.
Разговоры о недостаточности финансирования этой статьи бюджета постоянно ведутся на уровне правительства, хотя реально решить часть проблемы можно при условии экстрадиции иностранных заключенных на родину, а таких в учреждениях ГСИН содержится 500. Иностранцы осуждены нашими судами за оборот наркотиков, убийства, изнасилования, разбои,  кражи, мошенничество. Нетрудно подсчитать, что в год государство тратит только на их питание 16,2 млн. сомов! Наверняка такую же сумму составят затраты на социальные услуги (лечение), форменную одежду, постельные принадлежности, средства гигиены, дезинфекции и др.
Однако лишь двое из осужденных иностранных граждан написали заявления об экстрадиции на родину. Другие не напишут, поскольку в Узбекистане за убийство, разбой или изнасилование приговаривают к расстрелу, в Таджикистане за оборот наркотиков — к пожизненному лишению свободы, в Китае за шпионаж, в Пакистане за рецидивное убийство лишают жизни.  В Кыргызстане лица, совершившие тяжкие преступления, отделываются относительно небольшими сроками наказания.
Так вот, задача службы исполнения наказаний — списываться с родственниками этой категории осужденных, убеждать в необходимости их экстрадиции на родину, где они, пребывая вблизи своих семей, родных и близких, менее подвергались бы психологическим стрессам и стремились как можно быстрее выйти на волю и начать жизнь с чистого листа. А это постоянная кропотливая работа, и вести ее должны профессионалы. К сожалению, служба занимается лишь составлением графиков, статистики… А начиная с марта с.г. председатель втянул едва ли не весь коллектив в разборки, шельмование ведьм, поимку черных кошек в темных комнатах, сбор компроматов на неугодных.
Второй не менее важный вопрос, поставленный в стратегии развития УИС, — о ликвидации колоний-поселений, что позволило бы также значительно сократить бюджет; действительно, к чему тратить средства на содержание такого вида учреждений, если наказание там отбывают формально, а от невыносимых условий заключенные бросаются в бега? Прежние руководители службы еще несколько лет назад неоднократно просили парламентариев внести соответствующие изменения в законодательство. Но их не услышали.
Зато байзаковское «дельное предложение»  принято на ура. Поддержка придала вдохновленному автору идеи решимости, и на рабочем совещании, проведенном на днях, не дожидаясь внесения законодателем изменений в Уголовный и Уголовно-исполнительный кодексы, он дал своим подчиненным команду ликвидировать колонии-поселения. Те в шоке, на вопрос, получено ли разрешение учредителя (правительства) и Министерства государственного имущества на подобные действия, ответа не последовало… Зато уже сегодня подсчитываются барыши от использования зданий и сооружений — не важно, за счет аренды помещений или размещения там объектов бизнеса.
Вообще, Байзаков очень неравнодушен к теме «добывания» денег различными способами.  Например, 7 апреля 2011 г. издает распоряжение № 25, которым поручает производственному отделу ДИН «решить вопрос о продаже металлолома… разработать бизнес-планы по развитию доходоприносящей деятельности в учреждениях УИС», управлению материально-технического обеспечения — «проработать вопрос реализации сотовых аппаратов, изъятых  у заключенных во время обысковых и профилактических мероприятий». Интересно, как на незаконную реализацию сотовых телефонов, изъятых у арестантов, отреагируют правозащитники?
К моему монологу присоединился  один из «ликвидаторов» полковника Байзакова Эрнст ИСАЕВ.
— На днях  вы дали пресс-конференцию, сообщив журналистам о том, что оперативная обстановка в учреждениях ГСИН с каждым днем осложняется,  а руководство полностью самоустранилось от работы со спецконтингентом и не ведет профилактической деятельности на упреждение правонарушений. На чем основаны ваши доводы?
— Видите ли, спецконтингент — это особая категория населения, работать с которой должны профессионалы, хорошо знающие ее специфику. Нынешний председатель и его окружение,  на мой взгляд, не совсем понимают цели и задачи уголовно-исполнительной системы, не владеют истинной  ситуацией в режимных учреждениях и не знают, как работать с осужденными при осложнении оперативной обстановки.
В подтверждение их беспомощности приведу такой пример. Во время недавней (в марте этого года) голодовки осужденных председатель внезапно заболел, а его заместитель заявил по телевидению, что о готовящейся акции они знали за несколько месяцев вперед. Если это так, то почему не доложили об этом курирующему вице-премьер-министру и не провели ни одного оперативного совещания с руководителями исправительных учреждений?
А вот совсем свежий пример. В течение длительного времени «общак» ИК-10 издевался над сотрудниками с применением физического и психологического насилия. Поскольку руководство службы, зная об этом, не принимает меры, весь личный состав учреждения отказался заходить на территорию колонии.
— Не потому ли нынешнее руководство службы опасается входить в учреждения, что знает отношение зеков к «ментам»?
— Действительно, это один из основных факторов. Рассмотрим и другие, не менее важные. Например, деньги со спецсчета, которые зарабатывает спецконтингент и которые закон позволяет  тратить на нужды осужденных,  Байзаков использует совершенно в других целях.
В настоящее время вокруг здания центрального аппарата возводится забор, который обойдется в 2 млн. сомов, автостоянка — в  1 млн. сомов, закончено строительство  крытой стоянки во дворе ГСИН стоимостью 541 тыс. сомов, хотя на самом деле затраты вдвое меньше. При этом основное ограждение в зонах валится десятками метров (см. фото). Случись бунт, зеки в одночасье прорвутся на свободу…
Потраченные суммы не предусмотрены бюджетом.  Они снимаются со спецсчета. А финансовые средства, находящиеся на спецсчете, приравнены к бюджетным. Уголовный кодекс нецелевое использование бюджетных денег, да еще и при огромном дефиците, квалифицирует  как преступление.
В 2010 году государство выделило 10 млн. сомов на ремонт учреждений. В 2011 году  выделено еще 5 млн. сомов на капитальный ремонт зданий и помещений, где живут осужденные. На самом деле никакого ремонта там не провели. Поэтому одной из причин голодовки они назвали ужасающие условия содержания.
Куда делись бюджетные деньги, никто не дает ответа. Байзаков лукавит, утверждая, что вся деятельность ГСИН прозрачна как слеза. Прокуратура,  проверив тендер, объявленный его замом, и выполнение  тендерной заявки, найдет много интересного по своей линии. Если ей позволят заняться проверкой…
Общество,  не реагируя должным образом на действия Байзакова, просто подтолкнет спецконтингент к ответным действиям.
Еще такой фактор, как конфронтация части офицеров службы с ее руководством. Байзаков, вместо того чтобы бросить все силы на работу с осужденными, направил их на сбор компроматов против своих оппонентов. Проблемами зон заниматься некому. А они накапливаются и чреваты взрывом…
— Под оппонентами вы имеете в виду «ликвидационный отряд»?
— Не только. Заявления ряда офицеров касались в основном кадровой политики руководства ГСИН.  Проверка других сигналов — а ее проводили Генеральная прокуратура, депутатская и правительственная комиссии —  показала, что действительно в службе допускаются незаконные увольнения сотрудников, расходование не по назначению финансовых средств, находящихся на спецсчете, хищение государственного имущества и другие нарушения. Незаконно же объявленная реорганизация структур службы поддерживается, подчеркиваю, не правительством, а одним из  вице-премьер-министров.
На днях под видом реорганизации сократили 29 сотрудников Управления уголовно-исполнительной инспекции на основании какого-то мифического решения отдела правительства, тогда как по распоряжению правительства, наоборот, дано указание  укрепить УУИИ кадрами.
То, что Байзаков и его окружение вводят в заблуждение общественность своими интервью и комментариями, пусть остается на их совести. Они никак не могут понять простой вещи: зеки тоже читают газеты и делают свои выводы.
Чиновники, покровительствуя  Байзакову, оказывают  ему медвежью услугу и еще больше погружают его в пучину беззакония.
— Может ли повлиять на ситуацию в зонах объявленная Байзаковым тотальная борьба с коррупцией внутри ведомства и оргпреступностью?
— Думаю, да. Посмотрите, с чего он начал:  с подлогов и фальсификаций фактов. Поверив Байзакову на слово, глава государства, выступая перед общественностью Нарынской области, заявила на всю страну о том, что вор в законе Кольбаев объявлен в розыск и на него возбуждено уголовное дело. Но это произошло только спустя три месяца после ее выступления! И не руководство ГСИН,  а прокуратура возбудила уголовное дело и объявила розыск.
Непонимание, что контингент, отбывающий наказание в местах лишения свободы, очень чувствителен ко всякого рода обманам и произволу, отплатит за беспредел беспределом, который уже сейчас в зонах чинят «общаки», тоже отразится на и без того непростой ситуации.
— Байзаков сообщил в интервью,  что на 15 офицеров ГСИН, составляющих ядро оппозиции, возбуждены уголовные дела…
— …да, и переданы в суд. Только вот почему-то умолчал о том, что все разваливаются. Те, кого он назвал, уже подали в суд иски, так как обвинил их в том, чего они не совершали.
— Скажите, а вам какой интерес «клевать» Байзакова?
— Лично — никакого. Меня, как знающего УИС, пригласили в правительственную комиссию для рассмотрения заявлений офицеров. Работая с полученными документами, я увидел то, о чем даже не подозревал. Молчать обо всех безобразиях было просто невозможно.

Айрин ТЕМИР.

Добавить комментарий