Грозит ли зубру капиталистическая шубка?

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

Удивительно:  вдали от Беларуси, за тысячи километров от нее, неизменно связываешь  образ этой страны с именем  спрятавшегося в ее пущах второго беглого  президента Кыргызстана, а, приехав в нее, начисто выбрасываешь его из головы. Потому что могучая красота  Беларуси захватывает, как только выходишь из  аэропорта и оказываешься лицом к лицу с нею. Леса, леса, леса… — по обе стороны гладкой трассы, мчащей к Минску. Там, где березки и  сосны, —  чащи посветлее и покурчавее, там, где ели, — иссиня-черные, дремотные. Немудрено, что  фашисты, расстреляв и разрушив  Минск, завязли в лесах и проиграли партизанскую войну. Местность — в холмах, по ним то стекают вниз, то взмывают вверх идеально ухоженные поля: то ли свежескошенные  луга, то ли взошедшая пшеница. Вся зелень как будто только что умыта дождем. Но дождя не было. Просто здесь нет изнуряющего зноя, как у нас, и  зелень не блекнет до самой осени.

В Минске делаешь для себя три открытия. Во-первых, световой день здесь намного длиннее, чем у нас: мы прилетаем в девять вечера —  солнце не закатилось и стоит еще достаточно высоко, а в шесть утра светло, как у нас в восемь. Второе открытие: почему Фрунзе называли  самым  зеленым городом СССР, если Минск весь в лесах? Такое впечатление, что столицу просто построили на свободных от деревьев лужайках. Третья  неожиданность: полное отсутствие портретов  Александра Лукашенко на панно вдоль дорог, на фасадах зданий.  Удивительно: в Центральной Азии и на Закавказье, если правители  царствуют  так долго и бессменно, их изображения становятся обязательным  элементом  антуража.
Еще в самолете в руки попадает свежий номер «АиФ», который предупреждает: в Минске валютный кризис, белорусский «зайчик» умирает. Несмотря на предупреждение, спустившись наутро к обменке в холле гостиницы, чувствуешь  себя дурак дураком. Все вокруг — и ресепшен, и секьюрити в вишневой  униформе, и продавщица  за стеклом обменки, и мужчина, как бы нечаянно появляющийся из расположенного под боком  казино, а на самом деле контролирующий  твой маршрут, — знают, чего хотят, кроме тебя самой. Первое, что приходит в голову: может, в оставшейся одной ногой в  социализме Беларуси запрещены валютные операции? А разгадка проста. Ты — дичь, они — охотники, и их интересуют только твои баксы. В белорусских банках с начала весны пропала валюта: нет ни долларов, ни  евро, ни российских  рублей. Моя валюта в конце концов попадает к девушке-ресепшн. Я сознательно делаю  выбор в пользу этого милого  создания с огромными, в пол-лица глазами, потому что она первая поинтересовалась у меня долларами, и мое существо протестует против нечистоплотного хода мужчины из казино, который попытался увести у нее из-под носа клиента. Операция происходит так: я приобретаю на свои деньги  в гостиничной обменке белорусские рубли, ставшая следом  к окошку ресепшн тут же покупает мои уже бывшие доллары. Зато охранник, который тоже имел виды на мою валюту, в отместку ресепшн «капает» на нее начальству, тот устраивает ей  разнос за то, что отлучилась с рабочего места. И через некоторое время “моя” девушка появляется за  стойкой уже с заплаканными глазами.
Вот с такой почти детективной истории началось наше пребывание на белорусской земле. Газеты, прочитанные накануне, писали, что в Беларуси одна волна ажиотажного спроса на товары народного потребления сменяет другую. Сначала сметали растительное масло и сахар, потом стали исчезать соль, макароны и крупы. Вице-премьеру  страны Сергею Румасу пришлось убеждать народ, что «покупка соли — не лучший способ превращать свои квартиры в склады». Пройдясь по ближайшим  к гостинице двум-трем универсамам, мы не обнаружили признаков ажиотажного спроса на продукты: и растительное масло, и все прочее спокойно стояло на полках. Как оказалось, народ уже переметнулся с продуктов на товары длительного пользования: телевизоры, холодильники и прочее.
По данным  Белстата, с начала этого года потребительские цены на товары и услуги в стране выросли на 10,9% (больше, чем в России, Украине и Казахстане). В апреле по сравнению с мартом цена на  продовольствие подскочила на 5,5% (для сравнения: в Украине — на 1,5%, Казахстане — на 1,1%, России — на  0,3%). Особенно подорожали овощи и растительное масло (на четверть), фрукты, картофель, молоко.
Эксперты пишут, что валютный кризис в Беларуси начался несколько месяцев назад. Еще в марте напуганные слухами о  грозящей девальвации граждане стали активно избавляться от белорусских «зайчиков», покупая евро, доллары, российские рубли и золото. Этот ажиотажный спрос на валюту спровоцировал дефицит.  Центробанк, который долгое время искусственно удерживал «зайчик» на плаву, был вынужден отпустить курс доллара. Он взметнулся  вверх, «зайчик» стал падать и продолжает падать. Если еще недавно за один доллар нужно было отдать 3 тысячи  белорусских рублей, то в день нашего приезда  в обменках он стоил 4 500, а на оживившемся теневом  рынке еще дороже: 5-6 тысяч. Предсказывают рост доллара до 10 тысяч.
Экономист, руководитель аналитического центра «Стратегия» Леонид Заико одной из причин   разразившего  кризиса считает установленную среднемесячную зарплату в 500 долларов, которой так гордятся власти страны: «Белорусы могут реально заработать 250 долларов, и никакие 500 долларов или другие нарисованные цифры неправдоподобны. Да, это девальвация, мощный принципиальный прокол всей макроэкономической политики. Нельзя управлять страной, забывая о том, что есть экономические законы, о том, что у нас есть отрицательный торговый баланс в 10 млрд. долларов, о том, что мы не можем пока платить высокие зарплаты чиновникам и пенсии, о том, что мы должны экономить ресурсы и жить по средствам».
В день нашего прилета в Минск здесь прошел «круглый стол» с участием политических партий, общественных объединений и экспертов. Экс-председатель правления Нацбанка Беларуси Станислав Богданкевич заявил на нем, что Лукашенко должен признать: модель развития была слабой, а экономическая политика в последние годы — ошибочной. К кризису привело использование антирыночной, административной модели. Необходимо сбалансировать внешнюю торговлю и внутренний рынок, денежная масса должна соответствовать товарной.
По мнению посла Украины в Беларуси Романа Безсмертного, валютно-финансовый кризис вызван также тем обстоятельством,  что переговоры страны с Россией и Казахстаном о ввозных пошлинах на автомобили и нефть закончились явно не в пользу Беларуси. Поэтому, хотя с начала года Нацбанк Беларуси потратил почти 1 млрд. долларов из своих резервов погашения спроса на доллары, проблема остается.  Р. Безсмертный также считает, что в отличие от Украины, народ которой привык к стихии рынка, белорусы живут в стране с плановой системой, где никто не предполагал никаких бед, где все говорили, что все будет хорошо. И вот внезапно возникает проблема, она пугает. Люди просто не готовы к такому повороту событий и начинают все сметать с полок. Взрыв в метро усилил страх.
Однако  власти страны держат оборону стойко. Нам довелось стать свидетелями импровизированной пресс-конференции министра сельского хозяйства и продовольствия Михаила Русого. В ответ на вопросы взявших его в круг  белорусских журналистов он заявлял: «Назовите  мне страну  вокруг, где  можно купить  по такой же  цене, как у нас, мясо  — 12 тысяч рублей за килограмм (примерно 3 доллара. — Авт.) или свежие помидоры за 8 тысяч. Я считаю, что цены на продукты собственного производства у нас невысокие. Цену на хлеб за последние два-три года мы подняли только один раз — сейчас».   А журналисты в свою очередь допытывались, где же находится магазин, где можно купить  мясо за 12 тысяч?
Судя по словам  М. Русого, у правительства есть четкая программа действий по решению продовольственных проблем и снижению цен. Во-первых, переходить в сельском хозяйстве на работу по схеме «произвел — переработал — реализовал», потому что цена вырастает за счет посреднических звеньев. Во-вторых, реконструировать существующие молокоперерабатывающие предприятия так, чтобы они производили и продукцию, которая сегодня импортируется. В-третьих, искать инвесторов, которые будут перерабатывать белорусскую продукцию с расчетом на реализацию не только в России, но и дальше — в Европе. В-четвертых, исключить из продуктов так называемые заменители: пальмовое масло вместо масла какао, соевое мясо и пр.
Некоторые эксперты и политики заявляют, что валютно-финансовый кризис — начало политического, и предсказывают закат эры батьки. Однако они же подмечают, что власть готовится к приватизации: на продажу будет выставлен целый ряд предприятий, чтобы получить финансовые средства и немного погасить кризис на валютном рынке.
Беларусь особенна еще и тем, что  она единственная среди постсоветских республик сохранила за русским  языком статус государственного и им владеют  наряду  с национальным. Но белорусской речи  вы в Минске не услышите. Как рассказал нам один из технических сотрудников Национальной библиотеки, где проходил саммит глав правительств СНГ, ради которого мы и прилетели в Минск,  его можно услышать разве что только в деревне. «Я белорус, понимаю родной  язык, но, к своему стыду, — отмечал наш собеседник, — не умею на нем говорить».
Мы улетали из Беларуси, едва прилетев в нее. Жаль. Мчась из столицы  к литерному самолету в  аэропорту, замечаем: что бы  сейчас ни говорили  и ни писали об  экономической политике Беларуси, а хозяйская рука там  чувствуется. Это видно было  по ухоженным полям,  оберегаемым  лесам. Если роща находится на  макушке  холма, то при пахоте ее старательно обходят. Перед лесом, густой стеной стоящим по обе стороны дороги, то тут, то там — красно-белые свежевыкрашенные шлагбаумы: въезд  в массив запрещен.  Леса в Беларуси ценят, хотя они составляют 38% ее территории. Незадолго до нашего приезда в  стране прошла  эстафета «Неделя леса». Она проводится каждый год  уже на протяжении пяти лет по инициативе местных лесоводов.  Каждый желающий вносит  свой посильный вклад в дело сохранения и преумножения национальной красы: кто-то высаживает деревья, кто-то очищает леса вдоль дорог. На одном из  поворотов замечаем огромное панно — бурый мишка, выходящий из чащи, и под ним призыв: «Берегите лес!». Одно из последних впечатлений — громадный, вишневого цвета каменный зубр. Символ  Беларуси. Он как будто присел, одновременно и защищая эту землю своей  грудью, и готовясь к могучему прыжку.
…Хотелось бы вернуться к тебе, Беларусь, чтобы рассмотреть лучше.

Кифаят АСКЕРОВА.
Фото автора.
Бишкек — Минск — Бишкек.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *