Вт. Окт 16th, 2018

Возвращение из «зазеркалья»

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

go to link Есть такое наблюдение, что дети, играя, познают мир. В копировании они очень часто берут за пример поведение взрослых. Какая девчонка не пробовала накраситься маминой помадой, походить по дому в туфлях на несколько размеров больше, а у мальчишек стереотип мужественного поведения — подымить сигаретой. И невдомек им, что одни копирования вполне невинны, а другие могут нанести вред здоровью. Докторам центра, о котором мы расскажем в этом материале, порой приходится потратить немало времени, чтобы излечить подростков от опасных привычек, от которых и взрослые не могут избавиться долгое время.

Центр медико-психологической помощи и реабилитации несовершеннолетних располагается в небольшом одноэтажном строении на территории Республиканского центра наркологии. Сюда попадают школьники, употребляющие психоактивные вещества. Под термином «психоактивные» подразумеваются препараты и средства, которые влияют на психические процессы и вызывают зависимость. Не всегда это тяжелые наркотики, такие как героин, хотя в практике бывают и подобные случаи. Чаще всего подростки, попадающие к наркологам, хорошо знакомы с табаком, насваем, алкоголем. Для достижения эйфории нюхают летучие вещества, такие как клей, используют различные лекарственные препараты. Об употреблении тех или иных фармакологических средств, от которых можно «побалдеть», несовершеннолетние с легкостью узнают в Интернете. Беда еще и в том, что большинство таких таблеток можно купить без рецепта в любой аптеке. Так что порой специалисты, работающие с малолетними пациентами, сами диву даются о «веселящем» эффекте вроде бы безобидных лекарственных препаратов. Не так часто встречаются случаи употребления спайсов. По словам руководителя Центра медико-психологической помощи и реабилитации несовершеннолетних Ирины Алымкуловой, после того как в России пошла волна смертей после употребления курительных смесей, сотрудники отечественного центра проехали по всем регионам республики, провели встречи с сотрудниками инспекции по делам несовершеннолетних, социальными работниками, предоставили информацию, чем опасны спайсы. Чтобы уже на местах специалисты вели профилактическую работу в среде детей, входящих в зону риска.

Между тем урон для здоровья несовершеннолетнего от применения любого вида психоактивных веществ намного больше, чем у взрослого человека, ведь молодой организм только формируется. Страдают прежде всего центральная нервная система, внутренние органы, обостряются уже имеющиеся соматические заболевания, и потом восстановление проходит намного дольше и сложнее.

— Если длительное время употребляются психоактивные вещества, могут даже возникать психические заболевания: бред, галлюцинации, слабоумие, — рассказал врач психиатр-психотерапевт Центра медико-психологической помощи и реабилитации несовершеннолетних Мелис Исаков. — При этом очень долго и сложно убирается сама зависимость. Используются разные методы: биологическая терапия, психологическое и социальное вмешательство. Есть неотложные состояния пациентов, которые лечатся стационарно, капельницами. Но прежде всего необходимо убрать психологическую зависимость.

Надо отметить, что юные пациенты попадают в центр по направлению инспекций по делам несовершеннолетних; школ, где ребята были замечены в злоупотреблении возбуждающими психику веществами; приводят их и родители, столкнувшиеся с такой бедой. К счастью, у большей части поступающих в центр подростков нет устойчивой зависимости. В данном случае в присутствии родителей с ними проводят профилактические беседы, разъясняют, в чем вред употребления таких веществ, к чему это может привести, чем опасна зависимость, как нужно изменить взаимоотношения с ребенком родителей.

Но тем, кому уже непросто отказаться от вредной привычки, предстоит более долгое лечение.

По словам М. Исакова, как правило, оно проходит в три этапа:

— С ребятами работают врачи-психотерапевты и психологи. Сначала вырабатывается мотивация к трезвому образу жизни. Пациент должен осознать, что у него есть проблема и ее нужно решать. На втором этапе обучают ребенка и семью определенным методам сдерживания тяги к препаратам, если необходимо, назначают медикаментозную терапию. Формируется система поддержки и изменения образа жизни. Как правило, зависимость рассматривается как проблема образа жизни. Есть концепция, которая рассматривает зависимость как биопсихосоциальную проблему. В этом и заключается сложность лечения. Ну а третий этап — поддержка семьи, работа с родителями, отслеживание результатов.

Работа по реабилитации подростков сложная и прежде всего тем, что наркологам и психологам важно донести до сознания несовершеннолетних, что остро переживаемые ими видения и ощущения кратковременны и несут угрозу здоровью. Доктора стараются обратиться к разуму ребят. У подростков есть мечты, уже сформировано видение себя в будущем, и это становится побуждающим мотивом для исцеления.

И тут большая ответственность лежит на семье. Но беда в том, что зачастую родственники недооценивают проблему и не спешат тратить время на посещение психологов. Поэтому вопрос реабилитации очень тесно связан с их готовностью поддержать подростка, пройти путь выздоровления вместе с ним. Иначе самому несовершеннолетнему не справиться с зависимостью. Тем более, как отмечают доктора, большая часть ребят, оказавшихся в плену эйфории, отмечали, что им не хватает внимания старших. По наблюдениям врачей, примерно треть проходящих лечение в центре — из неполных семей, где ребенка растит одна мама. В зоне риска дети мигрантов, за ними приглядывают тетушки, родственники, бабушки, которые в силу возраста, занятости и прочих обстоятельств просто не в состоянии уследить за подопечным и возместить отсутствие родителей. Еще более сложная ситуация, когда ребят, имеющих зависимость, направляют из Центра реабилитации беспризорных детей при мэрии столицы. Их опыт употребления алкоголя или летучих растворителей, как правило, длителен. И вернуть в нормальную жизнь таких пациентов намного сложнее, так как они не знают, что такое нормальная жизнь. Улица, беспризорность для них — обыденность, родители сами находятся в плену у «зеленого змия» и им самим, по-хорошему, нужна помощь наркологов и психологов. Поэтому контролировать процесс выздоровления таких детей после прохождения лечения у нарколога некому. В реабилитационном центре для беспризорных они могут находиться определенное время, а потом возвращаются в семьи, и вопрос с такими ребятами, по большому счету, остается открытым.

Главный вопрос, который возник у меня в беседе со специалистами: а каков масштаб беды? Точных цифр нет. Приблизительная статистика утверждает, что подростки, «балующиеся» психоактивными веществами, составляют 6% от числа взрослых наркозависимых. Но официально зарегистрированное число последних не отражает реальной картины. По законодательству граждане, имеющие такие проблемы, сами добровольно становятся на учет в госорганах, а количество неучтенных в разы больше. Ситуация с несовершеннолетними еще более непонятная. В поле зрения взрослых попадают лишь случайно замеченные в потреблении «недетских» препаратов и напитков дети. Служба детской наркологии, специалисты ИДН по закону могут лишь вести профилактическую работу среди школьников, но принудительно заниматься выявлением наркозависимости не имеют права, да и возможностей тоже. Нужны исследования, составление на основе опросов и других современных методов выявления самых различных зависимостей среди несовершеннолетних, чтобы понять, насколько злободневна такая проблема для нас. Но для этого нет разработанных на уровне правительства или Минздрава программ, не предусмотрено финансирование. Впрочем, внимания требует и сама служба медико-психологической помощи и реабилитации несовершеннолетних. В столичном центре работают шесть специалистов, по словам директора И. Алымкуловой, учитывая количество направляемых пациентов, их недостаточно. В Оше такую работу ведет один нарколог. Еще хуже дела обстоят в регионах. Думается, не стоит много рассуждать о важности развития такой службы в нашей стране. Беда, если ребенок пристрастился к вызывающим зависимость препаратам. Намного хуже, если таких ребят десятки, а если счет идет на сотни или даже тысячи? Очень обидно, что в нашей стране специалисты не имеют возможности адекватно реагировать и влиять на ситуацию в данной области.

Дмитрий АЩЕУЛОВ.
http://sherko.ru/node/22 Фото Нины ГОРШКОВОЙ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *