Приграничье и его люди

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

(Окончание. Начало в предыдущем номере)
С чего начинается
конфликт?

Вода — источник жизни. Неудивительно, что именно она, вернее, ее нехватка — и питьевой, и поливной, стала главной причиной раздора кыргызов и таджиков в приграничье. Жители кыргызстанских сел Ак-Сай, Ак-Татыр, Жаны-Бак, Самаркандек, таджикистанских кишлаков Ворух, Ходжаи Ало и городка Шураб получают поливную воду с водозабора «Ворух» по лоточному каналу. Но по ходу магистрали люди ухитрились сделать отверстия в трубе и похищают живительную влагу. Поэтому по мере движения по лотку ее становится все меньше. Так же, как и жизненно необходимой жидкости, не хватает теперь и дружбы.
— И таджикская, и кыргызская часть населения берут воду с шурабской трассы, — рассказывал в Ходжаи Ало Ходжибободжон Туйчиев. — Мы столько забираем воды, что Шурабу не хватает, потому его покидают жители.
В селе Кок-Таш пришел в негодность канал с поливной водой. Она, просачиваясь и выливаясь из канала, не доходит до кыргызов и таджиков. В Ак-Сае поля и пастбища тоже деградируют, деревья засыхают. А ведь жители всегда кормились только за счет урожая. Аналогичные трудности  и в Таджиконе.
Что касается драгоценной влаги для питья, то в том же Таджиконе с десятитысячным населением зимой питьевая вода поступает всего на два часа, поскольку из скважины воду выкачивает насос, работающий с помощью электричества, а с этим, как известно, в соседней республике большая проблема. Из этой скважины воду вынуждены набирать и кыргызы с участка Бакай. Вот и возникают конфликты, ведь ее не хватает самим жителям Таджикона. Причем вода не проверялась на пригодность к употреблению.
Причиной деградации пастбищ является и их нехватка: жители вынуждены пасти свой скот на одних и тех же землях, не давая им отдыхать.
Говорилось об аварийном состоянии школьных зданий, о тревожной санитарно-эпидемиологической обстановке. Например, в 2008 году в Ак-Сае отмечалось много случаев заражения тифом, что участники проекта связали с качеством питьевой воды. Не забыли и о проблеме безработицы.
В рассказе Талгатбека Арап уулу, школьника из Ак-Сая, проскользнуло сообщение, что молодежь от безделья пристает к таджикам. А потом его сверстник из Таджикона Синоиддин Нусратов, показывая на снимок, заявил:
— Когда мы проходим мимо кыргызских ребят, бывает, что они нас задевают. В отместку за это потом мы их задираем.
То есть молодежь признает, что поступает плохо. А также и то, что, не будь бытовых проблем, может, не было бы и разногласий. Талгатбек упомянул, что в апреле при поддержке ЮСАИД в Таджиконе и Ак-Сае были открыты сады дружбы: в посадке деревьев в обоих селах участвовали и кыргызы, и таджики. После этого прошли и культурные акции.
— Если бы чаще проводились такие мероприятия, то наши отношения укреплялись бы, — заявил он. — Все думают, что кыргызы и таджики  враги, но нас делают врагами эти проблемы.

Пастбища раздора

Два года назад Фонд развития села начал реализацию в Баткенском районе проекта «Совместное управление природными ресурсами с вовлечением сообществ», целью которого было упорядочение пользования пастбищами для предотвращения конфликтов. По словам Баатырбека Эшматова, местного мобилизатора Фонда развития села и одновременно председателя пастбищного комитета Ак-Татырского айыл окмоту, в таджикских селах нет пастбищ, жители окружены кыргызстанской территорией и вынуждены выпасать скот здесь. В 2010 году еще прежний созыв Жогорку Кенеша принял проект постановления, а правительство — само постановление, запрещающее выпас скота иностранных граждан на кыргызской территории.
— Сейчас мы вынуждены нарушать это постановление, иначе не миновать конфликтов: мы не пускаем скот таджиков, а они в ответ перекрывают дороги, воду. В 89-м году уже было такое, дошло до поджогов домов, стрельбы.  Для пресечения беспорядков были введены десантные войска, — поясняет собеседник.
— Бывает наоборот, кыргызы гонят скот через таджикский анклав, — добавляют сотрудники фонда.
Баткенцы направляли в Жогорку Кенеш предложение отменить то постановление правительства. Даже проводили в Бишкеке осенью конференцию, пригласив депутатов, рассказывает Баатырбек Эшматов.
— Таджикская сторона тоже согласна с нашим предложением, — говорит он. — Она может отдавать свой скот в общее стадо вместе с нашим, которое пасет наш, кыргызский чабан на нашей территории, тоже ему платят. Не нужно единого закона для всей страны, потому что всюду разная ситуация, нужно позволить на местах самим решать эту проблему, заключать договоры между органами местного самоуправления и пастбищными комитетами.
К слову, в Ходжаи Ало местный житель Ходжибободжон Туйчиев поднимал проблему выпаса скота таджикистанских граждан на кыргызстанских пастбищах. И Баатырбек Эшматов пояснял, что им прежде нужно принести справки от таджикистанских ветеринаров нашим для заверения. Еще он просил их не отдавать скот кому попало, а всем вместе собраться и поручить своих овец ли, коров ли одному чабану через пастбищный комитет, с которым заключит договор джамоат.
В «наследство» от того проекта жителям пяти сел Ак-Сайского и Ак-Татырского айыльных округов и соседних таджикских населенных пунктов остался ресурсный центр.
— Главная проблема жителей  — незнание законодательства: и кыргызского, и таджикского, а в этом центре люди могут входить в базу интернет-ресурса «Токтом» и знакомиться с законами, — поясняет Баатырбек Эшматов.
Кроме того, в рамках проекта создавались группы укрепления добрососедства. В них есть и таджикские лидеры, а вообще туда входят лидеры сел, депутаты местных кенешей, главы айыл окмоту, представители МСУ. Группы проводили мероприятия по укреплению межнационального согласия: футбольные матчи, фестивали дружбы. Открыли кыргызско-таджикские швейные цеха (в Уч-Добо и Ак-Сае). Приобрели медицинское оборудование для ФАПа в селе Ак-Сай, который посещают и кыргызы, и таджики.
— Местные сообщества написали и реализуют проекты мероприятий по предотвращению конфликтов, — рассказывает Абдыжапар Садыков. — Всего написали 21 проект. Жители сами отбирали из них приоритетные, внешние эксперты дали заключение, и фонд выдал гранты для реализации 14 микропроектов. Есть и совместные. На такие финансирования выделялось больше. Если моноэтническим сообществам выдавалось до 135 тысяч сомов, то смешанным — до 225 тысяч. Таджикистанцы тоже хотят подавать проекты, но наши доноры ведь оказывают помощь Кыргызстану, и потому мы при всем желании не можем их поддержать.
Между тем существует международный опыт, помогающий преодолевать подобные проблемы.  В Бишкеке руководитель исследовательских программ Центра социальной интеграции Нина Багдасарова рассказывала об опыте представителей ассоциации «Филия», действующей в странах бывшей Югославии.
— Эти государства после отделения друг от друга столкнулись с тем, что жители в приграничных районах не могли использовать некогда общие инфраструктурные, социальные и иные объекты. И вот  органы местного самоуправления начали создавать «треугольники муниципалитетов» из разных стран и подписывать так называемые протоколы о толерантности, в которых оговаривались вопросы, связанные с переходом границ, использованием инфраструктуры, а также обязательства государственных департаментов образования по контролю за содержанием учебных курсов истории, литературы и других гуманитарных наук на предмет разжигания национальной розни. За несколько лет сеть, начавшаяся в нескольких городах, разрослась и охватывает не только страны бывшей Югославии, но и Румынию, Венгрию, Болгарию. И международные доноры охотно поддерживают межмуниципальное сотрудничество в приграничных районах. Этот опыт был бы очень полезен и для Центральной Азии.

Пока гром не грянет?

Уезжала я из Баткена с несколькими выводами. Во-первых, в области существует целый ряд проблем, требующих незамедлительного решения. Понятно, что это нелегко, но думается, что пробурить новую скважину для воды, отремонтировать канал, достроить линию электропередачи, позволить местным органам власти и пастбищным комитетам регулировать вопрос с выпасом скота иностранными гражданами — неизмеримо проще, чем остановить     межэтнические столкновения и расхлебывать их последствия. Разве события в Ошской и Джалал-Абадской областях не стали горьким уроком? И они все-таки происходили внутри страны, в то время как конфликты кыргызов и таджиков в приграничье — это уже вопрос отношений двух государств. Так когда же мы обратим внимание на проблемы в Баткенском регионе?
Необходимо решать все существующие проблемы на государственном уровне и с помощью межгосударственного диалога. Последнее особенно важно для четкого определения линии государственных границ. Конечно, обидно, что приходится отгораживаться от соседей. Но, к сожалению, практика показывает, что неопределенность рубежей вызывает споры по поводу земель.
Сейчас приходится уповать только на мудрость местных жителей, надеяться, что эмоции все-таки не возобладают над разумом. Именно от простых баткенцев зависят мир в стране и добрые отношения с нашим южным соседом.

Послесловие

Когда мы выехали из Ходжаи Ало в Ак-Сай, пошел дождь. Это хорошо, ведь дождь — это недостающая влага для садов, полей и пастбищ. А вечером выглянуло солнце и на небе появилась радуга.

Алия МОЛДАЛИЕВА.
Фото автора
и участников проекта.

Добавить комментарий