В паутине Всемирной сети

Эксперты обсудили в Бишкеке одну из важных тем на сегодня «Интернет как современное поле битвы за умы: технологии, игроки, тренды».

Открывая заседание, заместитель директора представительства фонда «Евразийцы — новая волна» в Кыргызстане Денис Бердаков отметил, что Всемирная паутина стала коммуникационно-ценностной средой, которая формирует новую реальность в головах миллиарда людей. Тем самым влияет на государство и его институты.

Социальные сети набирают все больше популярности. Для молодежи они стали средствами массовой коммуникации. В виртуальной реальности многие из ребят общаются больше, нежели в реальной жизни. Интернет-тренды влияют на ценности молодых людей не хуже, чем семья, школа, университет,

— сказал он.

Денис Бердаков рассказал собравшимся, что они провели небольшой соцопрос среди 100 первокурсников Кыргызско-Российского Славянского университета им. Б. Ельцина, дабы узнать, какими соцсетями они больше пользуются. В итоге выяснилось, что 94 человека являются активными пользователями «Инстаграмма». К слову, данная соцсеть для нашей молодежи не только площадка для самопрезентации, но и возможность получать нужную информацию и узнавать новости. Некоторые СМИ в Кыргызстане имеют там 200-300 тыс. подписчиков. А это больше, чем аудитория общенационального ТВ-канала. Также, согласно опросу, 12 человек имеют аккаунт в «Фейсбуке», 14 ребят пользуются «Вконтакте», трое — «Твиттером», телевизор смотрят шестеро, и один студент «сидит» в «Одноклассниках». Между прочим, эта соцсеть в свое время была весьма популярна, но сейчас она сдает свои позиции среди молодежи. В свою очередь на YouTube пока мало кыргызстанцев, но есть тенденция к увеличению их численности. В основном наши пользователи в Интернете смотрят развлекательный контент.

На круглом столе выступила и телеведущая, основатель академии развития Nur Нурзат Токтосунова, у которой почти 300 тысяч подписчиков в «Инстаграмме». По ее словам, кыргызскоязычная аудитория соцсетей во многом отличается от русскоязычной.

Если люди, думающие и пишущие на официальном языке, ведут себя в Интернете более раскованно, выражаются экспрессивно и иногда даже нецензурно, то кыргызско-язычный сегмент себе такого практически не позволяет. Это объясняется тем, что срабатывает установка «что же подумают обо мне люди?». Однако есть и другое отличие. К сожалению, кыргызскоязычная аудитория не всегда заинтересована в повышении уровня своего образования. Считаю, что эту проблему можно решить, если известные личности, блогеры и представители государств объединятся. К примеру, можно создать модные аккаунты, направленные на воспитание молодежи,

— сказала телеведущая.

О влиянии Интернета на умы миллионов людей высказался и политолог, сопредседатель клуба региональных экспертов «Пикир» Игорь Шестаков. По его словам, «Фейсбук» в свое время сыграл большую роль в «арабской весне». Соцсеть использовали как коммуникатор для координации революционных процессов.

Сегодня сетевой фактор очень мощно используется ИГИЛ. Террористическая организация стала брендом за довольно короткое время. Все потому, что там работают профессионалы, занимающиеся вербовкой именно через соцсети. К слову, другие крупные организации, к примеру «Аль-Каида», не были столь публичны,

— сказал он.

Политолог отметил, что Интернет — политический инструмент. А «Фейсбук» сегодня является площадкой для политтехнологических боев, особенно в предвыборный период.

Однако, с моей точки зрения, соцсеть очень примитивно подает образы кандидатов. Содержательная часть отсутствует — преподносят только имя человека и определенный лозунг. То есть ту же информацию, что мы видим на баннерах. В классических же медиа людям презентовали целостную картинку, благодаря чему мы понимали, что это за личность. Не стоит забывать, что в сети есть тролли, которые ведут между собой войну. И их борьба прекратится, как только закончатся деньги на предвыборную кампанию и бюллетени будут опущены в урну,

— заявил Игорь Шестаков.

В свою очередь исследователь-аналитик Константин Ларионов рассказал присутствующим, как террористы вербуют людей во Всемирной паутине. Стоит отметить, что, если верить неофициальному рейтингу стран Центральной Азии, Кыргызстан занимает первое место в международном списке рисков терроризма. По его словам, количество пользователей Интернета в нашей стране превысило отметку в 5 миллионов. При этом 600 тысяч имеют аккаунты в различных соцсетях. А 410 тысяч кыргызстанцев выходят в Интернет со своих мобильных телефонов. Вербовка новых членов террористических ячеек сегодня происходит в основном через соцсети, в частности «Фейсбук», YouTube, «Одноклассники», «Твиттер», «Вконтакте», «Инстаграмм», через закрытые группы WhatsApp и «Телеграм». В основном мозги запудривают молодым людям, которые не самоопределились, у них нет четких целей в жизни и низкий уровень образования. Поэтому сегодня в стране необходимо разработать и внедрить комплексную и совместную программу работы с молодым поколением, чтобы противостоять терроризму. При этом стоит объединить усилия научному сообществу, госорганам, МСУ, молодежным активистам и СМИ.

Шеф-редактор «СОНАР-2050» Семен Уралов из России обратил внимание участников мероприятия на развитие медиатерроризма. По его словам, это не просто технология, а общественная сфера деятельности. «IT-сфера пока еще не стала самостоятельной, однако цифровизация сейчас везде. Поэтому и терроризм в первую очередь рассматривается под ракурсом медиа. Хорошо смонтированное видео теракта, где погибли несколько человек, имеет больший эффект, чем информация о самом происшествии, жертвами которого стали тысячи невинных людей. Типология терроризма указывает нам на наличие его классической формы, хорошо известной еще со времен Римской империи. Собственно убийство Юлия Цезаря является ярким тому примером. Также есть политический терроризм. Его цели — ущемление в правах, геноцид и выдавливание меньшинств.

Мы же рассматриваем медийный терроризм, включающий три основные технологии — «создание образа», «продвижение смыслов» и «вербовку». Первый фактор подразумевает создание образа не только героя и врага, но и такое понятие, как «расчеловечивание». Последний пункт, нацеленный на легализацию насилия и «презумпцию виновности», — это и есть то, куда движется медиатерроризм. Ролики ИГИЛ, конечно, античеловечное явление, но тем не менее это высокопрофессиональная работа, выполненная на основе вышеперечисленных пунктов. Что касается «продвижения смыслов» — это технология удержания власти. Поэтому здесь должен быть проект будущего — хорошего или нет, это не имеет значения. Далее следуют «удержание повестки дня» и «интерпретация». Последнее это то, что лежит в основе пропаганды. Разница лишь в том, кто и как интерпретирует тот или иной факт.

Вербовка при медиатерроризме совершается посредством социальных сетей, мессенджеров и молодежных субкультур. Аудитория — несовершеннолетние. Люди, которые считают, что им все позволено. Мотивации тут две — быстрые деньги и эстетика. А это означает, что медиатерроризм становится привлекательным в глазах молодых людей,

— подчеркнул Семен Уралов.

В свою очередь основатель Клуба маркетологов Артур Зотов рассказал еще о пяти технологиях в Интернете, которые широко используются для влияния на молодежь. Первое — мем. Он закрепляется в сознании человека, и постепенно через шутку воспринимаются совсем другие ценности. Следом идет хайп. Это когда возникает какой-то шум по поводу чего-то, и как результат человек начинает встраиваться в происходящее. Существует и понятие «фэйк», то есть поддельная информация. Еще одна технология называется условно «игра». Основная ее задача — передача информации другому человеку. К примеру, история о Синем ките, которая всколыхнула соцсети Кыргызстана прошлой зимой. И последняя технология связана с так называемыми агентами влияния. Это очень популярные личности и проекты в соцсетях, на которых равняются люди.

В завершение круглого стола эксперты отметили, что надо активно работать с молодежью, чтобы она могла защититься во Всемирной паутине и не дать себя обмануть.

Ирина КОВШОВА.

"СК"

Издательский дом «Слово Кыргызстана»

Добавить комментарий