Main Menu

Ислам и светское государство. Чей опыт лучше?

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Доктор исторических наук, декан факультета истории и социально-правового образования КГУ им. И. Арабаева Назира Умаровна Курбанова изучила, как выстраиваются отношения с исламом в зарубежных государствах. Сегодня она делится результатами своего исследования.

Россия

Российская модель государственно-исламских взаимоотношений, которая находится в процессе становления, разрабатывается в двух направлениях: прозападном и отечественном. Первую — «Теорию русского революционного исламизма» — разработали светский философ Г. Джемаль и гражданский активист В. Сидоров при поддержке прозападных акторов политического поля РФ. Вторая — «Теория религиозного традиционализма — просвещенного мусульманства» — была плодом усилий профессиональных мусульманских теологов В. Якупова (1963-2012) и М. Садикова (1963-2011). После гибели последних эта концепция развивается российским татарским теологом Ф. Салманом. Оба проекта реализуются и конкурируют между собой.

В основе российской модели лежат совершенствование межконфессионального диалога и снижение угрозы конфликтов на религиозной почве. В этом направлении достаточно успешно действует Фонд поддержки исламской культуры, науки и образования, созданный в 2005 году по инициативе администрации Президента России. Благодаря деятельности фонда проводятся научные исследования, которые способствуют совершенствованию законодательной базы, играя важную роль в подготовке пакета предложений по противодействию экстремизму и терроризму на религиозной почве, укрепляется вектор развития межрелигиозных отношений, разработана многокритериальная система оценки эффективности государственно-конфессиональных отношений.

По мнению бывшего научного сотрудника Института стратегических исследований Российской Федерации Г. Хизриевой, сегодня в политической и идеологической сферах государственно-исламских отношений РФ реализуется критерий «пяти де-«:

  • деваххабизация (в мусульманской общине должна проповедоваться исламская идеология в условиях сотрудничества мусульманских организаций и государства в целях укрепления национальной безопасности;
  • деархаизация (ислам не должен вести общество назад в Средневековье, он должен быть «исламом развития», идущим в ногу со временем);
  • деполитизация (исламские религиозные организации в своей деятельности должны учитывать принцип светскости);
  • деинтернационализация (прежде всего верующий мусульманин должен быть патриотом своей страны, только потом членом мусульманской уммы);
  • декоммерциализация (думать об имидже ислама и не дискредитировать его коммерциализацией и бизнесом).

В культурной сфере ведется работа по восстановлению национальной практики соблюдения ислама, начиная от проповедей духовной культуры, внешнего вида имамов, формы ношения хиджабов женщинами-мусульманками и заканчивая строительством мечетей с учетом архитектурных традиций российской городской культуры, этнонациональных и цивилизационных особенностей.

В экономической сфере используются критерии прозрачности деятельности мусульманских организаций и кооперации с государством, полной отчетности и централизации. Показателем успешности государственно-исламских отношений является полный государственный контроль над сферой так называемой исламской экономики.

Агитационно-пропагандистская деятельность также находится под полным контролем государства. Критерием ее успешности являются патриотизм и готовность к сотрудничеству, а показателем — уменьшение антироссийского сегмента мусульманских СМИ и увеличение пророссийского. Рассуждать об исламе должны профессиональные журналисты высокого уровня со знанием языков, имеющие богословское и светское востоковедческое образование.

Казахстан

Республика, лидировавшая многие годы на постсоветском пространстве положительным опытом межконфессионального диалога, проведением съездов мировых лидеров, изменила религиозную политику в 2011 году после известных атырауских событий. Был обновлен закон о религиозной деятельности и религиозных объединениях. Для организации системного мониторинга и анализа, проведения глубоких научных исследований созданы научно-исследовательский и аналитический центры по вопросам религии. Как и в России, с одной стороны, создаются институты сотрудничества с общинами для законопослушных верующих, а с другой — ужесточается уголовная ответственность за экстремизм и терроризм. Все религиозные организации прошли государственную перерегистрацию, что вывело из легального поля мелкие неэффективные. По примеру Кыргызстана законодательно запрещено осуществление религиозной деятельности вне официально отведенных для этого мест. Закрыты неформальные молитвенные помещения, запрещено проведение религиозных обрядов в государственных учреждениях, объектах образования и здравоохранения, воинских частях (тогда как в России, напротив, возвращаются к институтам капеллана и ахунов в армии).

Несмотря на торпедирование со стороны либеральной международной общественности, гражданских активистов, международных и отечественных правозащитников, увеличился контроль правительством деятельности миссионеров, выпуска религиозной литературы и благотворительной деятельности. Согласно обновленному законодательству, теперь в стране:

  • мусульманские организации только республиканского уровня имеют право вести религиозное обучение священнослужителей и издавать литературу;
  • смена юрисдикции меняет и статус проповедника, то есть если духовное лицо переезжает в соседний район, то по новому закону он является миссионером;
  • молодые люди не могут получать знания у неформальных миссионеров;
  • проводится специальное анкетирование для призывников в армию с целью выявления степени их религиозности;
  • в исправительных учреждениях запрещается совершать коллективную молитву, следят за пополнением списка верующих, принявших в колонии ислам (сразу после начала действия закона в городе нефтяников Атырау с санкции прокуратуры закрыли мечеть при местной исправительной колонии);
  • запрещается совершать намаз в госучреждениях.

Уголовный кодекс в стране также обновился. В ответ на распространение радикальных идеологий, в том числе с использованием новейших технологий, с 2013 года снизили с 16 до 14 лет возраст, с которого наступает уголовная ответственность за пропаганду экстремизма и терроризма. Полностью переработана статья о финансировании и пособничестве терроризму. Нарушение законодательства о религиозной деятельности и религиозных объединениях расценивается как уголовное преступление.

В результате комплекса перечисленных и иных мер, направленных на защиту духовной безопасности, внутриполитическая ситуация в республике остается стабильной. В то же время ужесточение законодательства привело к возникновению факторов риска, связанных с деятельностью подпольных деструктивных религиозных движений и течений.

Узбекистан и Таджикистан

В обеих республиках реализуется авторитарная модель государственно-исламских отношений. Основной причиной подобного выбора являются выход в начале 1990-х годов на политическую сцену исламистской оппозиции в Узбекистане, создание «Исламского движения Узбекистана», попытавшегося фактически взять под свой контроль Ферганскую долину. Впоследствии репрессии и бескомпромиссность властей стали причинами раскола мусульманского духовенства и мобилизации радикальной исламистской оппозиции, которые перешли к экстремистским и террористическим действиям.

В Таджикистане гражданская война привела к расколу общества, притязаниям политического ислама на государственную власть, глубокому экономическому кризису, последствия которого ощущаются по сей день. Вместе с тем республика только на некоторое время стала уникальным примером мирного сосуществования политического ислама и светской власти.

Турция

Интерес к опыту этой страны связан с предпочтением некоторой части наших молодых сограждан обучаться в турецких религиозных учебных заведениях. Их прельщают историческая общность, приверженность государства светскости, достаточно хорошее качество образования, схожесть языков. Немаловажна также географическая близость, благодаря чему дорожные расходы относительно невелики. Следует заметить, что часть экспертов в Кыргызстане, в том числе и сами священнослужители, знакомые с опытом Турции, предлагают перенять ее модель государственно-конфессиональных взаимоотношений. Это светская модель государственно-исламских отношений, представляющая собой сочетание секулярной и религиозной традиций с сильным ханафитским мазхабом. Турецкий национализм является идейной основой Турецкой Республики, воплощенной в доктрине Кемаля Ататюрка.

Ради устойчивости общества и предупреждения конфликтов запрещена деятельность сект. Во избежание радикализации создана собственная система религиозного исламского образования, в университетах открыты теологические факультеты с наличием единых учебных и методических планов, системы оценки качества выпускников, требований к обеспечению учебного процесса. Под руководством Управления по делам религий (Дианет Вакфъ) осуществляется финансовая поддержка священнослужителей. Религиозные меньшинства находятся на самоокупаемости, но в случае просьбы государство оказывает и им помощь. При этом спонсорскую материально-финансовую поддержку могут оказывать только турецкие граждане, иностранцам это не разрешается. Считается, что если завозятся чужие деньги, то завозится и идеология, бесплатным сыр бывает только в мышеловке. Хадж в Турции — не только религиозный, но и экономический процесс, его организует Дианет, для его совершения нужно знать не только религию, но и исламскую экономику.

Пакистан

Что касается опыта государственно-исламских отношений в этой стране, то, по мнению пакистанского журналиста эксперта по исламу Ахмеда Рашида, из такого багажа можно больше извлечь уроков того, чего нельзя делать. Нельзя создавать напряженность на внешних границах. Нельзя использовать исламские лозунги для шантажа во внешней политике. Нельзя оставлять религиозное образование на откуп религиозным организациям. Многие исламские учебные заведения в стране не контролируются, их выпускники используются в горячих точках в Сирии, Афганистане, Боснии, Герцеговине, Чечне, Узбекистане, Таджикистане, Джамме и Кашмире. Нет мониторинга деятельности религиозных сообществ. Пакистанские радикальные, террористические организации «Техрик-и-Талибан Пакистан», «Лашкар-и-Тайба» и другие вовлечены в деятельность Международного исламского фронта джихада в составе «Аль Каиды». Реальная ответственность за официальный ислам в стране лежит на политических партиях, которые находятся в парламенте Пакистана, но они запуганы экстремистами, коррумпированны, потакают религиозным лобби, и их авторитет дискредитирован. При слабой политической системе существует глубоко укорененная феодальная культура, поэтому требуется опора на армию или религиозных фундаменталистов. Деятельность «Таблиги Джамаат» в Пакистане используется для сдерживания протестной силы маргинализированного населения на фоне низкого социально-экономического уровня его жизни и выполняет роль социальной терапии общества.

Индонезия

Это светское государство, и по Конституции каждому гарантируется свобода вероисповедания. Согласно законодательству, принятому в 1965 году, шести основным религиям страны — исламу, который исповедуют 88% населения, протестантизму (5,7%), католицизму (3%), индуизму (2%), буддизму (1%), конфуционизму (1%) — предоставлен особый статус, предусматривающий поддержку и защиту государства с оговоркой о допустимости существования других вероисповеданий. Некоторая часть коренного населения наименее затронутых современной цивилизацией территорий — прежде всего на Калимантане, в Новой Гвинее, Сулавеси, Молукках — исповедует архаичные формы религии и язычества. Традиционные местные верования в различной степени сохраняются и в других районах страны. Существует положительный опыт мирного бесконфликтного сосуществования индонезийских суннитов с шиитами, составляющими около 1 миллиона человек и проживающими в основном на острове Ява. Для укрепления взаимопонимания в 2011 году учрежден суннитско-шиитский богословский совет. Сообщество шиитов поддерживает местные традиции, уважает религиозные воззрения остальной части населения. Шесть официально признанных религий строят свои взаимоотношения на принципе трех гармоний: межрелигиозной, межконфессиональной; внутрирелигиозной; государственно-конфессиональной. Атеизм официально запрещен. Также запрещены межконфессиональные браки — такие пары уезжают из страны, чтобы пожениться. Существует государственная идеология «Панча Шила Яз Кинди», объединяющая все общество. Межрелигиозный диалог реализуется в процессе мощной социальной работы. Наглядным примером является наличие в одном и том же здании мечети и с другой стороны — христианской церкви.

Норвегия

Прежде чем стать эталоном религиозной свободы, Норвегия содержала немало вероисповедных ограничений по Конституции, которые отменялись постепенно в течение более 100 лет. Она стала светским государством относительно недавно, в 2012 году, когда официальную религию (протестантскую лютеранскую церковь) отделили от государства. С 1969-го государство оказывает финансовую помощь зарегистрированным религиозным и общественным организациям. Духовенство обучается на богословских факультетах университетов, а также в школах миссии и богословия. Не только мужчины, но и женщины могут стать представителями духовенства. Норвегия имеет богатый опыт межконфессионального диалога, различные религиозные общества страны активно взаимодействуют на разнообразных форумах и встречах. Крупнейшая из них — Норвежская гуманистическая ассоциация. Она предлагает своим членам гуманистические альтернативы христианским ритуалам жизненного цикла посредством, например, программы гражданской конфирмации. Ассоциация также активно участвует в дебатах на тему альтернативы христианскому религиозному обучению в школах.

Другие мировые религии, в основном ислам, стали играть более важную роль в норвежском обществе в последние несколько десятилетий. Там проживает около 55 000 — 65 000 мусульман, в основном шиитов, а также порядка 6 000 буддистов, большинство из которых — выходцы из Вьетнама. Официально зарегистрированных индуистов — около 1 500 человек, а еврейская община, основанная более 100 лет назад, насчитывает приблизительно 1 000 человек.

Наибольшим противоречием в отношениях государства и религии в Норвегии является вопрос религиозного образования в школах представителей религиозных меньшинств. Дело в том, что по требованию лютеранской церкви во всех государственных школах в свое время ввели преподавание основ христианства. Однако в последние годы появились и такие, в которых преподаются учения альтернативных свободных церквей.

Израиль

В муниципальных и поселковых советах страны действуют религиозные советы. Министерство по делам религий не только поддерживает религиозное большинство, но и создает условия для религиозных меньшинств (восстановило кадры мусульманского духовенства, органы шариатского судопроизводства, выплачивает жалование). «Проблемы мусульман в Израиле, связанные с личным статусом граждан (брак, развод, алименты, опекунство и т. п.), решаются шариатскими судами», — говорит кадий Израиля Айад Захалка. Предъявляются жесткие требования к компетенции судей, они избираются на пожизненную должность с высоким окладом во избежание коррупции. Существуют межрелигиозное взаимодействие и диалог, тесное сотрудничество с государственными органами и высокое требование религиозных организаций к качеству подготовки собственных кадров. Каждое национально-религиозное меньшинство имеет право на создание школ с национальными кадрами учителей, преподаванием на родном языке, а также на включение в учебный план специальных предметов по истории и культуре своей религиозно-этнической группы. По вопросам миссионерской активности, решения религиозных конфликтов существуют соглашения с конкретными религиозными организациями. Большим достижением в условиях арабо-израильского конфликта является формирование собственной позиции израильских мусульманских организаций по отношению к государству без ориентации на внешние вызовы.

Фото Кифаят АСКЕРОВОЙ.






Related News

Нужно ли возвращаться во времена пророка Мухаммеда?

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintНа протяжении длительного времени тюркские империи терпели поражения и сдавали свои позиции. В то времяRead More

Ислам в Синьцзяне. «Спасибо партии за это!»

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintВ Китае есть свобода вероисповедания, уйгуры-мусульмане и другие национальные меньшинства могут посещать мечети, учиться вRead More

Добавить комментарий