Помним и чтим

Семнадцать лет назад, в конце октября 2000 года, бандформирования Исламского движения Узбекистана, неся тяжёлые потери в живой силе, через перевал Тельбе отступили в Джергетальский район сопредельного государства. Так закончилась вторая баткенская кампания, как и первая, ярко показавшая высокий боевой дух, героизм и мужество защитников Отечества, истинных патриотов страны, без колебаний положивших свои молодые жизни на алтарь победы.

11 августа 2000 года… По данным армейской разведки и сообщений местных чабанов, группа боевиков из 100-150 человек перешла таджикско-кыргызскую границу в районе перевала Торо и движется в направлении анклава Ворух. Сначала шли разведчики, затем пехота — боевые «пятёрки» боевиков, и замыкали группу специалисты по так называемому групповому оружию — гранатомётчики, пулемётчики и артиллеристы (позже в схронах «воинов Аллаха», как они себя называли, обнаружили миномёты, пулемёты ДШК и безоткатные орудия). На пути моджахедов был выставлен блокпост из числа военнослужащих шестого отдельного батальона специального назначения под командованием майора Жылдызбека Субанбекова. Двое суток личный состав блокпоста в местечке Мазар не только отражал натиск превосходящих сил противника, но и сам ходил в контратаку, потеряв 17 бойцов и комбата, павшего от пули снайпера. Прибывшие на выручку бойцы спецназа «Скорпион» Минобороны насчитали 50 трупов боевиков в нескольких метрах от блокпоста. Уцелевших духов заблокировали в одном из ущелий и нанесли по нему ракетно-бомбовый удар с воздуха. По мнению военных историков, бой у перевала Торо стал переломным в ходе всей второй баткенской кампании. По словам тогдашнего министра обороны Эсена Топоева, наши военнослужащие почувствовали превосходство над противником и в дальнейшем не проиграли ни одного боестолкновения, включая последний бой в Дарьинском ущелье на кыргызско-таджикской границе. Немаловажным обстоятельством было желание отомстить за погибших товарищей. Как непосредственный участник тех событий, свидетельствую: наших ребят, преследовавших террористов, не могли остановить даже окрики и приказы командиров. Более того, автору этих строк посчастливилось стать свидетелем рождения нового солдатского девиза «Ата-Журт!» — «За Родину!» во время наступательных операций.

Если в первую баткенскую кампанию действия правительственных войск были скованными из-за того, что у моджахедов в плену находились заложники — японские геологи и генерал А. Шамкеев, то на этот раз разработанная командованием Южной группировки войск (ЮГВ) операция проводилась так стремительно, что у боевиков не оставалось никаких шансов, чтобы успеть занять оборону или укрыться в горных расщелинах. Своих убитых бандиты забирали с собой, а иностранных наемников просто бросали на поле боя.

Несмотря на то что подразделениям ЮГВ в середине сентября удалось взять под контроль основные направления боевых действий и на 10 километров продвинуться к таджикской границе, преследуя боевиков, ситуация оставалась сложной. Силовики сопредельного государства не выполнили обязательств по блокированию проходов на нашу территорию, по которым бандформирования постоянно получали помощь в виде живой силы, оружия и боеприпасов. Были тяжелые бои на перевалах Курбака, Янгидован, Рама, Бузтоз, Тельбе, на чаткальском направлении и в ущелье Верхний Жылуу-Суу. Последний — особая страница в истории второй баткенской военной кампании и до сегодняшнего дня считается основным методическим пособием по тактике действий в горных условиях и управлению войсковыми подразделениями в горной местности. Больше месяца личный состав блокпоста отражал атаки боевиков, не потеряв при этом ни одного человека. Вот как это было.

Направление прорыва через Верхний Жылуу-Суу полевые командиры идушников выбрали не случайно, отсюда можно попасть в узбекский анклав Сох и далее в Узбекистан, что было их главной целью. Неоднократные попытки моджахедов прорваться через ущелье объяснялись еще одним обстоятельством: по данным радиоперехватов, здесь, в одной из горных расщелин, находился схрон с оружием и наркотиками. Сообщалось, что «одно место нашли, но товар негодный. Ко второму прорваться невозможно, эти солдаты дерутся, как шайтаны…» Нападения на блокпост — в основном это были ночные вылазки — совершала одна и та же группа террористов из 80-100 человек, вооружённая стрелковым оружием и гранатомётами. И каждый раз, встретив жёсткий отпор, она отступала в направлении перевала Янгидован. За месяц непрерывных боестолкновений уничтожено 20 боевиков, среди личного состава блокпоста потерь не было.


Республиканский совет ветеранов — воинов Баткена, в рядах которого сегодня насчитывается около 7 тысяч человек, имеет филиалы во всех районах и регионах страны, тесно сотрудничает с ветеранскими организациями стран СНГ по патриотическому воспитанию молодежи, принимает активное участие в общественно-политической жизни страны.


Еще вспоминается войсковая операция на перевале Тельбе как свидетельство стойкости и верности долгу воинов-баткенцев. Ранним утром 23 августа блокпост на нем атаковала банда из 70 человек, замыкала ее миномётная группа. Плотным огнём наши ребята вынудили боевиков спуститься с гор на равнинную местность, к небольшой речке. Двигаясь группами по обоим берегам, они пытались зайти в тыл защитников блокпоста и ударить сзади. Но там им была приготовлена ловушка. Остальная часть террористов нападала спереди, явно демонстрируя свое решение якобы здесь пойти на прорыв. Тем временем личный состав блокпоста отошел на запасные позиции, и когда нападавшие в полный рост кинулись в атаку, ударил по ним с флангов. Сколько раненых и убитых моджахеды унесли с собой, неизвестно. Но, по данным армейской разведки, в соседнем Джергетальском районе Таджикистана было похоронено около двух десятков боевиков. После этой войсковой операции военное руководство ИДУ отказалось от новых попыток прорыва через перевал Тельбе до самого конца второй баткенской кампании.

Как очевидец практически всех войсковых операций по уничтожению террористов, часто задавал себе вопрос: кто они? Ответ на него, правда, недостаточно полный, получил на первых допросах захваченных в плен боевиков Равшана Шарипова и Руслана Абдулина. Первый родом из Исфары, дезертировал из армии, прошёл подрывную подготовку в Афганистане, террористом стал не по идейным соображениям, а в погоне за большими деньгами. Абдулин разыскивался узбекскими правоохранительными органами за тяжкие преступления, обучался в медресе, где постиг основы джихадизма, к бандформированиям, прорывавшимся в Узбекистан, примкнул сознательно. Первым его наставником был влиятельный полевой командир Абдулазиз, уничтоженный нашими снайперами на перевале Карамык в первую баткенскую кампанию. Оба клялись, что не участвовали непосредственно в боевых действиях, а только охраняли тыловые подразделения и готовили пищу боевикам, но пустые магазины и свежий пороховой нагар в стволах автоматов говорили о другом… Нашлись свидетели участия Шарипова и Абдулина в расстреле 11 августа на перевале Торо военнослужащих, младшего сержанта Владимира Никитушкина, рядовых Руслана Арджиманова, Улукбека Сыдыкова и других. Суд над боевиками проходил в Оше, пострадавшую сторону представляли матери погибших воинов. Судебный процесс проходил в условиях повышенных мер безопасности: была информация, что подсудимым могут устроить самосуд. Не только ошане, но и все граждане страны с большим удовлетворением отнеслись к вердикту в отношении боевиков — смертная казнь, но поскольку на расстрельную статью действовал мораторий, отбывать наказание они будут пожизненно.

В истории любой страны в её самые тяжелые периоды навечно вписаны имена истинных патриотов Родины, ценой своей жизни отстоявших ее рубежи. Один из многих — старший лейтенант Руслан Заярко, начальник инженерной службы отдельного батальона специального назначения. Помню последнюю встречу с ним утром 31 августа на блокпосту в горах. Он вспоминал свое детство, школьные годы, друзей, близких и настойчиво просил передать весточку маме, Турсунбюбю-апе, что у него все хорошо. Через несколько часов после нашей встречи Руслан погиб, пытаясь самостоятельно обезвредить установленную моджахедами мину с неизвлекаемым зарядом. Как потом рассказали его боевые товарищи, Руслан никогда не прикрывался солдатами, оберегал и заботился о них. Он был настоящим отцом-командиром.

…В середине октября исламистов полностью выдавили на сопредельную территорию через пограничный населенный пункт Ходжа-Ачкан. По отступавшим наносились ракетные и бомбовые удары с воздуха, засевшие в ущельях мелкие группы духов выковыривал спецназ, пограничники и десантно-штурмовые подразделения. Позже духовные лидеры ИДУ оценили свои потери за всю вторую баткенскую кампанию в 300 боевиков. Уроки Баткена 1999-го не прошли даром, создав прецедент массового героизма, стойкости и мужества солдат и офицеров.

Мы не вправе забывать подвиг воинов-баткенцев, на их примере надо воспитывать будущих защитников Отечества. Этим сегодня активно занимается общественное объединение «Республиканский совет ветеранов — воинов Баткена», созданное в 2010 году. Главная его цель — оказание помощи боевым товарищам, семьям погибших военнослужащих, а также патриотическое воспитание молодого поколения. Ветераны Баткена проводят в школах и вузах открытые уроки мужества, патриотические акции, открывают мемориальные доски, устанавливают памятники во всех уголках страны в честь погибших товарищей. По словам председателя совета Каната Бакалова, приоритетное направление его деятельности — это поддержка однополчан, попавших в сложную жизненную ситуацию, и постоянное шефство над родными и близкими ребят, оставшихся на поле боя. И ещё один важный момент. Пройдя горнило баткенских сражений и имея бесценный боевой опыт, воины запаса достойно смогут защитить страну, если ей будет угрожать опасность.

Сергей СИДОРОВ.
Фото автора.

"СК"

Издательский дом "Слово Кыргызстана"

Добавить комментарий