Центральная Азия и армия «воинов джихада»

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

Противоречия между республиками региона на руку вербовщикам

Как известно, геополитическое значение Центральной Азии обусловлено выгодным месторасположением между Россией, Китаем, Ираном и Кавказом, богатством природных ресурсов, включая энергетический потенциал, транспортно-транзитными возможностями, а также близостью к очагам вооруженных конфликтов (Афганистан, Пакистан), сильно влияющим на международную безопасность. Именно поэтому наш регион по-прежнему остается особой сферой пересечения интересов и стратегий таких крупных внешних игроков, как Россия, Китай, Иран, Пакистан, Турция, США, ЕС, ШОС.

Характерной особенностью региона является и его расположение на стыке восточных и западных культур и цивилизаций. Это одно из редких мест мира, где на протяжении многих веков тесно переплетались интересы и культуры таких крупных этносов, как индоевропейцы, иранцы, тюрки, монголы, китайцы, русские и другие. Здесь мирно сосуществовали, а временами жестоко противостояли друг другу четыре мировые религии: зороастризм, буддизм, христианство и ислам.

Отличительной чертой региона является и то, что здесь сохраняется уникальная комбинация проблем, вызовов и угроз разного уровня. Ситуация усугубляется не только конкуренцией внешних сил, но и отсутствием постоянной кооперации между самими странами ЦА. К основным проблемам относятся следующие: территориальные разногласия между республиками региона; проблемы с распределением и использованием водных ресурсов; наличие национальных анклавов одной страны в соседних государствах;

межэтнические конфликты; отсутствие устойчивого роста обрабатывающего сектора; наркотрафик и срастание наркомафии с чиновничьим аппаратом; нерегулируемая внутренняя и внешняя миграция; тенденция к исламизации; постоянная афганская угроза. В числе новых угроз можно назвать распространение идеологии религиозного экстремизма и активизацию действий международных террористов.

Исходя из ситуации, каждая из республик выработала свою стратегию борьбы. У нас в стране, к примеру утверждены Указом Президента Концепция государственной политики Кыргызской Республики в религиозной сфере на 2014-2020 годы, Концепция национальной безопасности Кыргызской Республики, принят Закон «О предотвращении террористических и экстремистских действий». В июле 2015 года подписан закон, предусматривающий ответственность за наёмничество и участие граждан в вооруженных конфликтах или военных действиях на территории иностранного государства.

Похожие меры приняты и в соседних странах. Таджикистан и Узбекистан проводят жёсткую политику в религиозной сфере. Однако это сопровождается латентным ростом протестного потенциала среди мусульман. На таком фоне растет влияние экстремистских организаций, представители которых нередко бросают открытый вызов официальной власти и общественным деятелям. Из года в год в регионе увеличивается количество запрещённых террористических, религиозно-экстремистских, политических организаций и течений различных конфессий. Только в Кыргызстане судами разных инстанций за последние годы запретили деятельность более 20 экстремистских и террористических организаций и течений. Среди них — «Аль-Каида», движение «Талибан», «Исламское движение Восточного Туркестана», «Курдский народный конгресс» («Конгра-Гель»), «Организация освобождения Восточного Туркестана», «Хизб ут-Тахрир-аль-Ислами», «Группа джихада» («Союз Исламского джихада»), ИГ, «Джабхат ан-Нусра», «Катибат аль-Имам аль-Бухари» («Батальон Имама Бухари»), «Жаннат Ошиклари» («Поклонники рая»), «Жамаат ат-Таухид валь-Джихад».

Наиболее активной вербовкой в Узбекистане, Кыргызстане и Казахстане занимаются группировки «Катибат аль-Имам Бухари», «Жаннат Ошиклари», ИГ, действующие в интересах «Мирамшахской шуры Талибана» (Северный Пакистан) и «Фронта ан-Нусра» (Сирия). Вербовку ведут также «Джабха исламия», «Хизб ут-Тахрир-аль-Ислами», «Организация освобождения Восточного Туркестана», «Группа джихада» («Союз Исламского джихада»), «Исламская партия Туркестана» («Исламское движение Узбекистана»), «Таблиги жамаат».

Чаще всего в умно и хитро расставленные сети попадаются представители малообеспеченных семей, малограмотная молодёжь. Вербовка ведется так называемыми интернет-имамами на сайтах YоuTube, Facebook, «Одноклассники»; в иностранных религиозных учебных заведениях, в которые принимают на местах; в отдельных мечетях, местных религиозных учебных заведениях, подготовленными группами вербовщиков в сёлах и городах.

Рекрутированных «воинов джихада» вывозят в основном четырьмя маршрутами: в Россию, далее через Турцию в Сирию, Пакистан, Афганистан, где находятся тренировочные лагеря боевиков; в Турцию, оттуда в Сирию, Пакистан, Афганистан; на Украину, далее в Сирию, Пакистан; в Грузию, оттуда в Турцию, Сирию, Пакистан.

События на Ближнем Востоке, раздираемом затяжными конфликтами, тлеющий конфликт в Афганистане имеют общие причины и похожие механизмы противостояния официальной власти. Экстремисты всех мастей заключают союзы и имеют общих покровителей. Как утверждают специалисты, к концу прошлого года под знаменами террористической организации, называющей себя Исламским государством (ИГ), воевало более 30 тыс. боевиков из разных стран. Из них приблизительно десятая часть — выходцы из Центральной Азии.

Полагаю, в случае негативного развития событий в Афганистане, связанного с активизацией ИГ и Исламского движения Узбекистана (ИДУ), очаг напряженности там может достигнуть уровня, сравнимого с конфликтом в Сирии. Забегая вперёд, отмечу, что в случае неспособности пяти республик к ведению скоординированной внешней политики каждой из них угрожает потеря всего, что достигнуто за 26 лет независимости, а всему региону — утрата того значимого положения, которое он приобрел за последние годы в мировой геополитической и геоэкономической системе.

И всё-таки я не разделяю пессимизма в вопросе противодействия терроризму. Повторюсь: угрозы возможно минимизировать, если страны объединятся. Необходимо добиваться также разрешения социально-экономических проблем, бороться с голодом, нищетой, массовой безработицей. Ни при каких обстоятельствах не следует допускать конфронтации между народами, культурами, религиями и цивилизациями. Надо приложить максимум усилий к конструктивному диалогу между всеми силами в мире, готовыми искоренять причины и условия экстремизма и терроризма.

Байболот АБЫТОВ,
доктор исторических наук, профессор, проректор по науке и международным связям ОшГЮИ.

Добавить комментарий