Люди, которые хотят жить…

На днях мировое сообщество отметило Всемирный день борьбы со СПИДом. Инфекция, поражающая с каждым годом всё больше людей, здоровым кажется далёким страхом, для заражённых она — пожизненный приговор. Имеющих положительный статус уже немало среди нас, но распознать их по внешним признакам невозможно. Они желают жить как обычно, как все. И признаться после шока от диагноза в смертельном заболевании им, безусловно, тяжело даже самым близким. У журналиста «СК» на мероприятии, посвящённом этой важной для системы здравоохранения дате, появилась возможность поговорить с инфицированными, узнать их непростые истории заболевания. А также спросить у врачей и экспертов, как сегодня борются с убийцей — СПИДом?

Как сообщил замдиректора Республиканского центра «СПИД» Улан Кадырбеков, страны Восточной Европы и Центральной Азии остаются регионами, где наблюдается рост регистрации ВИЧ-инфекции, тогда как во всём мире имеется положительный опыт по уменьшению её распространения. Прежде всего ситуация связана с недостаточной настороженностью населения, минимумом профилактических программ, а также с неготовностью службы СПИДа и системы здравоохранения в целом к оказанию качественной медпомощи.

Одновременно уменьшается донорское финансирование. Так, если ранее Глобальный фонд и другие партнёры выделяли десятки миллионов долларов на борьбу со СПИДом, то в текущем гранте на 2018-2020 годы предусмотрено чуть более $11 млн.

— К сожалению, данная сумма не покрывает всех потребностей. Прежде всего необходимо обеспечить инфицированных пациентов АРВ-препаратами. Но в то же время дефицит средств отражается на профилактических программах, — отмечает Улан Кадырбеков.

Надо сказать, что существует политическая приверженность государства этому вопросу. Показателем этого является ежегодное увеличение средств, выделяемых из республиканского бюджета на борьбу со смертельной инфекцией.

Если, к примеру, в 2015 году эта сумма составляла всего 3 млн. сомов, то в 2016-2017-м уже по 23 млн., и на 2018 год предусмотрено 43 млн.

— Но даже этой суммы недостаточно. Необходимы ещё большие усилия со стороны как государства, так и со стороны партнёров, доноров, гражданского сектора и, конечно же, самих пациентов, — добавил врач.

По его словам, очень важно достичь целей и задач, закрепленных в Политической декларации по прекращению СПИДа, Генеральной Ассамблеи ООН, к которой Кыргызстан присоединился в прошлом году.

— 90% заражённых ВИЧ/СПИдом должны быть выявлены, знать о своём статусе, поставлены на учёт и принимать препараты. Только при таких условиях к 2020 году мы сможем остановить дальнейшее распространение ВИЧ-инфекции, — заключил Улан Кадырбеков.

ВИЧ — коварная инфекция, не дающая долгое время о себе знать. Так, от момента заражения до проявления симптомов может пройти несколько лет. И инфицированный, сам не зная об этом, распространяет заболевание — посещая стоматолога, салоны красоты. Поэтому если вы вели себя рисково — имели незащищённый половой контакт, совместное употребление наркотиков одним шприцем, то обязательно сдайте анализ! Особенно данное правило важно знать и соблюдать сексработницам и наркопотребителям — главной группе риска. Кстати, для неё работают специальные медпункты, где можно бесплатно и анонимно пройти обследование.

Однако надо учитывать, что у ВИЧ-инфекции есть момент окна. Раньше трёх-шести месяцев после заражения анализ может не показать положительного результата.

Понимая, что такая динамика может оказаться трагичной, Минздрав при помощи доноров ещё в 2002 году вынужденно запустил Программу поддерживающей терапии методоном и профилактики ВИЧ. Методон — один из основных препаратов, используемых при лечении героиновой зависимости. Данная терапия исключает инъекционное потребление наркотиков, а значит, и передачу вируса, позволяет пациенту постепенно избавиться от зависимости.

Как рассказал врач-нарколог, консультант ОФ «Альтернатива в наркологии», за последние 15 лет благодаря проекту создано 30 пунктов оказания помощи наркозависимым пациентам. 20 из них — в гражданском, и ещё 10 — в системе исполнения наказаний. Кабинеты работают с 8 утра до часу дня. Клиент приходит однократно в сутки, получает необходимую дозу. Её устанавливает врач в зависимости от стажа и количества употребления наркотика.

Лечение методоном напоминает пирамиду. Сначала пациенту дают небольшую дозу, потом постепенно увеличивают её до максимальной. А далее уже идёт постепенное снижение замещающего наркотик препарата до полного его отказа.

На мероприятии мне удалось поговорить с двумя семьями, для которых программа стала настоящим спасением.

— О том, что сын подсел на наркотики, я догадалась почти сразу по его поведению. Тогда ему было всего 20 лет. Оторвать его от этого губительного дела я не могла. Из дома пропадали вещи, деньги. Но при этом я видела, что ему без дозы уже плохо, — делится 70-летняя пенсионерка, мать уже 41-летнего мужчины, участника программы Александра.

Пожилая женщина призналась, что, узнав о заместительной терапии, поначалу боялась. Так как лживые слухи, что, мол, он кости разъедает, сильно насторожили. Но после консультации убедились, что другого выхода из этой ямы нет. В итоге четыре года спокойной жизни. Небольшой бюджет семьи (мужчина работает слесарем) уже не страдает.

Супруга ещё одного клиента поддерживающей терапии методоном Ольга узнала о беде далеко не сразу. Более 20 лет назад она приехала в столицу из села Садового для получения образования. Параллельно устроилась работать в магазин, где и встретила будущего мужа, который на тот момент уже потреблял наркотики. Однако никакие внешние признаки об этом не говорили. Настораживала лишь постоянная нехватка денег. Узнала горькую правду Ольга уже после рождения ребёнка, когда супруг со свекровью уехал в гости в Казахстан на несколько дней.

— А мне вздумалось постирать белье вручную. Стала искать под ванной порошок и наткнулась на гору его шприцев. До меня дошло, что он колется. Но я сильно любила его и не хотела бросать. Поэтому ничего не сказала родственникам. Я не знала, как ему помочь, и первый шаг, который мы сделали, пошли к Богу, стали молиться, просили спасения. После чего оно и пришло. В один день он принёс брошюрку с информацией о методоне. И мы сразу поняли, что это выход из беды, — рассказала Ольга.

По-прежнему сильной остаётся стигма в отношении людей, живущих с ВИЧ. Презрительное отношение врачей, оскорбления, шептание за спиной и осуждение — история и будни Бактыгуль Шукуровой, которая недавно открыто призналась, что у неё ВИЧ.

— Семь лет назад, во время беременности, я сдала анализы. После чего мне сообщили, что у меня ВИЧ. Конечно, стало страшно, была в подавленном состоянии. Ни с кем не общалась. Даже врачи, которые должны помогать людям, смотрели на меня как на прокажённую и даже говорили об этом. Мы были в полном одиночестве, не к кому было обратиться, от нас отвернулись все. Я не хотела идти за помощью, раз даже врачи обращаются со мной таким образом. Например, после родов пришла к доктору, а он посмотрел на меня снисходительно, будто я и не человек, что-то пробормотал и указал на дверь. Но потом поняла, что сдаваться бессмысленно, стала изучать всё, что касается ВИЧ. Сейчас дочери знают, что у меня вирус, они поддерживают меня. Пока проблем в обществе у них нет, но мы готовы к тому, что в какой-то момент они могут появиться.

Я открыла статус, чтобы все поняли, что такие люди имеют полное право жить, чтобы остальные с ВИЧ знали, что они не одиноки, им всегда помогут.

Сейчас я сталкиваюсь с похожим отношением, которое было до открытия статуса. Я вижу, как те же соседи смотрят на меня, шепчутся за спиной, но я на них не обращаю внимания. Они меня остерегаются. А страх порождает невежество — люди боятся, что заразятся, если будут сидеть со мной за одним столом или пожмут мне руку, хотя знают, что так ВИЧ не передаётся. Чтобы показать, что я такая же, как все, я призналась, что у меня вирус, и горжусь поступком.

Антиретровирусная терапия приводит к снижению количества вируса ВИЧ в крови. Он снижается настолько, что при тестах не обнаруживается, но это не значит, что его нет совсем. Для Бактыгуль эта терапия на всю жизнь.

Шукурова работает специалистом по адвокации в общественном объединении «Страновой совет пациентов», помогающем людям с ВИЧ.

— Наша организация в Кара-Балте уже год помогает людям получать терапию. Объясняем им, что это необходимо и не значит, что всё кончено. Получая вовремя лечение, можно заводить семью, главное — следовать одному правилу: хочешь жить — принимай препараты.

Стигматизация есть по всей стране, и пока она присутствует среди наших друзей, знакомых, тысячи людей с ВИЧ не могут сказать, что у них положительный статус. А они живут среди нас и не знают, как отнесутся к такому заявлению даже родные. Я с этим столкнулась.

Сейчас международная организация обеспечивает нас препаратами. Надеюсь, это не прекратится.

Еще один кыргызстанец, живущий с ВИЧ, — Евгений Юлдашев рассказал о своём статусе:

— Я являлся потребителем тяжёлых наркотиков инъекционным путем 16 лет, а клиентом метадоновой программы — 8 лет. После я нашёл в себе силы, чтобы выйти из этой программы — помогла поддержка близких людей, друзей. В 2011 году узнал, что у меня ВИЧ. Казалось, что жизнь закончена. Первая мысль была сделать с собой что-то. Но не хватило смелости. По истечении некоторого времени я начал обдумывать духовные вопросы и понял, что не всё ещё сделал в жизни. Сейчас являюсь социальным работником, консультирую людей, которым тяжело. Я универсален, у меня много опыта в этой области.

— Открывая сейчас свой статус, не боитесь бурной реакции со стороны общества?

— Я знаю, что обязательно будет нечто такое, что мне не понравится, — со стороны людей, каких-то работников. Но это не проблема, а некое препятствие, через которое мы можем перешагнуть. Открытое признание — осознанный шаг в моей жизни. В мире много заболеваний, которые намного опаснее, чем ВИЧ-инфекция. Благодаря препаратам мы можем жить достаточно долго, жить с ВИЧ-отрицательными людьми, заводить здоровых детей. Мы можем жить счастливой, полноценной жизнью. Но это станет возможно благодаря людям, которые нас окружают, с которыми мы сталкиваемся каждый день.

— Что бы вы хотели посоветовать человеку, который узнал, что у него ВИЧ?

— Прежде всего я бы хотел посоветовать начать принимать антиретровирусные (АРВ) препараты. Если вы здравомыслящий человек, который заботится о своей семье, своих родных, стоит это сделать. Эти медикаменты могут свести заболевание на нет (АРВ-препараты не убивают вирус, но замедляют его развитие, тем самым замедляя и развитие заболевания ВИЧ. — Прим. Kaktus.media). Тем более что благодаря донорам и правительству эти лекарства в Кыргызстане бесплатные.

Аида ШИРИНОВА.

"СК"

Издательский дом «Слово Кыргызстана»

Добавить комментарий