Российская империя и СССР в судьбе кыргызов

Сто лет назад произошли два события, сыгравшие чрезвычайно важную роль в судьбе кыргызов и Кыргызстана, а второе — даже всего мира. Речь идёт о восстании 1916 года и Октябрьской революции 1917-го, установившей советскую власть на всех просторах Российской империи, включая и Кыргызстан, за исключением Финляндии и Польши, которым удалось достичь государственной независимости.

Эти события не только последовали одно за другим, но и тесно взаимосвязаны по своим историческим причинам и последствиям. Говоря точнее, у восстания 1916 года имелась своя предыстория, обусловленная вхождением кыргызов в состав России, а у Октябрьской революции, ставшей, по словам её организатора Ленина, «праздником для угнетённых народов», оказался трагический конец — распад и исчезновение СССР.

В Кыргызстане в прошлом году впервые достойно и подобающим образом отмечалось 100-летие восстания 1916 года. Что же касается 100-летия Октябрской революции, то оно в Кыргызстане особого официального внимания не удостоилось. Более того, по примеру России, где ещё в 1990-е годы 7 ноября исключили из календаря как праздник, у нас также этот день Указом экс-президента А. Атамбаева и постановлением Жогорку Кенеша недавно переименован в День истории и памяти предков. То есть он вовсе не изъят и не исключён из истории, а поставлен в более широкий контекст исторических дат, включающий в себя как события 1916 года, так и последующих лет. Именно в этом ключе я хотел бы предложить читателям, проявляющим интерес к истории страны, свои размышления, продиктованные из сугубо научных (а они требуют беспристрастности и объективности) соображений. Тем более в последнее время, в условиях независимости, наблюдается другой крен — забвение или принижение роли российского и советского периодов истории Кыргызстана.

Как уже отмечалось, истоком восстания 1916 года явилась колонизация кыргызов во второй половине ХIХ века Российской империей. Я специально называю «колонизация кыргызов», а не Кыргызстана. Дело в том, что в тот период такого государства, как Кыргызстан, не существовало. Горькая правда истории свидетельствует, что после утраты своего Великого каганата в IХ веке кыргызы в течение тысячелетия оказались в водовороте опустошительных войн, а их земли в конце ХVIII — начале ХIХ века завоеваны Кокандским ханством. Отдельные же попытки (в ХVI веке Тагай бием, в первой половине ХIХ века — Алымбеком даткой и Ормон ханом) создания самостоятельного государства кыргызов не увенчались успехом.

В то время как передовые страны Европы и США в середине ХIХ века были вовлечены в индустриализацию, научно-технический прогресс и парламентскую демократию, Кокандское ханство представляло собой типичное восточное феодальное государство, где господствовало деспотическое правление, опутанное консервативным мусульманским духовенством, а экономика находилась на уровне натурального сельского хозяйства. Южные кыргызы целиком подчинялись этому ханству, отдельные их влиятельные представители (Кубат бий, Ажы бий, Алымбек датха, Нузуп, Алымкул и др.) принимали активное участие в правлении, будучи вазирами, главнокомандующими войсками и т. д. Северные кыргызы в силу географической отдаленности зависели от ханства не столь прямо, а несколько номинально, лишь сотрудничали и платили налоги, содержав военные крепости и гарнизоны хана. Тем не менее именно они инициировали вхождение в состав России (в XVIII веке Атаке бий, в первой половине ХIХ века — Боромбай бий, Ормон хан) Почему? Насколько правильным был такой шаг? Какие другие имелись альтернативы?

Во-первых, само состояние кыргызского общества оказалось тогда удручающим: нет своей государственности, главенствуют родоплеменные отношения, и на этой почве часто происходят междоусобные войны (яркий пример — война между сарыбагышами во главе Ормон хана и бугу во главе Боромбая), экономика состоит только из нескольких развитых компонентов — кочевого скотоводства, земледелия (особенно на юге) и меновой торговли, грамотность и даже религиозность оставались очень низкими.

Во-вторых, внешняя среда тоже не благоприятствовала. Здесь образовались две линии (близкая и дальняя) угроз: с одной стороны, происходили частые стычки с соседними казахами (достаточно вспомнить знаменитую битву с ханом Кененсары Касымовым) и калмыками (Цинский Китай); с другой стороны, после завоевания казахских степей приближалась к нам Россия. После покорения Афганистана проявила живой интерес к Средней Азии и Англия. Именно в то время разыгралась, как известно, так называемая большая игра между Россией и Англией за Среднюю Азию, великолепно описанная в известной книге Питера Хопкирка.

В итоге отсталая по уровню развития в сравнении с Англией Россия в силу близости своей территории и превосходства оружия и вооружённых сил опередила и покорила в течение 1855-1870-х годов не только Кыргызстан, но и всё Кокандское ханство, сделав вассалами ещё соседний Бухарский эмират и Хивинское ханство. Она вторглась даже на территорию Китая в районе Восточного Туркестана (Синьцзян). Остаётся открытым вопрос: что было бы, если бы Среднюю Азию завоевала Англия? Её ожидала бы участь Афганистана, Индии, Пакистана? Не будем гадать: альтернативная история не научная история. Поэтому вернёмся к настоящей истории.

Каковы исторические результаты и последствия завоевания Кыргызстана Россией?

Стоит отметить в первую очередь положительные моменты этого события. Главное — в Кыргызстане воцарились мир и спокойствие, прекратились внешние нашествия и внутренние междоусобицы, народ получил возможность заняться мирным бытом и трудом. Помимо кочевого скотоводства, кыргызы начали более активно осваивать навыки нового — оседлого — образа жизни и земледелия (на севере определённое влияние оказывали переселенцы из России). На севере появились первые города европейского типа (Пишпек, Токмак, Каракол, Нарын), способствующие появлению элементов капитализма (товарно-денежных отношений) и оживлению торговли (процесс завоевания кыргызов и его результаты по-новому научно-достоверно исследовал в последнее время Т. Кененсариев).

Российские и европейские учёные начали научное изучение и описание природы, географии, истории и культуры кыргызов и края. Наш язык и эпос «Манас» благодаря Ч. Валиханову и В. Радлову стали достоянием мировой науки. Помимо традиционных мусульманских школ и медресе, появились новометодные русско-туземные и русские школы, где обучались и кыргызские дети. Открывались первые больницы, санатории, библиотеки, клубы, развлекательные учреждения, театры и кинотеатры. Если раньше бурно развивалось устное творчество, популярны были акыны-импровизаторы, то в конце ХIХ — начале ХХ века появились первые акыны-письменники (Молдо Нияз, Нурмолдо, Молдо Кылыч, Тоголок Молдо), историки (Максум, О. Сыдыков, Б. Солтоноев) и просветители (И. Арабаев). В начале ХХ века в Уфе и Казани изданы первые печатные книги кыргызских авторов (И. Арабаев, Молдо Кылыч, О. Сыдыков). Тогда же в центральных российских вузах обучались первые кыргызские студенты (К. Сарыкулаков и др.). Новшеством было и то, что если в условиях Кокандского ханства кыргызы соприкасались только с соседними народами (узбеками, казахами, уйгурами, калмыками, таджиками), то теперь расширился этнический состав населения за счёт переселившихся сюда русских, украинцев, немцев и дунган. Всё это заметно изменило менталитет кыргызов, живших ранее в исключительно феодально-патриархальной среде и привыкших (особенно на севере) к кочевому образу жизни, существенно подняло их общественное сознание, свидетельствовало об их умении привыкать как к восточной, так и европейской культуре, а в перспективе — синтезировать обе со своей собственной. Словом, исторический выбор и период пребывания кыргызов в составе Российской империи были несомненно верными и полезными по сравнению с периодом Кокандского ханства.

С другой стороны, процесс завоевания и колонизации кыргызов Россией имел и крайне негативные черты и последствия. Прежде всего следует отметить, что Средняя Азия, включая Кыргызстан, для царского самодержавия представляла лишь военно-стратегический (расширение территории) и экономический (дешёвое сырьё, главным образом хлопок, дешёвая рабочая сила, новый рынок сбыта российских товаров) интерес. В этом смысле Средняя Азия считалась, по всеобщему мнению, классической и самой отсталой колонией Российской империи. Её народ, даже феодально-байская верхушка, не имел элементарных прав, поскольку был, по словам царизма, не своим, а чужим, «инордцем», «туземцем», «диким». Поэтому даже известных, влиятельных, называвших себя ханами людей-феодалов, баев, манапов не принимали, в отличие от таких же людей Поволжья, Кавказа и Сибири, в ряды дворянства, им не давали никаких титулов, не включали в органы царской администрации, не призывали в генералы и офицеры армии. Весь народ был лишен избирательного права, когда образовалась Государственная дума (сначала включили, потом исключили), а также права служить в армии.

В административно-территориальном отношении кыргызы оказались в пределах четырёх разных областей Туркестанского генерал-губернаторства — Семиреченской, Самаркандской, Ферганской и Сыр-Дарьинской, то есть они по-прежнему были лишены политического единства. Во главе областей и уездов стояли только русские или европейские военные. Вся власть — военная и гражданская — принадлежала им. Простой народ подвергался двойному гнету — платил налог царским властям и своим правителям — биям и манапам.

Наибольшую остроту, особенно в начале ХХ века, в период Столыпинской аграрной реформы и Первой мировой войны, приобрел земельный вопрос, так как плодородные земли изымались и передавались переселенцам из России, а кыргызы загонялись в горы. Последней каплей для массового недовольства народа стал указ царя от 25 июня 1916 года о привлечении туркестанских народов к военно-оборонительными работам на фронте, результатом чего стало восстание народов Средней Азии и Казахстана. В этой связи стоит подчеркнуть, что южные кыргызы ещё в ХIХ веке яростно боролись против колонизации царизма, восстав в 1874-1876 годах, присоединившись в 1898 году к антиколониальному Андижанскому восстанию. В целом эти восстания, особенно последнее, по своим масштабам и последствиям имеют, как справедливо заметил известный кыргызский историк К. Усенбаев, свои «героические и трагические страницы». Горькой, трагической, никогда не забываемой страницей восстания 1916 года является то, что в результате карательных операций царской армии и вынужденного бегства в Китай на севере кыргызы потеряли почти половину своего населения, примерно 300-400 тысяч человек. Жертвы были и среди простых переселенцев, дунган и карателей.

Среди наиболее образованных и прозорливых кыргызов ещё тогда оказались люди, которые предостерегали народ от поспешного, не совсем продуманного шага воевать с царской армией, у которой было больше силы и оружия. Участие в тыловых работах помогло бы приобрести определённый политический и житейский опыт, расширить их трудовую этику и соприкоснуться с представителями других народов царской России, воевавшей с великими, более продвинутыми империями.

Наряду с национально-освободительной, антиколониальной борьбой в начале ХХ века под воздействием первой русской революции 1905 года происходит «пробуждение Азии» (Ленин), в том числе кыргызов в политическом плане. Этому в немалой степени способствовали распространение джадидизма — идеологии национальной буржуазии, татарской и казахской печати, участие образованных кыргызов (Шабдана Джан- таева, Д. Сооронбаева, А. Койбагарова, И. Арабаева и др.) в религиозных и политических мероприятиях Семиреченской области и Туркестана, предпринимаются первые попытки создания общественно-политических организаций.

Таким образом, в канун 1917 года внутри самого Кыргызстана созревают некоторые условия и предпосылки для грядущих событий, привнесённых извне, из Центральной России и Ташкента — столицы Туркестанского края.

Как известно, в России в течение одного 1917 года произошли две революции: в феврале — буржуазно-демократическая, свергнувшая царское самодержавие и создавшая двоевластие в лице Временного правительства и Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, а в октябре — большевистская, сместившая Временное правительство. В дальнейшем революция превратилась в гражданскую войну между красными и белыми.

В Туркестане ситуация сложилась ещё хуже: здесь одновременно начали действовать представители Временного правительства — так называемый Туркестанский комитет, советы различных депутатов, состоящих из эсеров, меньшевиков и большевиков, и органы, преследующие национальную автономию («Шуро Исламия»), то есть создавалось троевластие. Разновидностью или модификацией автономии стали казахское буржуазно-демократическое правительство «Алаш», с которым сотрудничали кыргызы, и Кокандская автономия. В последующем Советы, во главе которых вскоре встали большевики, вооружённым путём ликвидировали органы как Временного правительства, так и национальной автономии. Поэтому и здесь развернулась гражданская война между красными (большевиками) и контрреволюционными силами в сочетании белых и басмачей.

Вся эта картина как бы в миниатюре повторялась в Кыргызстане, но в меньшей степени и ещё более худшем варианте. Здесь особо следует отметить несколько моментов, обусловленных своеобразием ситуации.

Во-первых, уже в марте Временное правительство издало указ об амнистии всем участникам восстания 1916 года, поскольку министр юстиции А. Керенский ещё в 1916 году в составе комиссии Государственной думы посещал Туркестан с целью изучения вопроса о беженцах и доложил об итогах работы комиссии в Думе. Работу по возвращении беженцев из Китая на родину завершила впоследствии советская власть.

Во-вторых, как и во всём Туркестане, в Кыргызстане Советы установили свою власть сначала только в городах — а их имелось всего несколько, особенно в тех местах, где были немногочисленные, в основном русские и татарские рабочие и солдаты (Бишкек, Ош, Кызыл-Кия и Сулюкта), в айыл же революция пришла с красноармейцами в годы гражданской войны, то есть из-за отсутствия рабочего класса как такового и даже организованного крестьянства, следовательно, и их Советов депутатов, она попросту привнесена насильно. Об этом убедительно пишут авторы коллективных трудов «Туркестан в начале ХХ века: к истории истоков национальной независимости» (Ташкент, 2000) и «История Казахстана и Центральной Азии» (Алматы, 2001).

В-третьих, Кыргызстан по-прежнему оставался в территориально-административном плане разделённым в тех же четырёх областях, как ранее в Российской империи. Попытка образования в 1922 году Горной Кыргызской области не удалась.

В-четвёртых, в руководящих органах Туркестанской АССР и её областей в 1917-1924 годах не оказалось сколько-нибудь известных людей — кыргызов, в отличие от казахов, узбеков, туркмен.

Первые представители кыргызов (И. Айдарбеков, А. Сыдыков, Ж. Абдрахманов) подключились к этой деятельности лишь в последний момент (1923-1924 гг.).

В-пятых, имело отрицательные последствия отождествление казахов и кыргызов, идущее ещё со времен Российской империи: все время устно и печатно говорили «кыргызы», имея в виду казахов.

В силу последних трёх причин развитие Кыргызстана в 1917-1924 годах во всех (политическом, экономическом, культурном) отношениях сильно отставало от соседних народов (узбеков и казахов).

Такой пробел удалось восполнить лишь в конце 1924 года, когда произошло национально-территориальное размежевание Средней Азии, в результате чего была образована Киргизская автономная область в составе РСФСР. Но и это размежевание свершилось тогда в спешке, без глубокого комплексного анализа и учёта различных особенностей регионов и этнических групп. Поэтому его последствия сказываются по сей день, если учесть пограничные, водно-земельные споры и проблемы современной Центральной Азии.

В целом историю советского периода Кыргызстана следует разделить на ряд этапов, исходя из логики внутреннего развития и воздействия внешних факторов и обстоятельств.

Кыргызстан в составе Туркестанской АССР (1917-1924 гг.). Кыргызстан в составе РСФСР и построение основ социализма (1924-1940). Кыргызстан в годы Великой Отечественной войны (1941-1945). Кыргызстан на этапе развитого социализма (1945-1985). Кыргызстан в годы перестройки (1985-1991).

Первый этап (1917-1924 гг.) Я уже кратко обрисовал его. Остальные этапы тоже можно охарактеризовать кратко и схематично.

Второй этап (1924-1940). В политико-правовом отношении Киргизская автономная область в 1926 году преобразована в Киргизскую АССР в составе РСФСР, а через десять лет (1936) в результате принятия новой Конституции СССР стала самостоятельной союзной республикой в составе СССР. Соответственно, были созданы свои политические и исполнительные органы в лице областной и республиканской партийной организаций, Центрального исполнительского комитета и Совета народных комиссариатов, проводилось административно-территориальное разделение внутри области и республики. Этот процесс сопровождался, как и должно было случиться, острой политической борьбой, о чём красноречиво свидетельствуют знаменитое «письмо 30» (1925) и «Дело «Ур-Токмока» (1927), о чём аргументированно писали в своих книгах известные историки З. Курманов, Д. Жунушалиев и А. Джуманалиев.

В экономическом плане в жизни кыргызов произошли важные изменения. Впервые провели земельно-водную реформу, в итоге которой наблюдался массовый переход к оседлой жизни, затем началась, как и во всём Союзе, сплошная насильственная коллективизация, следствием которой явились раскулачивание и ссылка баев и манапов, их бегство в Китай и возрождение басмачества.

Принципиально важным явлением стало закладывание основ индустриализации, в результате чего в Кыргызстане появились большие заводы и фабрики, первые национальные рабочие кадры. Большую помощь им оказывали квалифицированные специалисты и рабочие, прибывшие из России и Чехословакии («Интергельпо»).

Благодаря предпринятым усилиям аграрный Кыргызстан уже к концу 1930-х годов превратился в индустриально-аграрную республику.

Наиболее зримые успехи были достигнуты в этот период в духовно-культурной сфере. Создана новая письменность на основе арабской графики (потом перешли на латиницу), сформировалась своя печать и письменная, профессиональная литература со всеми жанрами, налаживалось книгоиздательское дело. В результате массовых усилий практически ликвидирована неграмотность, образовалась широкая сеть просвещения, состоящая из сотни школ, десятка средних и нескольких высших учебных заведений. Организовались профессиональные драматические и музыкальные театры, оркестры, начала работать филармония. Яркой демонстрацией успехов культуры стала Декада кыргызской литературы и искусства в Москве (1939), вызвавшая восторженные отклики в печати.

Зарождались первые научные учреждения и институты, где изучались языки, фольклор и история кыргызов. В 1927 году издан классический труд академика В. Бартольда «Кыргызы», впервые излагавший историю кыргызов с глубокой древности в систематизированном виде. Именно в 1920-1930 годах записывались в полном объёме и издавались «Манас», «Семетей», «Сейтек», другие эпосы.

Была создана современная система здравоохранения. Выдающимся событием стала полная эмансипация женщин, благодаря которой они приобщались к общественной, хозяйственной и культурно-образовательной жизни.

Всё это следовало бы считать добрым всходом, хорошим стартом. Но была и другая сторона медали — трагическая, как и ранее, страница, объясняемая ещё более жёсткой властью и узкой, нетерпимой классовой идеологией.

Ещё при Ленине сказанные первоначальные красивые слова о власти народа в виде диктатуры пролетариата через Советы депутатов искажены диктатурой партии большевиков с её красным террором против буржуазии, помещиков и всякого инакомыслия и оппозиции в своей среде. Отныне Советы, их исполкомы, все другие хозяйственные, общественные, культурные организации, армия оказались под пятой единственной партии, превратившейся в скором времени в личную диктатуру Сталина. Ей помогал во всём лично выпестованный вождём новый «правящий класс» — номенклатура, который Сталин сам же тщательно регулировал и часто подчищал. Венцом и апогеем такой чистки явились знаменитые судебные процессы и большой террор 1937-1938 годов, в результате чего, как и во всём СССР, был истреблён весь цвет только что сформировавшейся кыргызстанской партийной, государственной и научно-творческой интеллигенции, среди которой были такие яркие, честные и чистые фигуры, как И. Арабаев, И. Айдарбеков, А. Сыдыков, Ж. Абдрахманов, А. Орозбеков, Б. Исакеев, К. Тыныстанов, Е. Поливанов и Н. Амосов, Т. Айтматов, Т. Жолдошев и др. В целом по Кыргызстану в тот период политическими жертвами стали, по данным исследователя данного вопроса Ж. Байдилдеева, 40 тысяч человек. Сюда не входят, конечно, жертвы гражданской войны, включая борьбы с басмачеством и процесса раскулачивания.

Другим важным результатом политики тоталитарной власти большевизма и Сталина стало полное огосударствление всей экономики (банков, заводов, фабрик, земли, сельскохозяйственных учреждений). Всякая частная собственность, инициатива, свобода, предпринимательство были запрещены, объявлены вне закона. Главное — вопреки своим дореволюционным обещаниям и первым революционным декларациям о свободе народов, об их праве на самоопределение большевики на штыках вновь воссоздали империю, изменив её название на СССР и предоставив лишь некоторые символические права в виде автономии и ограниченного по сути номинального суверенитета.

Наконец СССР, в том числе Кыргызстан, полностью был изолирован от внешнего мира. «Враг народа», «иностранный агент», «шпион» — таковы часто употребляемые слова и выражения того времени, вызывавшие страх и содрогание у каждого.

С одной стороны, революционный порыв, стремление к новому, коллективный оптимизм, с другой — страх, террор, репрессии — таков был, если подытожить, «дивный» (О. Хаксли), противоречивый, диссонансный мир, характерный для СССР, включая Кыргызстан, 1917-1940 годов.

Третий этап (1941-1945). Кыргызы да и остальные кыргызстанцы, наверное, впервые в своей жизни пережили всемирно-историческое событие — Вторую мировую войну, 370 тысяч из них принимали непосредственное участие в ней, дошли до просторов Центральной Европы и Дальнего Востока — Китая и Кореи. Если в 1916 году они противились военному призыву, то теперь храбро сражались ради своего общего Отечества — СССР, более 100 тысяч из них погибло на фронтах, освоив боевой опыт и современное оружие ХХ века.

Столь же героически трудились кыргызстанцы в тылу, внося свой достойный вклад в общее дело — Победу над врагом.

В Кыргызстан из западных и центральных областей СССР тогда эвакуировали более 30 заводов и фабрик, ряд научных, образовательных, культурных учреждений, а также около 140 тысяч человек, увеличив тем самым людской, промышленный и интеллектуальный потенциал республики.

Чрезвычайно пёстрым и противоречивым представляется четвёртый этап (1945-1984), связанный с послевоенной реконструкцией народного хозяйства, трудным прощанием с наследием Сталина, хрущёвскими экспериментами и утопическими мечтами (догнать и перегнать Америку, построить к 1980 году основы коммунизма), брежневским застоем. Поскольку с коммунизмом не получилось, ради успокоения изобрели новый термин «развитой социализм» (раньше, оказывается, был «казарменный социализм»).

Адыганы ЭРКЕБАЕВ,
академик НАН КР.
(Окончание в следующем номере.)

"СК"

Издательский дом «Слово Кыргызстана»

Добавить комментарий