Власть дороги над человеком велика и благодатна!

Литературные наши будни показывают, что лишь дерзание, лишь штурм трудных для восхождения высот приносят поэту успех. И по этому пути идёт Фатима Абдалова, одарив всех нас замечательным сборником «Иду и думаю в пути». Её стихи, самые, быть может, богатые чувством и мыслью в современной кыргызской лирике. Их раздумчивая грусть, печально-напевный, замедленный ритм покоряют своим мужеством. Поэтесса в них настолько уединилась, так ушла в себя, что стала предельно проста и искренна. Душа её открылась миру и природе. Она охвачена страстной, внутренне противоречивой жаждой свободы и покоя.

Кремнистый путь, блестящий сквозь туман, — это место раздумий поэтессы. Он пробуждает, направляет мысли. Власть дороги над человеком велика и благодатна. Пусть это железнодорожная насыпь с бегущими вдаль сине-стальными полосами рельсов времен Великой Отечественной войны. Или пустынный просёлок с коричнево-голубыми после недавнего дождя колеями, выматывающий самую закалённую шофёрскую душу. Или чуть приметная тропа, заросшая по обочине конским щавелем, тысячелистником, постушьей сумкой, вьется, теряясь в летнем разнотравье, к синеватой полоске далёких гор.

Каждая дорога ведёт в большой мир. Умей только видеть! Предчувствие новизны радостно волнует душу всякий раз, когда за спиной захлопнется дверь. Так бы вот и жить — всегда в ожидании нового на выбранном тобою или выпавшем на твою долю пути!

И опять — смелость и дерзание. И острота во имя одного: нашего общего блага, утверждения высоких нравственных принципов и низвержения нравов низких, мешающих честным людям жить спокойно, созидать прекрасное, всё то, чем горд и величав современный человек.

Такие вещи надо всячески поддерживать. И вообще, хотелось бы обратиться к нашим литературным критикам с одним советом или, лучше сказать, с одной великой просьбой: будьте строги, но и осмотрительны, в особенности тогда, когда выступаете с предложением о присуждении государственных премий, коими полемизировать как-то не принято. Можно походя, обзорно похвалить того или иного поэта, но коль скоро ты решил вынести суровейший приговор его детищу, будь добр позаботиться о доказательствах, да о таких, чтобы они были убедительны. Имя поэта создаётся нелегко. Давайте же будем помнить об этом и беречь друг друга, что не исключает, разумеется, самой высокой требовательности друг к другу. Этого, собственно, ждут от нас читатели в Год нравственности, воспитания и культуры, объявленный Алмазбеком Атамбаевым.

Калыс ИШИМКАНОВ.


Человек на ходу задумался

Человек на ходу задумался,
Не толкайте её, пожалуйста.
Она ведь скромница, она ведь умница —
Никому не пойдёт не пожалуется.
Не толкайте её локтями,
И не попрекайте ломтями.
Потерпите совсем немного,
Не тревожьте зелёным светом,
Не кричите, что она не в ногу
Поспешает за быстрым веком!
Вы бурлите, как кружки с пивом,
Вас события берут за локоть…
Но ей вы глядите в спину —
Она далеко от вас,
Далеко Солнце
Греет земное темя…
Штурман курс берёт на звезду…
Будьте, люди, вежливы с теми,
Кто идёт и думает в пути.

Человек всегда в пути

Да, жизнь ещё полна, ещё до сердцевины,
До сущности вещей так нелегко дойти,
Деревни уголок, деревья-исполины,
Дорога, человек на ней всегда в пути.
Так видится кусок
Пространства и времени.
Над полями стрекозы и шмели,
И птицы тут и там.
Как светел мирный день, заполненный трудами,
Где радость и беда даются пополам.

Спят дороги

Мне, наверное, не спится оттого, что спят дороги,
Что в кустах уснули птицы,
Птичьи песни и тревоги,
Что в полях уснули травы,
А в траву легли букашки,
Что уснул железный трактор
На краю уснувшей пашни.
Это плохо, даже очень… все уснули…
Вот беспечность! Кто-то должен
Этой ночью караулить время?
Вечность?

click here Тишина на высотах Беш-Бадама

Солнце — словно мёд
В янтарных сотах, даль ясна.
Тишина на высотах Беш-Бадама,
Тишина.
…Эти все цветы, сирени ворох,
Нет, не мне…
Тяжкий грохот танковых моторов спит в земле.
Старую могилу отца боль пронзает,боль еще жива…
Но об этом ничего не знает вешняя трава.

И снова дорога

И снова дорога, и снова
Глухие удары копыт,
И запах горькой полыни,
И грусть одинокой ивы.
Что галки, черны послевоенные дома,
Ребят-подранков гурьба,
О чём ты задумалась, Фатима,
С горячей ладонью у лба?
Какая на сердце тревога —
Поэзия, память, друзья?
А может быть, просто дорога —
Большая родина твоя!

"СК"

Издательский дом "Слово Кыргызстана"

Добавить комментарий