Российская империя и СССР в судьбе кыргызов, ч. II

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

(Окончание. Начало в №136)

Не берусь судить обо всём СССР, хотя в детстве, как любой советский человек, восхищался спутниками, освоением космоса, ледоколом «Арктика» несмотря на то, что в моём далеком айыле не было даже проводного радио и электричества, а в 1964 году, в последний год правления Н. Хрущёва, испытывали недостаток муки и хлеба, но относительно родного Кыргызстана могу засвидетельствовать, что за этот период произошли большие позитивные перемены.

Прежде всего следует отметить, что тогда за всё советское время первым партийным руководителем республики стал кыргыз И. Раззаков (1950), в 1961 году его сменил Т. Усубалиев. Раньше, с 1925-го по 1950 год, такими руководителями были всегда приезжие.

Бурный рост в 1950-1970-е годы получила экономика, особенно промышленность. Именно тогда завершена автомобильная дорога Фрунзе — Ош, связавшая север и юг республики, запущена Токтогульская ГЭС, введено более 150 крупных промышленных предприятий, продукция которых экспортировалась во многие страны мира, несколько домостроительных комбинатов, ожививших жилищное строительство. Благодаря этим усилиям заметно преобразились и приобрели нынешний облик столица и другие крупные города — Ош, Токмак, Кара-Балта, Каракол.

Существенные изменения произошли также в сельском хозяйстве, где основной отраслью стало овцеводство. По количеству овец (более 10 млн. голов) и производству шерсти Кыргызстан занимал 3-е место в СССР. Однако овцеводство со временем стало убыточным, а из-за обилия овец деградировали пастбища, был нанесён экологический ущерб.

Кыргызстан давно стал высокообразованной страной. В канун распада СССР в нём было 1 800 школ, где обучалось около миллиона учащихся, 48 средних и 10 высших учебных заведений с их 100-тысячным студенчеством.

Впечатляющих успехов достигли литература и искусство. Поэзия А. Токомбаева, А. Осмонова, С. Эралиева, романы Т. Сыдыкбекова и Т. Касымбекова, пьесы М. Байджиева получили всесоюзное, а творчество Ч. Айт-матова — мировое признание. Картины С. Чуйкова, Г. Айтиева, скульптуры Т. Садыкова, музыкальные сочинения К. Молдобасанова широко распространились за пределами Кыргызстана. А так называемое кыргызское чудо — кино — благодаря таланту Т. Океева, Б. Шамшиева, С. Чокморова везде вызывало неподдельный интерес.

В республике в 1954 году создали Академию наук. Открытия и изобретения её учёных нашли применение в различных отраслях народного хозяйства республики и СССР, в частности в освоении космоса.

Существенные сдвиги наблюдались также в сфере здравоохранения.

Однако не секрет, что с начала 1970-х годов в экономическом и научно-техническом отношениях СССР вступил в полосу стагнации и спада. Его экономика, как и ранее, во многом носила экстенсивный характер, эффективность производства и производительность труда падали. Если США, Западная Европа, Япония, новые азиатские «тигры» (Южная Корея, Тайвань, Сингапур, Малайзия) перешли к постиндустриальному (информационному) обществу, то СССР по-прежнему отдавал приоритет тяжёлой индустрии и военно-промышленному комплексу, не уделяя должного внимания технологическим инновациям, сфере коммуникаций и услуг. В плачевном состоянии оказалось его сельское хозяйство. Поэтому огромная держава импортировала мясо, пшеницу и другое продовольствие из-за рубежа, везде наблюдался дефицит продовольственных и промышленных товаров. Всё это говорило о неэффективности и кризисе экономической системы социализма, построенной на плане и директиве. Подтверждением тому служили расцвет теневой экономики и мафии, сращивание с ней партгосноменклатуры. Об этом ещё до распада СССР с болью писали в своей книге «Теневая экономика» (1990) известные российские юристы и экономисты. О том, что именно теневая экономика изнутри взорвала социализм, аргументированно говорится в обстоятельной книге американских учёных Р. Кирана и Т. Кенни «Продавшие социализм. Теневая экономика в СССР» (2009).

Болезнь лежала, конечно, глубже — в самой природе системы, во главе которой стояла та же большевистская, переименованная в 1948 году в коммунистическую, партия. После заговора против Н. Хрущёва и его вынужденной отставки (1964) партией руководили одни пожилые люди и старики (Брежнев, Андропов, Черненко), которым был присущ глубокий консерватизм, а не стремление к реформам и изменениям. При Л. Брежневе главным правилом во всём, в том числе в кадровой политике, считалась стабильность. Поэтому уход руководителей со своего поста стал возможным лишь из-за смерти, полной дискредитации или интриги. Протекционизм, семейственность, местничество, коррупция, чинопочитание, угодничество, лесть — таковы были тогда нормы партийной морали.

Перечисленные явления и тенденции в полной мере характеризовали партийно-государственную, общественную и хозяйственную жизнь Кыргызстана. Здесь, как и в некоторых союзных республиках, имелась, правда, одна особенность: из-за боязни центра и ложно понятого интернационализма не уделялось должного внимания (особенно после постановлений партии 1948 года по вопросам истории и литературы) изучению дореволюционной истории, письменности, кыргызского языка, «Манаса», произведений Молдо Кылыча, К. Тыныстанова и других. Более того, после Великой Отечественной войны прошла вторая (хотя и в меньшем масштабе) волна репрессий, в ходе которой арестованы известные кыргызские ученые Х. Карасаев, Т. Саманчин, Т. Байджиев (отец М. Байджиева), З. Бектенов, Дж. Шїкїров. За попытку внедрения кыргызского языка в русскоязычных школах И. Раззаков был обвинен в национализме и снят с поста первого секретаря ЦК партии Киргизии. Наученный его горьким опытом, сменивший И. Раззакова Т. Усубалиев переусердствовал в проведении интернациональной политики, объявив труды выдающихся исследователей истории кыргызов В. Бартольда и С. Абрамзона идеологически невыдержанными. Партийному шельмованию подвергались кыргызские учёные К. Нурбеков, С. Аттокуров, народные писатели Т. Сыдыкбеков, Т. Касымбеков, К. Акматов, М. Байджиев и другие за якобы вредные националистические взгляды и высказывания.

В столице и крупных городах не было детских садов с воспитанием на кыргызском языке, не хватало кыргызскоязычных школ, что вызвало бурные обсуждения в обществе. Тем не менее недовольство по тем или иным вопросам не дошло в Кыргызстане до диссидентства или оппозиции, как это имело место в России, Украине, прибалтийских и закавказских республиках. Явные перегибы и диспропорции наблюдались в структуре экономики и социально-этническом составе населения республики. Вместо того чтобы усиленно готовить и увеличивать национальные кадры рабочего класса, практиковались дальнейшее привлечение специалистов и рабочих из европейской части СССР, обеспечение их жильём. При этом местная городская интеллигенция и молодёжь годами стояли в очереди на получение жилья, многие из них не имели даже прописки в городах, хотя жили и трудились там. Это привело впоследствии к массовым захватам земель в Бишкеке (1989), межнациональному конфликту в Оше (1990), появлению многих стихийных новостроек и поселений вокруг столицы и других городов.

Парадокс, если не сказать ирония, состоит в том, что сам Т. Усубалиев, руководивший республикой почти 25 лет, в 1985 году, когда началась перестройка, был обвинён Москвой во всех грехах и унизительно снят с занимаемого поста, как и его предшественник, даже исключён из рядов святая святых — партии, которой верно служил всю свою жизнь.

Пятый этап (1985-1991). О событиях и основных героях этого времени я уже писал в своей книге «1990 год: приход к власти А. Акаева» (1997), поэтому не хотел бы повторяться. Просто в порядке подведения итога и заключения считаю необходимым ответить на два принципиально важных вопроса: почему распался СССР и какова его роль в исторической судьбе кыргызов и Кыргызстана?

Распад СССР — результат сочетания разнородных причин, совпадения объективных и субъективных, внутренних и внешних факторов. К объективным относятся несостоятельность и неэффективность плановой экономики, отсутствие частной собственности и рынка, свободы людей и народов, монополия одной партии, административно-командный строй, нехватка демократии и плюрализма, формальный и номинальный характер федерации, оставшейся, по сути, империей. Поэтому первыми восстали против СССР прибалтийские и закавказские республики, их энергично поддержали РСФСР, Украина, и в конце концов именно славянские республики ликвидировали его. Мы же, республики Средней Азии и Казахстан, до конца стояли за сохранение СССР или его обновление на новых, истинно федералистских началах.

Субъективными следует считать ошибки М. Горбачёва и вмешательство (происки) внешних сил. О последнем на основе документов пишут в своих книгах П. Швейцер («Победа. Роль тайной стратегии администрации США в распаде Советского Союза и социалистического лагеря», 1995), М. Бешлюс и С. Тэлбат («Измена в Кремле. Протоколы тайных соглашений Горбачёва с американцами», 2011), Р. Брейтвейт, Дж. Мэтлок, С. Тэлбот — первые двое были послами Британии и США в СССР, а последний заместителем госсекретаря США («Горбачёв. Крах советской империи», 2012). Поэтому справедливыми представляются мне следующие слова знаменитого швейцарского историка Я. Буркхардта: «В истории конец процесса развития всегда подготавливается внутренним истощением жизненных сил. Только после этого внешний импульс может положить конец всему». В согласии с ним сами современные русские философы, историки и экономисты назвали Октябрьскую революцию катастрофой и безумием, а развал СССР — «концом утопии» (М. Гефтер), «несостоявшимся проектом» (А. Зиновьев), «гибелью империи» (Е. Гайдар).

Но мы, кыргызы и кыргызстанцы, не должны столь однобоко, тем более негативно подходить к оценке СССР. Несмотря на террор и репрессии, которые заслуживают безусловного осуждения, своим спасением в 1917 году (я имею в виду амнистию участникам восстания 1916-го и возвращение беженцев на родину), национальным возрождением (созданием предпосылок государственности в форме автономной области и союзной республики), относительно высоким уровнем развития экономики, образования, науки и культуры мы обязаны советской власти. Наконец, мы должны благодарить СССР за его мирный распад, благодаря чему обрели независимость, стали членом мирового сообщества.

Опять-таки прав оказался Я. Буркхардт, когда в своих «Размышлениях о всемирной истории» писал о «счастье и несчастье в мировой истории». Находясь в течение почти 70 лет в составе Российской империи, а затем столько же в СССР, мы пережили и счастье, и несчастье. Такой уж оказалась история, которую нельзя ни идеализировать, ни охаивать, тем более нельзя её отрицать и изъять из коллективной народной памяти.

Абдыганы ЭРКЕБАЕВ,
академик НАН КР.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *