Театр начинается с… фандрайзинга

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

В редакцию пришел заведующий художественно-постановочной частью Кыргызского государственного академического театра оперы и балета имени
А. Малдыбаева  Кубандык ОМУРОВ. Он в ужасе. В Жогорку Кенеше обсуждают вопрос о переводе государственных театров на хозрасчет. «Принять такое решение, — убежден наш гость, — это значит окончательно убить классическое искусство в Кыргызстане!». Он уверен, что едва теплящаяся жизнь в его родном театре оперы и балета совсем замрет после такого вердикта парламентариев.

Столь изящный творческий организм, как театр, нуждается, конечно, и во вполне материальной «пище». Деньги искусству нужны не в меньшей мере, чем таланты. Мой герой — Кубандык Омуров — уже более двадцати лет служит в театре, и нынешнее «скисшее» (по его определению) состояние родного коллектива он воспринимает с болью. Однако мой собеседник уверен, что вдохнуть жизнь в искусство вполне возможно. Для этого Кыргызстану нужен закон о фандрайзинге, меценатстве и благотворительности. Проект такого закона К. Омуров даже написал сам.
— Кубандык Абдыкадырович, зритель как-то не очень привык заглядывать за кулисы, и ему, честно сказать, не очень интересно знать, на какие деньги существует театр. Зритель есть зритель. Есть на что посмотреть — пойдет, нет — пройдет мимо. Что же здесь можно изменить?
— Абсолютно согласен с вами. Жизнь каждого театрального коллектива, безусловно, зависит в первую очередь от того, какого качества «товар» он выпускает. Хорошие постановки,  талантливые исполнители — и зритель сам будет бронировать билеты, ждать премьеры, дарить овации и нести цветы…
Но произвести хороший «товар» при нищем бюджете, согласитесь, сложно. Тем более что театральное творчество сегодня — это куда более сложный процесс, чем 15-20 лет назад. Нужны не только известные имена, уникальные постановки, но и отлаженная, четко работающая театральная инфраструктура, информационное обеспечение. Все это требует немалых средств.
Не стоит сбрасывать со счетов и то, что классическое искусство несет на себе особую культурологическую нагрузку в обществе. Как у нас говорят, государство — это мозг, а культура — сердце народа. Нести людям светлое, доброе, вечное сегодня нужно не только талантливо, но и в правильной, соответствующей времени форме. Современный театр — это гармоничный сплав художника и менеджера в одном лице. Я уже не говорю о том, что сегодня искусство немыслимо без применения достижений информационных технологий.
— И как этого добиться при скудном бюджете?
—  Я вижу решение проблем в широком внедрении системы фандрайзинга. От английского fundraising, что означает деятельность по сбору средств и формированию финансовых фондов для благотворительных или образовательных целей. Иными словами, это способ привлечения в искусство небюджетных средств. Уверен, что такой путь куда более перспективный, цивилизованный, чем хозрасчет, о котором вдруг вспомнили и заговорили наши депутаты.
Ни для кого не секрет, что наши театры живут в состоянии хронической нехватки средств. Сметы театральных коллективов постоянно урезаются, не хватает денег не только на новые постановки, но и на реставрацию старых спектаклей. Словом, государственной поддержки становится явно недостаточно для полнокровной жизни культурных учреждений страны, речь идет не только о театрах. Принятие закона о благотворительности и меценатстве стало бы реальным стимулом для развития искусства. На Западе, к слову, фандрайзинг работает весьма эффективно. Да вспомните хотя бы недавнюю историю России, когда посредством законодательного стимулирования меценатства государство из купцов делало дворян (Морозов, Мамонтов, Третьяков).
Создание фондов развития помогло бы не только вдохнуть силы, жизнь в творческий процесс театров, но и по-современному, грамотно и профессионально организовать отделы маркетинга, пиара, рекламы и продаж. Без этой сопутствующей, но важной инфраструктуры в нынешнем мире театру просто не выжить. Альтернативное финансирование искусства, образования и культуры могло бы дать поразительные результаты уже в самом скором времени. Если нам не хватает государственного финансирования, то ведь есть немало богатых людей, которые хотели бы, а главное — могли бы оказывать благотворительную поддержку. Закон о меценатстве посредством фандрайзинга, основываясь не на сиюминутной выгоде, а  на долговременной основе, дал бы возможность выстроить по-настоящему взаимовыгодные  партнерские отношения.
Но у нас, к сожалению, в стране не созданы законодательные условия для осуществления и стимулирования меценатства и благотворительности. И, на мой взгляд, дело не в отсутствии такой культуры в государстве… Она ведь не может возникнуть без соответствующих условий. Меценатства и не будет, если не поощрять его законодательно. Человек будет вкладывать средства в культуру, если он получит определенные узаконенные преференции. Меценат должен знать, что его благотворительность будет иметь поддержку, гарантирует ему определенный социальный статус и общественное признание его деятельности во благо искусства…
— Давайте я вам приведу аргумент, который сразу же, уверена, возникнет у законодателей, да и чиновников, если такой закон будет инициирован в парламенте. А именно: закон о благотворительности, как бы мы его тщательно ни продумывали, открывает массу лазеек для злоупотреблений, возможности скрыть незаконные сверхдоходы, уйти от налогообложения и т.д.
— Согласен. Такая опасность существует всегда. Уверен, наверное, и в развитых странах сталкивались с такого рода злоупотреблениями и тоже искали и находили выходы. Вероятность каких-то проблем не означает, что закон о благотворительности и меценатстве не стоит вообще принимать. «Страусиная» политика не только не избавит от  существования теневой экономики, но и в принципе не решит никаких вопросов. Спрятать голову в песок хоть и проще,  но не выход.
Я не открою Америки, если скажу, что объемы нашей теневой экономики, наверное, превысили бы уровень нашего государственного бюджета, принятого с профицитом, если бы у нас была возможность  тщательно ее просчитать. Пусть лучше такой человек с теневыми доходами вложит 1 млн. сомов в новую театральную постановку, библиотеку, музей, памятник видному деятелю страны, реставрацию архитектуры. Он получит таким образом возможность легализовать свои сверхдоходы, искусству поможет, да и доброе дело всему обществу сделает, чем  все равно найдет возможность и уведет свои деньги в оффшоры.
— Вы сказали о том, что сегодня театр нуждается в соответствующей инфраструктуре, а разве недостаточно просто талантливого коллектива, необычных спектаклей, свежего слова в искусстве, чтобы быть успешным театральным учреждением? В материальном плане, в том числе…
— Первое и главное, как я уже сказал, конечно,  это хороший театральный «продукт». Но сегодня мир другой, ожидания зрителей изменились. Согласен, некоторая косность, мировоззренческая неготовность руководителей театральных коллективов —  мощный тормоз. Но в современном мире любому творческому коллективу без профессионального продюсерства трудно удержаться на плаву. Даже самой талантливой постановке необходим грамотный пиар. А пиар — это глаза художника и мозги менеджера одновременно. Пиар служит для того, чтобы проявлять личностную сущность творческого организма и находить способы и пути его выживания и развития.
Чего скрывать, в рыночных условиях искусство — это товар (услуга), и в этом плане оно подчиняется всем законам маркетинга. А в наших театрах самая серьезная проблема — дефицит профессиональных кадров в области маркетинга, пиара и рекламы. Культура и искусство, с одной стороны, подавлены скудостью государственного финансирования, с другой — не готовы самостоятельно заниматься предпринимательской деятельностью. Этот замкнутый круг и должен разорвать фандрайзинг. Сегодня же структура современного кыргызского театра ничем не отличается от театра советских времен, а на дворе время другое и требования другие, да и зритель другой, как я уже сказал. Театр, а классический театр тем более, должен идти в ногу со временем, чтобы быть понятным и востребованным. Помимо собственно постановочной части — а она требует больших средств — творческий коллектив должен иметь возможность нанимать профессионалов в области рекламы и пиара, тесно сотрудничать с масс-медиа, иметь собственный сайт, накапливать творческий архив, развивать гастрольную деятельность, приглашать мировых звезд.
— Насколько я поняла, вы подготовили законопроект о благотворительности и готовы его предложить в качестве модели…
— Дело в том, что еще в декабре 1997 года на пленарном заседании Межпарламентской ассамблеи государств-участников СНГ был предложен модельный закон о меценатстве, который я разыскал, тщательно изучил и подготовил свой проект для Кыргызстана. Такой закон предоставляет льготы лицам и организациям, оказывающим материальную поддержку отечественной культуре и искусству. Закон о благотворительности призван решать задачи правовых основ регулирования меценатской деятельности. Я уверен, что без таких шагов вывести театры из кризиса, выстроить партнерские отношения творческих коллективов с рынком, обеспечить реализацию творческой миссии просто невозможно.

Интервью взяла
Чинара АСАНОВА.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *