Поле чудес

Вчерашний снег, застелив крыши домов, дорогу и тротуары пушистым белым ковром, сегодня подтаял от утреннего солнца, а к вечеру небольшой мороз покрыл дорогу и тротуары ледяной коркой — гололёд, заставляя сбавлять скорость пешеходов и проезжающих машин, радуя мальчишек и девчонок, раскатавших возле подъездов домов ледяные дорожки.

И детвора весь вечер кто на санках, кто на коньках, а кто постарше просто на ногах катается с небольшой горки между двумя четырёхэтажками, наполняя холодный воздух начинающегося вечера шумом и гамом.

Темнеет. В окнах домов зажигается свет. Пора домой. Возбуждённая, раскрасневшаяся от мороза детвора нехотя расходится по домам. Вскоре на раскатанной дорожке остаются только самые смелые.

Сегодня пятница. А это значит, вечером не надо на завтра учить уроки, а утром можно подольше поспать. У всех пятидневка.

Но вот на горке совсем опустело, это с балкона четвёртого этажа кто-то крикнул:

— Алмаз! Эркин! Домой! «Поле чудес» начинается!

В это время взрослые и дети в предвкушении весёлой и интересной игры, как и весь народ СНГ, рассаживались перед голубыми экранами, на которых уже появился Леонид Якубович, приглашая занять места за игровым столом первую тройку.

А из окон одной из квартир второго этажа слышатся звуки игры и плач ребенка. Плач то затихает, когда на экране появляется реклама — быстро меняющееся изображение и веселая музыка отвлекают ребенка, то становится громким, когда участники игры долго отвечают на вопросы ведущего.

Эмиль, ему два с половиной года, стоит возле дивана, на котором неподвижное тело молодой женщины, его матери, она почти не дышит, глаза её закрыты. На полу возле журнального столика валяются рассыпанные упаковки разных лекарств.

Ребёнок одет в красный костюмчик, сверху на нём стеганый халатик. Он тянет мать за платье, но она не встаёт и глаза её закрыты, ему страшно, и он плачет.

А на экране телевизора игра продолжается: крутится барабан, ведущий приглашает очередных игроков, принимает подарки, задаёт вопросы, усы его топорщатся, он всё время улыбается, торгуется, вручает призы и подарки, объявляет рекламную паузу.

Женщина на диване всё слышит, хочет подняться, но страшная слабость парализовала тело, она даже не может открыть глаза. Мысли бегут с бешеной скоростью, она не понимает, где она, что с ней, ей очень страшно…

Наконец громкий плач сына останавливает хаос в её голове, и она осознает, что с ней произошло…

Вчера они с друзьями встречали старый Новый год, тем самым завершив новогодние праздники. Сидели у Таланта. Он недавно устроился в один из вновь открывшихся коммерческих банков. Стол был роскошный. Было много тостов, пожеланий, анекдотов. Но разъехались рано, так как за две недели все устали от праздников.

А сегодня Чинара решила прибрать квартиру, она уже заканчивала уборку, оставались только банки от собственной консервации, которые она решила сложить на антресолях.

Взобравшись на кухонный стол, стала укладывать их, как вдруг нащупала какой-то предмет, завёрнутый в платок. Когда она его развернула, то в её руках оказался маленький пузырёк с белым кристаллическим порошком.

— Соль или сахар, — мелькнуло в голове.

Она попробовала вытащить пробку, но не смогла. Но тут позвонили в дверь, и она пошла открывать.

В дверях стоял Самат. Увидел в руках у жены пузырёк с порошком, и его лицо перекосило от злобы. Он выхватил его и стал выталкивать Чинару из прихожей в спальню и, закрыв за собой плотно дверь, размахивая руками, стал на неё кричать, чтобы она не лазила где не положено.

— Это кокаин, — догадалась Чинара.

И ей многое стало ясно в поведении мужа в последнее время: его частые отлучки, подозрительные поездки с друзьями, его равнодушие к семейным делам, холодность, раздражительность, а иногда и жестокость по отношению к ней, к Эмилю.

— Ты наркоман, — прошептала она.

Услышав это, Самат начал бить её кулаками по спине, по голове, стал выворачивать руки, а потом сильно толкнул, и она, ударившись головой о письменный стол, упала. Он кричал, крепко держа её за плечи, что если она об этом расскажет родителям, то ей будет плохо, очень плохо.

Он кричал ей гадкие, обидные слова. Всё закружилось перед ней: она потеряла сознание.

Она не слышала, как хлопнула входная дверь и от подъезда отъехала машина…

А в соседней квартире, где живёт пожилая пара, стучат молотками. Соседи ждут на завтра долгожданный контейнер: уезжают из города, как и многие их знакомые, в Россию. Все вещи уже уложены в ящики, коробки громоздятся в пустых комнатах. Остались только книги, их много, и для них специально куплены ящики, которые потом перевязываются верёвками.

Им слышен шум у соседей, они, считая, что это очередная ссора между молодыми, продолжают заниматься сборами.

Но наступившая вдруг тишина, а потом плач ребенка настораживают. Валентина Петровна уже несколько раз подходила к соседней квартире, звонила и стучала в дверь, но никто не открыл…

Когда Чинара пришла в себя и смогла подняться, начинало темнеть, ребёнок проснулся и заплакал. Халат на ней порван, под глазом большой синяк. С ребёнком на руках она умыла лицо, надела новое платье, которое ей подарили родители на Новый год. Болело всё тело, особенно голова. От сильной слабости подкашивались ноги, ей трудно было ходить, ребёнок просился на руки и хотел есть.

Чинара хотела позвонить родителям, но, помня лицо мужа, положила трубку на место.

Эмиль ходил за ней по пятам, держа за подол платья, часто падал, но поднимался и опять шёл за матерью…

Очень болела голова. Мысли бежали с большой скоростью, она уже не могла контролировать себя и, найдя коробку с лекарствами, стала лихорадочно открывать упаковки с таблетками и запихивать в рот, запивая водой…

Она еле добрела до дивана и вновь потеряла сознание.

А за окнами стало совсем темно, только тоненький серпик старого месяца одиноко желтел на небе. Игра заканчивалась: финалист выиграл квартиру в Москве, все остались довольны — участники получили хорошие призы и подарки, а зрители — интересное представление…

Потом Леонид Якубович попрощался со всеми до следующей пятницы и объявил в последний раз рекламную паузу. Малыш стоял у телевизора и горько плакал…

На улице шёл снег, снежинки падали на землю, на раскатанную дорожку и не таяли. С каждой минутой снега становилось всё больше и больше. И вскоре крупные хлопья сплошной белой стеной заполнили всё пространство от земли до неба.

Уже поздний вечер. Одинокие троллейбусы, сверкая освещёнными окнами, собирают последних пассажиров…

По заснеженным улицам города мимо пустых остановок с большой скоростью в сторону одного из микрорайонов, громко сигналя, промчалась машина скорой помощи, которая остановилась у раскатанной мальчишками горки, и двое в белых халатах с носилками на руках побежали на второй этаж дома…

Софья НУРМАТОВА.

"СК"

Издательский дом "Слово Кыргызстана"

Добавить комментарий