«Вернуться, чтобы снова подняться в горы»

Поделиться
  • 51
    Поделились

Наутро после нашего интервью волонтёр из Японии очаровательная Хикари Кунитаке улетит к себе на Родину. Сейчас она наверняка в кругу своей семьи в Куруме — делится впечатлениями о нашей стране. Куруме — это город в префектуре Фукуока, расположенной на юго-западе Японии, на побережье острова Кюсю. Префектура с трёх сторон имеет выход к морю. Куруме, если верить Интернету, считается одним из старинных центров кустарного хлопчатобумажного производства. Жаль, что из-за ограниченности времени, отведённого на интервью, не удалось расспросить об этом саму Хикари (это её имя), но я надеюсь, что будут новые встречи.

У Хикари тонкая матовая кожа, про которую говорят «атласная», ослепительная улыбка, открывающая белоснежные зубы. Она желает изменить мир так, чтобы все люди были в нём счастливы. Знает кыргызский и говорит почти без акцента, на нём и общалась в нашей стране, немного освоила и русский.

В Кыргызстан девушка приехала по программе Японского агентства международного сотрудничества (JICA) и проработала два года физиотерапевтом в Национальном центре охраны материнства и детства в «Джале». Здесь нужно объяснить, что наше традиционное, сложившееся за советское время представление о профессии физиотерапевта как о специалисте, проводящем такие процедуры, как электрофорез, магнитотерапия, парафино-, бальнеолечение и прочее, отличается от западного, как и от японского. Там физиотерапия подразумевает в основном комплекс упражнений, с помощью которых человек восстанавливает или сохраняет возможность двигаться.


— Хикари, расскажите, пожалуйста, о семье, в которой вы родились и выросли?

— Отец работает в отделе управления одной из компаний, занимающейся производством расходных материалов для пошива одежды европейского стиля, мама — администратором в больнице. Ещё есть старший брат. Специальность у мамы не медицинская, так что я первый в семье медик.

— Почему вы решили стать врачом и именно физиотерапевтом?

— У нас в Куруме, в районе, где я выросла, есть детский сад для детей с ограниченными возможностями здоровья. В детстве я ходила туда, играла с малышами — так возникло желание помогать им жить полноценной жизнью. Я и сейчас бываю там, поддерживаю малышей. Кроме того, с малых лет занимаюсь спортом, знаю, какое большое значение в нём имеет физиотерапия, хотелось помогать спортсменам достигать всё больших и больших результатов.

— Какими видами спорта занимаетесь?

— В младших классах это был волейбол, потом теннис и софтбол, в старших классах — футбол. В 20 лет увлеклась кэндо, до 26 лет активно занималась им и сейчас тренируюсь, когда есть возможность; имею третий разряд.

— Почему из всех видов японских боевых искусств вы выбрали кэндо?

— На мой взгляд, в нём наиболее ярко выражены традиции древней Японии. Это ведь не только схватка на мечах, а философия, формирующая внутренний мир человека, его разум, отношение к смыслу существования, к другим людям. В переводе с японского кэндо означает «путь меча». Постигая его, ты не только закаляешь тело, но и учишься уважать соперника, старших по возрасту, ценить честь, быть искренним. Для меня кэндо — это ещё и возможность узнавать древнюю Японию, её философию.

— Какой вуз вы окончили?

— Государственный университет у себя в Фукуоки. Там готовили специалистов по реабилитации и медсестёр, я выбрала реабилитацию.

— Где трудились до приезда в Кыргызстан?

— В государственных клиниках: одна из них в моём родном городе, другая — в Хиросиме, были и в других городах. До приезда сюда в общей сложности проработала 20 лет, а начала в 21 год.

— В чём секрет вашей молодости? Вы великолепно выглядите.

— Нужно заниматься спортом, как можно больше двигаться. Питаться правильной пищей.

— Что значит «правильная пища» в понимании японца?

— У нас в стране едят в основном морепродукты, в частности рыбу. Во-вторых, мало масла. И наконец, в-третьих, много овощей.

— Как вы добивались этого в условиях Кыргызстана, где кругом мясная еда?

— С трудом, но удавалось. Кыргызская кухня мне очень понравилась, но я позволяла её себе, лишь когда ходила в гости к друзьям или где-то обедала вместе с ними. Специально для себя кыргызскую еду не готовила.

— Почему вы решили стать волонтёром?

— Проработав два десятка лет в Японии, я поняла, что там делается очень многое для людей с ограниченными возможностями здоровья, система их реабилитации весьма развита. Однако люди с ограниченными возможностями здоровья есть во всех странах, и я решила посмотреть, а как поставлено дело у них.

— А почему выбрали именно Кыргызстан?

— Раньше я о вашей стране вообще ничего не знала. Открыв Интернет, нашла много схожего с Японией: во внешности населения, в культуре, обычаях. Поэтому и выбрала Кыргызстан.

— В чём заключалась ваша работа здесь?

— Согласно заявке Национального центра охраны материнства и детства, направленной в JICA, им требовался физиотерапевт, который проводил бы семинары для сотрудников центра, а также для детей с ограниченными возможностями здоровья. Этим я и занималась. Кроме того, договорилась с местными мастерами об изготовлении для центра специальной мебели для реабилитации деток. Её изготовили для желающих родителей. Провела также семинары для врачей во всех регионах страны, за исключением Баткенской области. Подготовила пособие «Советы для ежедневного применения во время занятий зарядкой» с текстом на кыргызском и русском языках, с иллюстрациями. Поработав здесь какое-то время, я пришла к выводу, что существует острая необходимость в таком пособии. В Японии я его уже издала.

Ещё одной важной частью были встречи и беседы со школьниками и студентами. Мы ходили вместе с единомышленниками по школам и университетам и рассказывали, как правильно выстраивать отношения со сверстниками, у которых ограниченные возможности здоровья, убеждали, что они нуждаются не в проявлении жалости, а в том, чтобы чувствовать себя равными и нужными среди всех. Поэтому нужно спрашивать, чем я смогу помочь, и помогать человеку расширять свои возможности.

— С какими проблемами в медицине Кыргызстана вы столкнулись?

— В Японии, когда ребёнок с ограниченными возможностями здоровья оказывается в больнице, его лечение становится делом не только лечащего врача, но и всех специалистов клиники. Они собираются на консилиумы и вместе решают, что сделать для реабилитации пациента. Такого я здесь не видела. И ещё: приведя ребёнка на очередной курс реабилитации, японские родители активно включаются в процесс, изучают и осваивают методику, чтобы продолжать восстановление и дома. А у вас родители просто наблюдают за работой медиков, врачи же не считают необходимым обучать их.

— Насколько полезным оказался для вас опыт работы в Кыргызстане, что нового узнали?

— За два года жизни и работы здесь я познакомилась с большим количеством людей. Что поразило, так это трепетное отношение мам и пап к своим детям и такое же внимание к старшему поколению.

— А разве в Японии это не так?

— У нас тоже и любят, и уважают, но тут это ярче выражается.

— Оставалось ли у вас свободное время и чем занимались, когда оно выдавалось?

Уроки гимнастики для беременных…

— Ходила в гости к друзьям. И я ещё очень люблю подниматься в горы, у себя на родине это часто делала, а здесь вошла в команду путешественников Traching union, объединяющую как местных жителей, так и иностранцев, и мы каждые выходные отправлялись в горы. На большую высоту не взбирались, поэтому особой подготовки не требовалось. Путешествовали по территории Чуйской и Иссык-Кульской областей. Побывали в ущелье Ала-Арча, поднимались выше Каракола — в ущелье Алтын-Арашан. Конечно, я много фотографировала — здесь изумительные пейзажи. Снимки отправляла родным, чтобы они тоже прикоснулись к красоте, которую я ощущала.

— Чем отличаются горы Японии от наших?

— Здесь они очень высокие.

— Приобрели ли вы здесь таких друзей, с которыми жаль расставаться?

— Да, у меня появилось много друзей. Это и коллеги по работе, и люди, встречи с которыми оказались случайными. Например, одно такое знакомство произошло в маршрутке: мы разговорились, меня пригласили домой, мы стали общаться и так подружились.

— Насколько трудно далось вам освоение кыргызского языка?

— Как и все волонтёры JICA, перед приездом я изучала его в течение двух месяцев. С коллегами, пациентами, со всеми, с кем доводилось встречаться по работе и вне её, общалась на кыргызском. Постепенно освоила его на бытовом уровне. С детками и их родителями мы хорошо понимали друг друга, когда трудно было подобрать термин, я находила ему замену.

— Знаете ли песни на кыргызском?

— Спеть не смогу, но слушала много. Например, «Кара-Жорго».

— О каких кыргызских обрядах, традициях узнали?

— Приветствуя другу друга, тут обязательно спрашивают о здоровье, причём не из вежливости, а интересуясь им на самом деле. Мне это очень понравилось. Приятно было видеть, как уступают место в маршрутке старшим по возрасту, детям и женщинам. Была удивлена тем, что человек в течение дня может несколько раз звонить родителям и узнавать, как дела.

— Вы предпочитали «питаться правильно», но всё же, какие блюда местной кухни понравились больше всего?

— Всё, что сделано с применением теста. Например, манты, бешбармак. Очень понравилась молочная продукция — кефир, йогурт, сыры. Выбор тут больше, чем в Японии, и вкус более насыщенный.

— Что повезёте в подарок родным?

— Мёд, варенье, войлочные изделия и несколько ооз-комузов — для себя и друзей.

— Вы умеете играть на ооз-комузе?

— Не мастер, но научилась.

— А почему именно этот инструмент выбрали, а не, например, комуз?

— Во-первых, он портативный. Во-вторых, у нас в Японии есть подобный, но он изготавливается из бамбука. Мне нравится особенность звучания ооз-комуза, играя на нём, мастер может достучаться до самого сердца.

— Какие у вас планы на будущее?

…и основных подопечных Хикари Кунитаке — детей

— Вернувшись домой, конечно, продолжу работать физиотерапевтом в государственной клинике. Мне также очень хочется, чтобы существующий здесь опыт взаимоотношений между людьми, детьми и родителями, младшими и старшими начал приживаться и в Японии. Хорошо было бы провести семинары, поделиться тем, что я открыла для себя. Постараюсь это сделать. Возможно, выступлю с презентацией о Кыргызстане на одном из больших мероприятий — например, фестивале, их у нас много проводится. Кыргызстанцы многое знают о Японии, но японцы мало знают о вас.

— Приедете ли снова к нам?

— Хочу вернуться. Конечно, в качестве физиотерапевта, чтобы увидеть, насколько изменилась сфера медицины, но больше всего — туристом, чтобы снова подняться в горы.

— Какая у вас самая большая мечта?

— Чтобы на всей Земле люди жили в мире и, независимо от того, в какой стране их дом, есть ли у них ограничения в здоровье или нет, имели возможности развиваться и быть счастливыми.

— Спасибо за интервью и до новой встречи!

Кифаят АСКЕРОВА.
Фото из альбома Хикари Кунитаке.

"СК"

Издательский дом "Слово Кыргызстана"

Добавить комментарий