Ак-Буура

Конец июля… Как никогда страшная жара, спустившаяся над городом, наполнила улицы и переулки такой духотой, что воздух, как в парилке, и нечем дышать.

Те, кто в отпуске и на каникулах, спешат на берег Ак-Бууры купаться и загорать, а остальные ждут с нетерпением окончания рабочего дня, чтобы присоединиться к отдыхающим…

Чистая и прозрачная вода в Ак-Бууре и яркое солнце привлекают сюда множество горожан.

Несмотря на жару, на дорогах полно машин, они проезжают по Большому мосту через Ак-Бууру с огромной скоростью, обдавая пешеходов горячим воздухом…

Но вот длинный летний день близится к концу, но жара ещё долго не собирается отпускать Ош из своих объятий…

Поздний вечер… Наконец, живительная прохлада с Ак-Бууры начинает проникать во дворы, в которых хозяева, полив водой из длинного шланга дорожки и цветники с розами, гладиолусами, райханом, астрами, рассаживаются на суру под деревьями и начинают пить чай и ужинать.

Вообще в такую жару в Оше чай пьют целый день, пьют помногу. Кто-то любит очень горячий, крепко заваренный, пьёт, обжигаясь, большими глотками. А кто-то, сидя в прохладной чайхане в компании друзей, нальёт немного в пиалу и ждёт, пока этот напиток остынет, а потом начинает пить его маленькими глотками, наслаждаясь вкусом, чувствуя, как уходят жажда и усталость…

В это время года в Оше ужинают поздно. Приготовленная на очаге думляма, плов или чучвара, приправленная разными пахучими травами, собирает в это время за достурканом всю семью. Поздний ужин в Оше — это не просто принятие пищи, это ритуал.

Но вот ужин окончен, убран достуркан, приносят фарфоровые чайники с зелёным чаем и начинаются разговоры о прошедшем празднике, о предстоящем тое, о приданом, о помолвке, о приезде сватов и т. д.

Дети внимательно слушают, о чём говорят взрослые, и сидят тихо, а то выгонят. Но вот самые маленькие не выдерживают, засыпают, их бережно относят на приготовленную постель, остаются только самые любопытные и самые стойкие…

Наконец, у достуркана только взрослые, и тогда речь идёт о ценах на табак и бензин, о поездке за товаром за границу, о поступлении в вуз сына или дочери, о продаже муки, об аренде магазина…

Разговоры… Разговоры…

Вообще в Оше любят поговорить, узнать новости, кому-нибудь посочувствовать, услышать мнение друзей и соседей о новом приобретении, погоревать, порадоваться рождению ребёнка и т. д. В разговоре решаются многие дела и заключаются сделки…

Уже поздняя ночь. В домах гаснет свет. Завтра будний день, в ночных кафе играет музыка, на мини-рынках идёт торговля при свете электрических огней. На улицах пусто. Только редкие машины развозят запоздавших пассажиров…

По Большому мосту через Ак-Бууру идёт одинокая женщина, она уже прошла часть пути и знает, что дорога ей предстоит неблизкая.

— Ак-Буура, я иду к тебе, — шепчет она сквозь слёзы. — Ак-Буура, я иду к тебе! Я плачу, Ак-Буура, ты слышишь! — кричит она. — Отдай мне сына!

Женщина поворачивает лицо к реке. Она хочет улыбнуться, но кривая гримаса делает её очень страшной и старой.

Всю жизнь она видела реку только утром, днём или вечером, а сейчас при свете звёзд, после полуночи река ей кажется таинственной и прекрасной. Свежий ветер шевелит листья на деревьях, тихо шумит вода, на дне видны камни, выточенные водой…

По этому мосту она много лет назад мчалась в свадебном кортеже на белой «Волге» вместе с женихом Тилеком в Дом бракосочетания. Потом, через год они повезли из роддома домой по мосту своего первенца. По нему прошёл последний путь её отца, матери, свёкра и свекрови. По этому мосту она любила ходить на работу, и река всегда чувствовала её радости и печали…

А сегодня она идёт к тому, кого тоже называет Ак-Буурой, он разорил её гнездо, а она посвятила жизнь единственному сыну и надеялась нянчить внуков.

Назира выбрала эту дорогу не зря. Вчера здесь должен был проехать свадебный кортеж её сына Эльдияра с невестой Динарой. Два месяца назад они подали заявление в загс, но регистрация не состоялась, не было и свадьбы…

Женщина останавливается посередине моста, смотрит на луну, на звёзды, на реку, на ночной город.

Пусто, никого нет.… Но после того, что произошло и что она пережила за этот месяц, ей не страшно. Она начинает медленно шагать дальше, за женщиной неотступно следует её тень, она останавливается, когда женщина прекращает путь, и повторяет её движения, когда та поправляет платок на голове или наклоняется к реке.

Женщина и её тень снова останавливаются… Назире кажется, что прошло очень много времени, и она может опоздать забрать сына…

Что же произошло?

Всё началось давно. В стране, тогда ещё СССР, началась борьба за так называемый здоровый трезвый образ жизни. Усилилась антиалкогольная пропаганда, породившая спекуляцию спиртным, самогоноварение, наркоманию, в административных структурах открылись отделы по борьбе с пьянством, алкоголизмом и наркоманией.

В то время Тилек был участковым милиционером. С его помощью было раскрыто местонахождение одного наркопритона. Всех находящихся в нём и хозяев осудили на большие сроки с конфискацией имущества. Поскольку конфиденциальность не была соблюдена, то каждый из осужденных знал, чьих рук дело. У одного из них должна была состояться свадьба. Девушка после ареста жениха отравилась уксусом и умерла. Это была невеста того, кто потом принял кличку Ак-Буура. Через месяц тело милиционера было найдено в одном из канализационных люков города. Но шакалам было мало этого. Они поклялись уничтожить род милиционера…

Прошло пятнадцать лет. Эльдияр окончил школу, потом институт, открыл своё дело, собирался жениться…

И вот месяц назад он пропал. Обеспокоенные мать с невестой, друзья обегали все больницы, морг, были опрошены родные и знакомые, возле телефона постоянно дежурили друзья, но сын не появлялся…

А вчера ей по телефону передали, что сын находится в доме Ак-Бууры, посажен на иглу и дни его сочтены…

За ночь от переживаний Назира стала седой…

Уже совсем поздно. По большому мосту через Ак-Бууру идёт одинокая женщина. Она уже прошла часть пути и знает, что дорога предстоит неблизкая. — Ак-Буура, я иду к тебе! — кричит она.

— Ак-Буура, я иду к тебе, я плачу… Отдай мне сына… — шепчут её губы…

Потерявшая рассудок, обессиленная женщина, обогнув мост, медленно спускается к реке…

Софья НУРМАТОВА.

"СК"

Издательский дом "Слово Кыргызстана"

Добавить комментарий