Сб. Ноя 17th, 2018

Миротворец

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

click here Среди тех, кто стоял у истоков государственной независимости Кыргызстана, видное, если не сказать, особое место занимает учёный, политик, государственный деятель и дипломат Медеткан Шеримкулов. Его жизнь и деятельность многогранны, сложны и противоречивы, как это и подобает людям такого масштаба.

После окончания восьмилетней школы в родном селе Жыламыш Сокулукского района и средней школы №5 в столице он два года проработал столяром-краснодеревщиком здесь же, три года служил в рядах Советской армии на территории Украины. Вернувшись в родные места, М. Шеримкулов учился на историческом факультете Кыргосуниверситета. Окончив его в 1967 году с отличием, поступил в аспирантуру философского факультета МГУ им. М. Ломоносова. Там же успешно защитил кандидатскую диссертацию на тему «Слом буржуазной государственной машины — закономерность социалистической революции». То ли тема показалась автору слишком заидеологизированной, то ли были иные причины, диссертация ни тогда, ни позже не была опубликована в виде книги, оставшись таким образом недоступной для широкого читателя, в том числе для меня.

Проработав в 1970 году преподавателем в родном КГУ, М. Шеримкулов свою дальнейшую жизнь связывает с политической карьерой, преодолев путь от инструктора до завотделом пропаганды и агитации ЦК Компартии Киргизии. Но в начале 1985 года впадает в немилость к первому секретарю ЦК Т. Усубалиеву, и его отправляют в «ссылку» подальше от ЦК, в Институт физической культуры на должность ректора. Ссылка длилась, к его счастью, недолго: в результате горбачёвской перестройки 2 ноября 1985 года сам Т. Усубалиев с треском уходит с высокого поста, и М. Шеримкулов уже в декабре вернулся в ЦК, став председателем грозной комиссии партийного контроля, а через год — секретарём ЦК по идеологии. С ним я впервые познакомился именно тогда, видел его доброжелательное отношение. Не скрою, что М. Шеримкулов был в числе тех, кто поддержал меня в 1988 году, когда я участвовал в альтернативных выборах директора Института языка и литературы Академии наук и выиграл их. В те годы я оказался в составе двух комиссий под председательством М. Шеримкулова — по наследию Молдо Кылыча и Касыма Тыныстанова и о государственном статусе кыргызского языка. А это для того времени были чрезвычайно актуальные и сложные вопросы. Думаю, что в тот период М. Шеримкулов заметно отличался от других секретарей ЦК, включая первого партийного руководителя республики А. Масалиева, своей природной чуткостью и гибкостью, умением точно анализировать обстановку и предвидеть возможные варианты развития событий.

Эти его прекрасные качества, особенно характерные для настоящих политиков, ярко проявились в 1990-1995 годах, когда Кыргызстан вступил в полосу острых, трагических и решающих событий, определивших судьбу народа и страны. Об этих судьбоносных днях, непосредственным свидетелем и активным участником которых был М. Шеримкулов, весьма обстоятельно и детально рассказывается в его объёмных книгах «Парламент независимого Кыргызстана», «Парламенты за мир» и «Время и народ рассудят», изданных в 1998 году.

Хотя названные книги взаимосвязаны по своему внутреннему содержанию, в жанровом отношении и по тональности заметно отличаются друг от друга. Например, «Парламент независимого Кыргызстана» — сугубо научная монография, написанная спокойным, нейтральным языком с использованием научной литературы и официальных документов, в том числе стенографических записей заседаний Жогорку Кенеша 1990-1994 годов. Не случайно впоследствии она защищалась в качестве докторской диссертации по политологии. В ней удачно сочетаются фактический и исторический аспекты, широко прослеживается национальный, российско-советский и мировой опыт парламентаризма.

«Парламенты за мир», носящая несколько протокольно-справочный характер, посвящена развалу СССР и этапам становления Межпарламентской ассамблеи СНГ, в особенности образованию её миротворческой группы, которую возглавлял М. Шеримкулов в 1992-1995 годах. Как известно, самым ценным результатом и несомненным достижением этой миссии явилось подписание в 1994 году «Бишкекского протокола», благодаря которому прекращена война в Нагорном Карабахе и там с тех пор соблюдается относительное затишье.

Лично мне более интересной, душевно выстраданной, живой показалась третья книга «Время и народ рассудят», куда вошли выступления, статьи и интервью М. Шеримкулова 1991-1997 годов. Именно в ней наиболее полно, искренне и выпукло раскрываются его жизненные и политические позиции и цели, человеческие качества.

Как мы помним, в конце 1980-х — начале 1990-х годов М. Шеримкулов всегда находился там, где назревали и обнажались острые и критические ситуации. Я имею в виду такие события, как земельно-водный конфликт между Кыргызстаном и Таджикистаном в 1989 году в Баткене, повлекший за собой массовые противостояния, движение молодёжи за самовольный захват земель во Фрунзе, возникновение первых общественных неформальных организаций, объединившихся позже вокруг Демократического движения Кыргызстана, межнациональная трагедия на юге летом 1990 года.

М. Шеримкулов одним из первых среди руководителей республики стал переговорщиком во всех этих событиях, проявляя другие лучшие свои черты: умение прислушиваться к чужому мнению и договариваться, хладнокровие и открытость. При этом он не терял твёрдости и принципиальности, когда требовали обстоятельства. В этом смысле М. Шеримкулов оставался единственным высшим партийным деятелем в 1990 году, честно осудившим своих коллег-руководителей за допущение той трагедии на юге и призвавшим уйти всем составом в отставку. Именно по этой моральной причине он взял самоотвод, когда его выдвигали кандидатом в президенты республики в октябре 1990 года. Не это ли свидетельство его честности и порядочности, хотя хорошо известно, что как раз такие качества далеко не всегда присущи политикам, жаждущим высоких постов и благополучной карьеры.

Но зато в декабре 1990-го депутаты «легендарного» парламента, среди которых был и я, избрали его председателем вместо ушедшего в отставку А. Масалиева на альтернативной основе. Так началась новая, яркая, богатая событиями страница жизни и деятельности М. Шеримкулова.

Руководимый им Жогорку Кенеш отличался по меньшей мере двумя принципиальными особенностями. Во-первых, по своему социальному составу был весьма разношёрстным, так как сформировался отчасти по старому, партийно-номенклатурному принципу: в депутатском корпусе были рабочие, доярки, чабаны, руководители хозяйств (колхозов, совхозов, заводов и фабрик), районов, областей и республики, министерств и ведомств. Вместе с тем в число депутатов впервые попало немало представителей интеллигенции в результате жёсткой альтернативной борьбы. В-третьих, в рядах самой партийно-хозяйственной номенклатуры произошёл серьёзный раскол между консерваторами и демократически настроенными депутатами. Такие пестрота и разноголосица постоянно давали о себе знать в работе парламента, превращались подчас в жаркие баталии и политическую борьбу.

Во-вторых, и это самое главное, в важнейших, судьбоносных вопросах депутаты всё же проявляли завидное единодушие или абсолютное квалифицированное большинство, голосуя «за». Речь идёт о таких основополагающих политико-правовых актах, как введение поста президента и его выборы, принятие Декларации о государственном суверенитете (1990) и независимости (1991), первой Конституции суверенного Кыргызстана (1993), ввод национальной валюты — сома (1993), принятие решений о новых государственных символах и названии столицы республики, одобрение и ратификация первых межгосударственных и международных договоров и соглашений. Безусловной заслугой этого состава Жогорку Кенеша является и то, что он принял первое поколение законов о политической, экономической и социальной реформе, закладывавших основы демократического государства с социально ориентированной рыночной экономикой. Во всём этом значительна была роль М. Шеримкулова как руководителя парламента. Его природные способности, человеческие качества, двадцатилетний политический опыт и дипломатический талант как нельзя лучше соответствовали этой должности.

Поэтому он быстро и успешно установил межпарламентские связи с другими дружественными государствами, одним из первых посетил Иран, Турцию и Саудовскую Аравию во главе парламентской делегации, был в числе тех, кто активно выступал за создание Межпарламентской ассамблеи СНГ, инициировал в её рамках образование миротворческой миссии. С этой целью побывал в Таджикистане, где шла гражданская война, в республиках Закавказья и на Аландских островах Финляндии во главе миротворческой группы. Венцом этой деятельности, как уже отмечалось, стало подписание «Бишкекского протокола», согласно которому с 12 мая 1994 года прекратилась война в Нагорном Карабахе. Это делало честь не только М. Шеримкулову, но и всему Кыргызстану и его парламенту.

Тем временем приближался 1995-й — год новых парламентских и президентских выборов. В республике уже в 1993-1994 годах обострилась политическая борьба. Первым поводом стал знаменитый «золотой скандал» в парламенте вокруг Кумтора, в результате чего ушло в отставку правительство Т. Чынгышева. Второй причиной громких споров и взаимных обвинений стала работа комиссии Жогорку Кенеша по проверке первых результатов приватизации, которую возглавлял председатель Контрольной палаты парламента К. Идинов (так называемая красная папка). С момента принятия новой Конституции в мае 1993 года постепенно созревала ещё одна скрытая, но с далеко идущими последствиями тенденция: недовольство президента А. Акаева ею (мол, полномочия президента слишком малы, а парламента — больше) и тайная подготовка к её изменению в пользу президента, как это делалось в других странах СНГ. Последнее вышло наружу через год, в июне 1994-го. В один день в двух разных местах: А. Акаев на республиканском съезде судей, Ф. Кулов (тогда он был акимом) — на сессии Чуйского областного совета в унисон озвучили (явно была скоординированность) идею о предстоящем осенью референдуме, целью которого были создание двухпалатного парламента и перераспределение полномочий ради усиления президентской власти. Тогда я работал акимом Ошской области и вместе с облсоветом официально выступил против такой инициативы, считая неприемлемым двухпалатный парламент для Кыргызстана по целому ряду причин.

В сентябре 1994-го со стороны президентской администрации создан исскуственный парламентский кризис, в октябре проводился референдум по конституционным изменениям, одобривший идею двухпалатного парламента.

К сожалению, эти важнейшие политические события не нашли отражения в книге М. Шеримкулова «Парламент независимого Кыргызстана», так как она завершается принятием новой Конституции независимого Кыргызстана в 1993 году.

Зато данный пробел с избытком, местами даже эмоционально восполняется в другой его книге «Время и народ рассудят», составленной из выступлений, статей и интервью М. Шеримкулова за 1991-1997 годы — период деятельности автора на посту председателя парламента и после, когда он проиграл в 1995-м парламентские и президентские выборы, оставшись не у дел.

Как известно, в демократических и правовых государствах существуют конституционное разделение и взаимодействие властей. Кыргызстан тоже вступил на такой путь начиная с 1990 года. Однако этот путь не всегда оказывался понятным и беспроблемным, породив подчас, как и в других странах, борьбу и противостояние между президентской и законодательной (парламентской) властями. Крайним примером подобного развития событий на пространстве СНГ стало вооружённое противостояние парламента и президента России в октябре 1993 года. Оно оказало определённое влияние и на развитие событий в государствах СНГ, включая Кыргызстан. Красной нитью через все три книги М. Шеримкулова, особенно в сборнике «Время и народ рассудят», проходит мысль о недопущении российского сценария, необходимости единства нашего народа и его властей, в том числе о согласии между президентом и законодательной властью, её главой. Я сам лично помню, будучи в то время депутатом парламента, а потом работая в исполнительской власти, что М. Шеримкулов на посту торага Жогорку Ке?еша, в отличие от Р. Хасбулатова — председателя Верховного Совета России, никогда публично не спорил и не ссорился с президентом А. Акаевым. Наоборот, он всегда поддерживал его, умело лавировал и загасил эмоции и страсти отдельных депутатов против президента. Об этом красноречиво свидетельствуют его многочисленные выступления, статьи и интервью, особенно такие, как «Есть ли клин между президентом и торага», «Я поддерживал президента даже тогда, когда не надо было», «Поддержите нынешнего президента, раз его избрали» и др. Словом, М. Шеримкулов и в стенах парламента, и в других местах по-прежнему играл роль примирителя и миротворца, не проявляя иной раз должной принципиальности и решительности, когда речь шла о народных и национальных интересах.

Между тем у А. Акаева изначально сложилось другое мнение, о чём он откровенно исповедуется в своей книге «Памятное десятилетие» (2001): «Возрастающее беспокойство со временем у меня, как президента, стало вызывать разгоревшееся противостояние с Верховным Советом, в составе которого тогда верховодила группа бывших партийных функционеров. На пост спикера был выдвинут партийный идеолог М. Шеримкулов, известный в то время своей коммунистической ортодоксальностью и непримиримостью. Дело шло к втягиванию в конфликт между президентом и парламентом всего общества. Руки президента оказались связанными парламентскими путами».

Поэтому ради усиления и укрепления президентской власти А. Акаев осенью 1994-го пожертвовал парламентом, избравшим его в 1990 году президентом вопреки своим неоднократным публичным утверждениям, что он будет конструктивно работать с Жогорку Ке?ешем до конца своего срока, а в феврале 1995 года — и самим М. Шеримкуловым, не позволив ему получить депутатский мандат. В том же году он переиграл всех своих оппонентов и соперников, затеяв сначала инициативу о продлении своих полномочий через референдум, а потом объявив досрочные, то есть за год до окончания своего срока, выборы президента, когда идея референдума не нашла поддержка Законодательного собрания Жогорку Кеўеша.

Именно после поражения на парламентских выборах 1995 года М. Шеримкулов поменял своё амплуа, встав в открытую оппозицию А. Акаеву. Но, как гласит известная кыргызская мудрость о бесполезности махать руками после поражения, это ему не помогло: он проиграл наряду с другими кандидатами и президентские выборы. Таким образом, его обещание о том, что он уходит, чтобы вернуться («Слово Кыргызстана», 4 марта 1995 г.), так и не подтвердилось. Что ж, такое бывает в политике, особенно на выборах и референдумах. Например, подобную горечь испытали в своё время два легендарных лидера ХХ века У. Черчилль и Ш. де Голль. М. Шеримкулов же, на мой взгляд, иногда изменял, по-видимому, на волне популярности чувству реальности и прежним своим лучшим качествам (осторожность, гибкость, предусмотрительность), переоценив себя. Об этом говорят даже названия некоторых его статей и бесед: «Никогда не старался подражать кому-то или повторять чьи-то подвиги или ошибки», «У меня железный характер и железная воля».

Правда, иногда ему хватало твердости и решительности. Например, в 1991 году он раньше А. Акаева сделал официальное заявление с осуждением ГКЧП, часто выступал в защиту свободы слова и печати, в особенности газеты «Республика», в 2005 году мартовские события назвал «государственным переворотом», хотя был рад крушению семейного правления А. Акаева.

Справедливыми представляются мне другие его слова: «Я был и останусь в политике Кыргызстана» («Время и народ рассудят»). Действительно, занимал ли М. Шеримкулов какой-то политический или государственный пост (он его впоследствии назначили Чрезвычайным и Полномочным Послом Кыргызстана в Турции и Иране — странах, которые в начале нашей независимости он первым посетил с официальным визитом) или нет, занимаясь как раньше, так и сейчас профессиональной работой в родном университете, он остался в обойме аксакалов и ведущих политиков Кыргызстана. Это он ещё раз подтвердил за последние два года своими публичными выступлениями в защиту независимых СМИ, журналистов и политиков. Таков наш миротворец — торага «легендарного» Жогорку Кеўеша М. Шеримкулов. Он достоин, по-моему, всяческого уважения и почёта как один из отцов-основателей независимого Кыргызстана.

Абдыганы ЭРКЕБАЕВ,
академик НАН Кыргызской Республики.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *