Реконструктор древней истории кочевников

Народная мудрость гласит: все люди талантливы, но по-разному и в не равной мере… Они утверждаются через творчество и увлечённость.

Владимир Петрович Мокрынин среди сверстников был самым талантливым по мере любить людей и саму жизнь. И об этой своей особенной любви он никогда и никому не говорил…

Но, наверное, всегда думал, что все такие же, как он… Был окружён учениками, чьими-то детьми… И ничего ни от кого не ждал, хотя, кто знает, в душе ждал, что он тоже всем нужен и к нему придут его верные друзья, его коллеги, его ученики…

И все они пришли, а если кто-то не пришёл, то только потому, что не знал, как много времени прошло с того печального дня, как Владимира Петровича нет с нами…

«Я люблю жизнь, но не настолько, чтобы бояться смерти», — говаривал иногда он.

Более полувека нас объединяют юность, студенческие годы, общая любовь к Жизни, Природе, Земле и её Истории. Все мы вышли из одного «размера» — советского народа.

Серёжа, сын Владимира Петровича, рассказывал о том, что путь его отца в Кыргызстан был довольно долгим и трудным… Отец Владимира Петровича — Пётр Леонтьевич — ушёл на фронт в первые дни войны и в 1944-м погиб в Австрии. «Годы войны мой отец вспоминал неохотно. Скупо говорил о том, что голодал, был в эвакуации, в детском доме. Вспоминал возвращение в полуразрушенный город на Украине, встречу с «мамой Олей», казни полицаев и бандеровцев. Но жизнь продолжалась. Отец окончил среднюю школу в Виннице, подо Львовом, и решил продолжить образование в Средней Азии. Дело в том, что в Киргизии давно и успешно работал двоюродный брат его матери — крупный тюрколог Константин Кузьмич Юдахин, были уже здесь и другие родственники. Они поддержали нового переселенца…»

Несмотря на слабое знание русского языка (родным был украинский), он успешно поступил в Киргизский государственный университет в 1955 году. Именно там он увлёкся не только древней историей, но и археологией новой, но уже родной для него земли, впервые побывал на раскопках древних культур.

В КГУ сплотилась группа друзей-единомышленников, которые стали позже известными учёными, писателями, артистами, общественными деятелями, политиками.

Среди них выделялись «побратимы» Юрий Бородин, Владимир Плоских, Геннадий Харченко, Валентин Ратман, с которыми он рука об руку прошёл всю свою жизнь. Этот творческий союз оставил заметный след в истории и культуре Кыргызстана.

С юных лет вместе с друзьями он объездил, «прокопал» весь Кыргызстан: Алай, Баткен, Талас, Ош, Нарын, Чуй, Иссык-Кульскую долину… Следуя идее П. Семёнова-Тян-Шанского, мечтал «поднять» из-под волн Иссык-Куля античные города. Надо сказать, что разгадка археологических тайн Иссык-Куля занимала особое место не только в творчестве, но и во всей жизни. Здесь надо заметить: не только жизни В. Мокрынина, но и его последователей.

Участник его экспедиций со школьных лет Василий Плоских вспоминает: «2001 г. Иссык-Куль. Свежее августовское утро разомкнуло мои глаза, и я с упоением окунулся в обжигающие воды озера, благо палатка находится на берегу. Вода ласково сомкнулась над моей головой, наполняя каждую клеточку существа восторгом и благодарностью к существованию за возможность ощущать, а в такие моменты и объять необъятное.

Когда озеро выпустило меня из своих объятий, я услышал: «Приветствую вас, Адам!» Приветствую вас, Адам! — раскатистый смех Владимира Петровича вернул меня из «Эдема», и совершенно вовремя, потому что картина этого мгновения уже отпечаталась в моём сердце на всю оставшуюся жизнь.

Владимир Петрович и Владимир Михайлович, первые лучи солнца вынырнули из-за седловины перевала Чатыр-Куль, осветив седые вершины Кунгей и Терскей Ала-Too, нежно прикоснувшись к припорошенным снегом головам моих родных аксакалов.

И всё мое существование взорвалось восторгом: «Приветствую вас, отцы Адама!» Это было последнее волшебное экспедиционное утро с Петровичем 8 августа 2004 года, но экспедиция длиной в жизнь, теперь уже мою, продолжается, даря нам бесценные открытия истории и самой жизни.

Проникаясь существованием «отцов Адама» с раннего детства, я впитал любовь к истории, культуре и земле Кыргызстана, её природе и памятникам, что предопределило мой дальнейший жизненный путь и приоритеты».

Поистине: «пред нами вечно тень отцов…»

Результаты научных изысканий и раздумья о культурном наследии страны отражены в удивительно занимательных книгах, написанных Владимиром Петровичем вместе с друзьями по духу и с интересом читаемых любым любознательным человеком. И все они зовут в путешествие в прошлое, к раскрытию тайн древних исторических сокровищ, в города великих путешественников, на берега и под волны Иссык-Куля…

Владимир Петрович говорил: «Люди не читают «толстые и умные книги», написанные сухим научным языком. Поэтому славные события из более чем двухтысячелетней истории кыргызского народа необходимо облекать в художественную форму… Аман Газиев должен был родиться». И он «родился»: творческий союз трёх друзей-однокашников: Юрия Бородина, Владимира Плоских, Владимира Мокрынина. «Амангазиевский» этап в творческой жизни Владимира Петровича с друзьями дал читателю чудные новеллы: «На берегах Яксарта», «Курманджан датка — некоронованная царица Алая», «Барсбек — каган кыргызов», «Пулат-хан», «Таласская битва», «Серебряная камча» и многие другие. «Ни одна из них не залежалась на полке. Все ушли «в люди», — с восторгом говаривал Петрович. Уйти книге «в люди» — это было самое главное в характере Владимира Петровича, любящего беспредельно людей и стремящегося разделить с ними всё самое интересное, познанное им.

В. Мокрынин волею судьбы вошёл в огромный отряд поколения, родившегося за пару-тройку лет до войны. Их называют теперь шестидесятниками.

Нина Андреевна Харченко вспоминает, как вместе с друзьями Петрович пел из песни В. Высоцкого:

Нам тайны нераскрытые раскрыть пора,
Лежат без пользы тайны, как в копилке,
Мы тайны эти с корнем вырвем из ядра,
На волю пустим джинна из бутылки.

Они, конечно же, мечтали не только раскрыть все тайны, но и описать их в своих трудах:

Поможет нам упорный труд
Себя оставить в СЛОВЕ.
И гимны славу нам споют
У наших изголовий.

А это уже не В. Высоцкий. Это их побратимые мечты: себя оставить в Слове!

Разумеется, все прошедшие годы мы не могли и сегодня всё ещё не можем жить по меркам молодого, очень делового поколения. Для нас главными всегда были доверие, искренность, добросовестность во взглядах, а ещё непреодолимое стремление к познанию.

Возможно, мы были излишне доверчивы, слишком искренни, но верны Дружбе. При любом политическом режиме умели находить те ценности, которые не позволяли быть «совками». И просто учились и работали, работали, занимаясь поиском Истины в Истории. «Мы друзей за ошибки прощали, лишь измены простить не могли…» — часто напевали мы вполголоса слова любимой в то время песни. А Владимира Петровича, как заметил его друг Владимир Плоских, мы считали талантливым задирой…

Владимир Петрович, заметив чье-то лукавство в делах или в версии, не переубеждая, говорил печально: «Ну что ты делаешь?!» Сам-то он относился к публикуемым трудам добросовестно и нередко сомневаясь.

Первую свою археологическую практику Владимир Петрович вместе со своим другом Владимиром Плоских провёл в долинах высокогорного Памиро-Алая под руководством замечательного человека и известного археолога Ю. Баруздина.

Как вспоминает В. Плоских, археологические памятники располагались на такой высоте, что за эдельвейсами, воспетыми романтиками гор, не надо было подниматься на скалы. Они цвели буквально под ногами. Маленький букетик этих самых эдельвейсов очень долго хранился в нашей семье, а теперь о нём осталась Память…

Здесь был раскопан первый сакский курган, в котором обнаружили удивительно хорошей сохранности бронзовый кинжал-акинак, датированный V-IV вв. до н. э. Потом было ещё много удивительных находок. «Но даже блеск золота, которое изредка попадалось при раскопках, не мог затмить бурую ржавчину самого дорогого археологу первого трофея», — заметил он в предисловии к книге В. Мокрынина «По следам прошлого».

В. Мокрынин всегда считал, что археологические памятники являются надёжной основой реконструкции древней и средневековой истории Кыргызстана. Потому, наверное, он с благодарностью подчёркивал не только огромный труд маститых предшественников, но и исследовательскую роль даже случайных «собирателей» древностей и сознательно подобрал и поместил иллюстрации их находок в своей книге «По следам прошлого», которая была самой дорогой для него, а сегодня и для всех нас, его друзей.

Удивительно стройно создана структура книги. Отдавая дань учёным-предшественникам А. Бернштаму, М. Грязнову, П. Кожемяко, И. Кожомбердиеву и многим другим, Владимир Петрович начинает своё повествование с истоков кочевничества. И здесь он замечает: «… если на территории Киргизии слабо изучены погребения эпохи бронзы, то по количеству найденных кладов, причём довольно богатых, наша республика занимает первое место в Среднеазиатском регионе». Обозначив девять крупнейших кладов, свидетельствующих о высокоразвитом кочевничестве на земле Кыргызстана, он ведёт занимательный, но научно достоверный рассказ о сакских царских курганах, памятниках эпохи «великого переселения», о тюркских следах «сыновей волчицы», о каменных изваяниях и древнейшем искусстве мастеров Средней Азии.

А на обложке этой небольшой по объёму, но удивительно ёмкой по содержанию книги — фотография золотого джейранчика, «раскопанного» Владимиром Петровичем на южном берегу Иссык-Куля. Нынешнему, почти ничему не удивляющемуся поколению молодых трудно представить тот восторг, который переживали в те дни мы все — его друзья. А Петрович, еле-еле сдерживая себя, произнес: «Вот это да!!!»

В 1978 году казахский археолог К. Акишев во введении к книге-альбому «Курган Иссык» заметил, что его кыргызские коллеги В. Мокрынин и В. Плоских обнаружили в с. Барскаун несколько десятков бронзовых бляшек с зооморфными изображениями, а также остатки бронзовых пластин, из которых они были изготовлены. Учёные сделали вывод о том, «что барскаунские художественные изделия изготовлены на месте, а не привезены извне. Художественные образы, стиль и техника исполнения изделий повторяют некоторые типы иссыкских украшений. Находка из Барскауна укрепила наше мнение, что иссыкские предметы, выполненные в «зверином» стиле, изготовлены местными сакскими мастерами, а не являются импортом из переднеазиатских центров».

Этот вывод имел значение научного исторического открытия, а для двух друзей — Мокрынина и Плоских — подтверждение правильности избранного ими творческого пути.

Светлой памяти удивительного человека и археолога П. Кожемяко был посвящён сборник «Кетмень-Тюбе. Археология. История». Среди авторов — участников многолетних работ в зоне затопления Токтогульской ГЭС и Киргизской комплексной археологической экспедиции Института истории Академии наук — своё заметное место занимает и Владимир Петрович. И в этом сборнике он приглашает в путешествие к памятникам тюркского времени и раннекочевническим курганам в урочище Теке-Таш.

Через два года, в 1979-м, Киргизское республиканское общество охраны памятников истории и культуры издаёт очередное исследование В. Мокрынина «Каменные изваяния — памятники древних тюрок». И здесь Владимир Петрович приходит к выводу о том, что «каменные изваяния древних тюрок раннего Средневековья являются важным археологическим источником при изучении происхождения идеологии кыргызского народа как составной части тюркских народов…» И этот вывод стал результатом его многолетних исследований.

Учебник «История Кыргызстана» для учащихся 8-9-х классов, подготовленный Владимиром Петровичем вместе с В. Плоских, и сегодня пользуется какой-то особенной популярностью даже у студентов. Он был издан в 1995 году на русском и кыргызском языках. В обращении к учащимся, подчеркивая значение исторической науки, авторы заметили, как трудно историкам восстанавливать историческое прошлое, как буквально по крохам приходится им собирать сведения, поскольку они рассеяны в различных источниках. И первыми из источников обозначены археологические: «Вглядитесь внимательно в окрестности своих сёл и городов, вы обязательно откроете следы деятельности людей минувших поколений», — призывают авторы учебника.

Годом раньше, в 1994-м, студенты и преподаватели вузов получили поистине замечательный курс лекций, читаемых в КРСУ, — «Введение в историю кыргызской государственности». В. Мокрынин — один из авторов этого пособия. В нём впервые довольно чётко изложены по существу основные этапы истории кыргызской государственности начиная с древнейших государств на Тянь-Шане и заканчивая становлением современного суверенного государства и его внешнеполитической стратегии.

В этот год В. Мокрынин с друзьями-коллегами Т. Койчуевым, В. Плоских, А. Брудным, Д. Джунушалиевым и другими учёными был удостоен Государственной премии в области науки и техники Кыргызской Республики. Через несколько лет Владимир Петрович вместе с друзьями В. Плоских и Г. Харченко стал вторично лауреатом этой премии.

Владимир Петрович очень хорошо знал культуру кыргызского народа. И не только знал — был привержен ей и с огромным удовольствием делился знаниями об обычаях, о вековых традициях кыргызского народа.

Он всегда был Просветителем — в школе, в экспедициях, на творческих встречах. И сегодня, в год двадцатипятилетия Кыргызско-Российского Славянского университета, мы не можем не вспомнить о том, что вместе со своими «побратимами» Владимиром Плоских и Геннадием Харченко он находился у истоков создания

УРСУ и был одним из первых его преподавателей.

Первый декан гуманитарного факультета, незабвенный Абдыкадыр Орусбаев, восхищаясь педагогическим даром и образованностью Владимира Петровича, заметил: «Этот человек принадлежит к когорте русских интеллигентов, которую составляют имена Е. Поливанова, К. Юдахина, И. Батманова, Н. Захарьева, М. Лущихина и многих других, которыми гордятся образованные кыргызы. Если первые три имени внесли неоценимый вклад в языковедческую науку Кыргызстана, то В. Мокрынин обогатил научными разысканиями древнюю историю нашей страны…»

Самое главное, наверное, заметил о Владимире Петровиче, назвав его человеком-сказочником, наш бессменный ректор Владимир Иванович Нифадьев: «Прекрасно помню: он вместе с другом Володей Плоских был одним из инициаторов создания археологической экспедиции в КРСУ. Именно тогда, когда другие вузы не могли себе этого позволить. И нам было тяжело начинать. Но… уговорили.

Это был человек-сказочник. Культура речи, знание истории, умение увлечь за собой — всё это и сыграло решающую роль: экспедиция состоялась и проводится ежегодно до настоящего времени. А археологическим артефактам, собранным в музее университета, могут позавидовать любые профессиональные музеи.

Может быть, назвать наш музей именем Владимира Мокрынина? Ведь он был всё же первым организатором экспедиции в нашем университете».

А сегодня часто вспоминается, как Токтобек Рыскулов — ученик В. Плоских — пригласил нас в дом своих родителей в Таласе. Разумеется, приём происходил на самом высоком уровне. На другой день мы с Владимиром Петровичем отправились на местный базар и мне захотелось купить какой-то подарок родителям Токтобека. Посоветовалась с Владимиром Петровичем. Он показал нам великолепные деревянные блюда и сказал: «Купи вот это блюдо! Кыргызы не только любят дерево, но и почитают его…»

В тот же день на обеденном столе стояло подаренное блюдо, наполненное душистыми золотистыми лепёшками. И ощутился особенно остро аромат гостеприимного дома…

Всю жизнь Владимир Петрович с огромным интересом и юношеским задором работал в школе и вузе, в экспедициях, на конференциях, где всегда был окружён детьми и друзьями.

И всем — школьникам и студентам, любившим слушать его чудные рассказы, и коллегам, обсуждающим новые артефакты, — Владимир Петрович не уставал повторять: «Понимаете, занимательность, хороший литературный язык, интересные повороты сюжета обязательны, но не за счёт реальных фактов…»

Таким он и остался в нашей памяти — другом, коллегой, талантливым учёным и блистательным человеком.

В. ВОРОПАЕВА,
профессор Кыргызско-Российского Славянского университета.

"СК"

Издательский дом "Слово Кыргызстана"

Добавить комментарий