Электроэнергетика — судьбоносная отрасль республики

Поделиться
  • 7
    Поделились

Оглядываясь на прошлое, анализируя пройденное, можно сказать, что топливно-энергетический комплекс, охватывающий нефтегазовую и угольную отрасли, а также электроэнергетику, после получения независимости пережил не лучшие времена.

После развала СССР и разрыва прежних политических и экономических связей между республиками, а также в результате недальновидных действий двух первых беглых президентов и других руководителей страны они по существу развалились, пришли в упадок. При этом не были приняты действенные меры по стабилизации реального функционирования этих отраслей в создавшихся сложнейших условиях.

По сравнению с 1990 годом добыча нефти за два прошедших десятилетия независимости страны снизилась в 1,8 раза, природного газа — в 2,9. Объём добычи угля в Кыргызстане сократился почти в 10 раз. Так, в 1990 году только одно шахтоуправление — «Кызыл-Кийское» добывало более одного миллиона тонн угля, а в 2010-м его добыча по всей стране достигла всего 300-400 тысяч тонн.

Не лучшим образом работала электроэнергетическая отрасль топливно-энергетического комплекса. Являясь главным двигателем технического прогресса, основной базой социально-экономического развития страны, она находилась в глубочайшем кризисе и застое, обворовывалась, служила кормушкой для обогащения семей и родственников прежних правителей, процветала в ней невиданная коррупция. Её состояние из года в год становилось хуже и хуже, увеличивалось количество отключений и аварий с введением для потребителей повсеместных ограничений использования электроэнергии, что вызвало справедливое недовольство со стороны населения республики.

Государство практически оставалось зависимым от соседних республик в части обеспечения потребителей севера страны электроэнергией. Для её поставки туда с каскада Токтогульских гидроэлектростанций мы были вынуждены ежегодно платить за транзит электроэнергии почти 800 млн. сомов.

Потери в энергосистеме достигали до 30-45 процентов. Страдали менеджмент и качественное управление в отрасли. Труд энергетиков, которые работали в тяжелейших условиях, был по существу обесценен. Многие руководители, не вникая в проблемы энергетиков, не зная истинного положения в отрасли, давали нелицеприятные оценки и указания, не связанные с принципами экономических законов работы производственных предприятий в рыночных условиях, хотя некоторые из них отстаивали реальные подходы в решении поставленных проблем и вопросов.

Дело дошло даже до того, что не было торжественно отмечено 80-летие — профессиональный праздник энергетиков, отдавших и продолжающих отдавать все свои силы и знания, всю свою сознательную жизнь для становления и развития энергетической отрасли республики.

Необходимый импульс к нормальному развитию топливно-энергетического комплекса был дан только после 2010 года. Снабжение населения и других потребителей природным газом наладили после передачи этой отрасли российскому АО «Газпром». Постепенно начала возрождаться угольная промышленность республики, в 2016-м добыли 1 870 тыс. тонн угля.

Особое внимание было уделено электроэнергетике. Будем откровенны и справедливы: многие крупные положительные и кардинальные изменения в этой отрасли в 2010-2017 годах произошли именно при личном и непосредственном участии экс-президента страны А. Атамбаева. В результате его настойчивых действий и ряда встреч с высшим руководством Китайской Народной Республики были решены вопросы строительства подстанций 500 КВ «Датка» и «Кемин», высоковольтной линии «Датка — Кемин» протяжённостью 405 км. Этим был решён важнейший вопрос обеспечения энергобезопасности страны. Мы создали собственное внутреннее энергетическое кольцо, обеспечивающее бесперебойное и надёжное снабжение всех регионов и потребителей страны электроэнергией. Кроме того, у нас появилась возможность те средства в сумме 800 млн. сомов, которые мы платили ежегодно соседним республикам за транзит, пустить на развитие своей отрасли. На эти цели были направлены более 40 млрд. сомов. И я не ошибусь, если скажу, что это было политической и экономической победой республики.

В третьем квартале 2017 года завершена реконструкция ТЭЦ Бишкека с приростом существующей мощности на 300 мВт.

Наряду с решением вопросов строительства и реконструкции энергетических объектов за этот период осуществлены меры по реформированию и совершенствованию корпоративного управления в энергосекторе, обеспечению прозрачной работы энергокомпаний. В отрасль пришли молодые подготовленные кадры. В целях повышения эффективности управления было создано ОАО «Национальная энергетическая холдинговая компания», которое, как показывают анализ и практика, за период своего существования дало и даёт положительные результаты.

Созданная вертикально интегрированная система корпоративного управления за короткий срок своей деятельности добилась оптимизации всей системы управления энергетическим сектором, внедрила единый принцип управления предприятиями с повсеместным сокращением излишнего числа работников как на местах, так и в центральных аппаратах компаний. В результате проведённых организационно-практических мероприятий по системе сокращены 803 штатные единицы, исключены из бюджетов организаций 48 членов советов директоров и ревизионных комиссий, что в целом привело к экономии финансовых средств в объёме 100 млн. сомов.

За первое полугодие 2017 года потери электрической энергии в компаниях снижены до 16 процентов, улучшен сбор денежных средств, а дебиторская задолженность энергосектора уменьшилась на 17 процентов, или на 315 млн. сомов. Положительным фактором является также сокращение коммерческих потерь с 21 процента в 2005 году до 0,9 процента в 2016-м.

В общем, можно сказать, что на всех уровнях осуществляется оздоровление положения в электроэнергетике, есть сдвиги в лучшую сторону и позитивные тенденции.

Однако, как показывает анализ, в ней ещё есть целый комплекс проблем, которые накапливались годами и требуют постоянного внимания и безотлагательного решения.

Республика обладает достаточными запасами топливно-энергетических ресурсов, но все потенциальные возможности реализуются в недостаточной мере. В связи с цикличным водным режимом в иные маловодные годы (в отдельных случаях фактическая приточность воды в Нарынском бассейне составляет всего 60 процентов от среднегодовой) страна превращается из экспортоориентационной в импортоориентированную, и электроэнергитеческий комплекс республики не всегда способен обеспечить надёжное электроснабжение потребителей в течение года. Это, помимо прямых экономических убытков, ухудшает деловой и инвестиционный климат в стране.

Сценарий развития электроэнергетики выглядит не лучшим образом.

Динамика потребления показывает, что рост внутреннего потребления электроэнергии (ежегодно на 4-5 процентов) опережает рост новых мощностей. С 2005-го по 2016 год произошло снижение производства электроэнергии на 3,15 процента, в то время как темпы роста потребления составили 121 процент, а существовавший дефицит электроэнергии (особенно в зимнее время) покрывался за счёт импорта из энергосистем соседних республик.

Анализируя потребности в энергоносителях, можно сделать вывод, что с 2005 года потребление электроэнергии жилищно-коммунальным хозяйством и населением увеличилось в 1,8 раза и достигло 7,87 млрд. кВт.ч, что составляет 70 процентов от общего потребления. В частности, только по Бишкеку потребление электроэнергии на 1 июля 2017 года по сравнению с первым полугодием 2016-го возросло на 154 млн. кВт.ч.

А у нас за годы суверенитета был введен в эксплуатацию только лишь один агрегат Камбар-Атинской ГЭС-2 мощностью 120 мВт. По различным причинам задерживается реализация других проектов освоения Средне- и Верхне-Нарынского каскадов ГЭС. На сегодня экономически эффективных запасов гидротехнических ресурсов республики освоено на 27 процентов, а малых ещё ниже — всего 0,025 процента.

Эти обстоятельства не могут не волновать нас. Так, при ожидаемом подъёме экономики и условий жизни населения (при увеличении примерно на 5 процентов в год) ежегодный рост энергопотребления прогнозируется в размере 1,5-2 млрд. кВт.ч. в год, то есть ежегодно объём вновь вводимых мощностей должен составлять минимум 170-200 мВт. А если спрос увеличится до 7-10 процентов, то вышеприведённые цифры должны быть увеличены на дополнительные 30-40 процентов.

Следует отметить у нас и другую проблему — сезонный спрос на электроэнергию. Так, если в летнее время общее потребление в стране составляет 22-23 млн. кВт.ч в сутки, зимой (в отопительный период) этот показатель может достигать 70 млн. кВт.ч и более.

На наш взгляд, для разрешения данной проблемы пока не существует другого выхода, кроме организации экспорта электроэнергии в летний период на рынки, где на неё существует достаточный спрос. Именно поэтому в настоящее время реализуется проект САSA-1000, в котором участвует Кыргызстан с целью экспорта электроэнергии в летнее время из Центральной Азии в Южную (Афганистан, Пакистан), так как на местном региональном рынке летом отсутствует устойчивый спрос на электроэнергию по рыночным ценам — соседние страны (Казахстан и Узбекистан) не нуждаются в нашей электроэнергии в тёплое время года и покупают её только в рамках соглашений по водным проблемам либо по очень низким ценам, что подтверждают факты наших ежегодных переговорных процессов с ними.

Для окончательного решения данной проблемы потребуется строительство Камбар-Атинской ГЭС-1, значение которой состоит в том, что при её совместной работе с каскадом Токтогульских ГЭС станет возможным оптимизировать как водный, так и энергетический режим. Благодаря этому объём выпуска воды из водохранилища в зимний период можно было сократить до 6 млрд. куб., а объём экспорта электроэнергии довести в будущем до 5 млрд. кВт.ч., сохранив при этом неизменным объём воды в нём как в начале, так и к концу года. На сегодня этот проект нужен для республики как никогда.

При этом следует отметить, что оценка необходимых генерирующих мощностей республики для обеспечения растущих внутренних потребностей и экспорта, проведённая экспертами, показала, что даже при текущих гидрологических условиях себестоимость электроэнергии будущей Камбар-Атинской ГЭС-1 будет значительно выше, чем себестоимость угольной станции, построенной на месторождении Кара-Кече. И что угольная станция с установленной мощностью 800 мВт будет вырабатывать больше электроэнергии, чем ГЭС с установленной мощностью 1 900 мВт за счёт значительного большого коэффициента мощности — 31,5 процента, что является достаточно низким показателем.

Поэтому для устранения дефицита электроэнергии в республике в будущем следует вводить мощности, которые не зависят от гидрологических условий. То есть надо строить станции на Кара-Кече мощностью 700 мВт (с возможным расширением до 1 400 мВт, а затем и до 2 800 мВт) Надо развивать малую энергетику, основанную на собственных угольных ресурсах с огромными запасами, которая позволяет продвинуть эту отрасль, создавая локальные энергогенерирующие мощности, не требующие больших капитальных затрат, обеспечив стабильной работой местное население. Для этих целей давно разработаны современная технология и техника, которые успешно действует ныне в Китае, России и соседних с нами странах.

Оценка энергетической безопасности показывает, что сложившаяся ситуация в электроэнергетике Кыргызстана характеризуется дефицитностью как по вводу мощностей, так и по финансовым ресурсам.

По данным Госагентства по регулированию ТЭК при правительстве Кыргызской Республики, общий доход в энергосекторе за 2015 год составил 16,089 млрд. сомов, а затраты 23,325 млрд. сомов, то есть дефицит денежных средств по системе составил 7,236 млрд. сомов по причине превышения себестоимости электроэнергии над установленным средним тарифом.

А в 2016 году дефицит бюджета энергетических компаний по указанной причине составил 3,37 млрд. сомов. Такое положение в работе энергокомпаний привело наше электроэнергетическое хозяйство в нелучшее состояние.

Хронический дефицит денежных средств не позволяет вести полноценно ремонтные работы, модернизацию и новое строительство, в результате чего идёт рост износа основных фондов нашей энергосистемы, который достиг 50-процентного рубежа, тогда как 25-процентный износ оборудования и сетей считается кризисным. Отсюда большое количество аварий, отказов и низкое напряжение в сетях.

На сегодня тарифы на электроэнергию у нас самые низкие в мире и они, к сожалению, не признают ни экономические, ни рыночные законы. Они ниже, чем в Таджикистане в 2 раза, в Узбекистане — в 3,7 раза, в Казахстане — в 6 раз, в России — в 6,3 раза, в Эстонии — в 13 раз.

Данные цифры являются субсидированными, они не покрывают издержки по выработке и доставке электроэнергии, в том числе: эксплуатационные затраты на техническое обслуживание, нормативные потери электрической энергии, затраты на реализацию, обслуживание долга, на капитальные вложения, элемент прибыли.

Таким образом, электроэнергетика в Кыргызстане — отрасль экономики, которая получает колоссальные субсидии из государственного бюджета и пока не способна саморазвиваться.

Так не может дальше продолжаться. В связи с этим хотелось бы обратиться к своим соотечественникам, к своему народу.

Ныне действующий тариф, который действует с 1 августа 2015 года, не учитывает даже ежегодный инфляционный процесс. Проведение социально-политической тарифной политики привело к финансовой неустойчивости и зависимости энергокомпаний от долгосрочных заёмных средств и сокращению собственных средств на развитие. Как следствие, продолжаются деградация оборудования и материалов, значительное ухудшение их эффективности.

Электроэнергетика — это поистине судьбоносная отрасль, без неё нельзя мыслить о нормальном техническом и социальном развитии страны. Представьте себе ещё раз моменты нашей жизнедеятельности при отключенном свете и отсутствии электроэнергии в наших розетках.

Дальнейшее ухудшение финансово-экономического состояния отрасли может привести к многочисленным системным авариям, повышая вероятность выхода из строя энергетического оборудования с катастрофическими последствиями.

Поэтому при любых обстоятельствах в электросекторе не должен нарушаться основной экономический и незыблемый принцип производства: доходы должны соответствовать расходам. Без изменения тарифной политки нельзя добиться коренного улучшения и эффективной работы всей электроэнергитеческой системы республики.

Электроэнергия — товар, который имеет цену, и мы обязаны оплачивать её реальную стоимость после потребления.

Посудите сами, стоимость 1 000 куб.м природного газа, потребляемого как населением, так и энергосектором в 1990 году составляла $50, а сейчас — $257. Повышаются цены на уголь. Также постоянно растут цены на комплектующие изделия и материалы, на оборудование, выпускаемое в других странах и используемое нашими энергетиками.

Так почему при этом затраты энергокомпаний должны оставаться на одном уровне, почему они в силу нехватки своих средств модернизацию и реконструкцию оборудования и систем осуществляют в основном с использованием заёмных средств. Вдумайтесь, что только одно ОАО «Национальная электрическая сеть Кыргызстана» в 2011-2014 годах в целях обеспечения энергобезопасности республики было вынуждено пользоваться кредитом в объёме более 40 млрд. сомов (это почти треть бюджета республики) и оно в 2022 году будет обязано более трети своего бюджета направить на погашение соответствующей доли этого долга. Спрашивается, как вести нормальную хозяйственную деятельность в этих условиях.

Нам надо перестать превращать понятие «тариф» в чистейшую политику — это экономическая категория, играющая важнейшую роль в осуществлении производственных процессов на любом предприятии. Здесь особо хотелось обратиться к оппонентам тарифных реформ, псевдоэкспертам, далёких от понимания проблем энергетики, которые постоянно вводят общественность в заблуждение. Сходите хоть раз на производственные участки энергетиков, взгляните на имеющееся старое оборудование (которое уже давно снято с производства и не выпускается), обветшалые цеха, автотранспортный парк предприятий. Сравните их современными оборудованиями, установленными на новых подстанциях «Датка» и «Кемин», которые в течение последующих 40-50 лет смогут работать надёжно и безотказно. Только тогда поймёте и разберётесь с нынешней ситуацией в энергосекторе.

Другой пример. Как показывает анализ, в стране по нашим дорогам ездит более миллиона автомобилей наших граждан. Так, без учета затрат на профилактические и ремонтные работы население, имеющее личный автотранспорт, платит за год только на бензин (при минимальном ежедневном расходе) более 60 млрд. сомов, а за пополнение баланса на своих сотовых телефонах жители республики тратят почти 24 млрд. сомов ежегодно. И всё это происходит без лишних эмоций и обсуждений. А почему же, когда рассматриваются вопросы тарифообразования в электроэнергетике, связанные с объективной и реальной оценками производственных затрат энергетиков (ныне они составляют 22 млрд. сомов), поднимаются излишняя шумиха, надуманные причины и объяснения.

Пора нам понять тяжёлый и благородный труд 16-тысячного отряда энергетиков, связанный с обеспечением нас бесперебойной электрической энергией, и надо вести объективную тарифную политику в отрасли.

При сохранении существующего тарифа без изменения положение в энергокомпаниях усугубятся ещё больше. Это значит, что многие запланированные мероприятия останутся невыполненными, приводящие в конечном итоге к продолжающемуся ухудшению состояния энергетического оборудования и сетей компаний, возникнут трудности в выплате кредитов и в выполнении своих обязанностей по многим вопросам.

Поэтому, говоря о тарифах, надо не осуждать, а поддерживать активные действия нынешних руководителей отрасли, направленные на её дальнейшее развитие. Необходимо срочно приступить к разработке новой экономически обоснованной тарифной политики в целях обеспечения достаточного объёма доходов для ремонта и технического обслуживания, действующих энергетических объектов. При этом обязательно должна быть предусмотрена эффективная система социальной защиты малоимущих слоёв населения, связанная с оплатой за электроэнергию с гарантированным и устойчивым финансированием.

Несколько слов об энергосбережении. По данным международных организаций, уровень энергозатратности кыргызской экономики находится на неоправданно высоком уровне. Энергоёмкость экономики страны составляет 1,1 тонны условно топливного элемента на $1 000. К примеру, в других развивающих странах этот параметр составляет 0,22-0,74 тонны условного топлива. Отсюда можем сказать, что в стране имеется огромный потенциал энергосбережения, который оценивается как минимум в 40-50 процентов от общего энергопотребления. И этот вопрос должен быть в центре нашего внимания.

Несомненно, уменьшение технических потерь в системе, которые остаются все ещё высокими, улучшение корпоративного управления, обеспечение прозрачной работы, решительная борьба с коррупционными механизмами в компаниях также дадут положительный эффект для улучшения состояния электроэнергетики. Одновременно должны быть выполнены все мероприятия по строительству и вводу новых мощностей, реконструкции и модернизации энергетических объектов.

Надо быстрее поправить положение в отрасли, нельзя оставлять нашему будущему поколению обветшалую энергосистему с многомиллиардными долгами.

Сейчас страна встала на путь спокойного и устойчивого развития, и энергетики внесут свой достойный вклад в это дело при поддержке всего народа республики.

Бекбоо МАМАТБЕКОВ,
заслуженный энергетик СНГ.

"СК"

Издательский дом "Слово Кыргызстана"

Добавить комментарий