Всё о часах и немного о времени

Человечество с древнейших времён задумывалось о сиюминутности всего сущего. Греки, любившие в мифах объединять сказку и философию, сложили историю о кратковременности бытия, где грозный бог времени Хронос пожирает своих детей. И поскольку никто не властен над потоком бытия, люди решили взять его хотя бы под контроль. Так появились солнечные, песочные и водяные часы, а времени с тех пор метафорически присвоили свойство текучести.

Были даже свечные часы, по мере сгорания воска определялось количество прошедших мгновений. Но пытливый человеческий разум продолжал усовершенствовать хронометры, и, как гласит всезнающий Гугл, на рубеже ХIII и XIV веков на башнях Европы стали появляться механизмы, отсчитывающие время. А первые карманные часы создали в 1510 году. Их автор — механик из немецкого города Нюрберга Петер Хенлейн. Главной особенностью его изобретения стала заводная пружина. По циферблату передвигалась одна стрелка, демонстрируя приблизительный период дня или ночи. Что касается механизма, приближённого к современным часам, то он появился в 1657 году благодаря голландцу Христиану Гюйгенсу. Изобретатель первым использовал маятник как регулятор хода и этим сумел значительно уменьшить погрешность показаний. С того времени и по сегодня часы выпускают самых различных видов, форм, направлений, украшают драгоценными металлами и камнями.

Помимо возможности показывать время, предмет нашего разговора, как и всякий механизм, имеет свойство ломаться. И тогда необходим часовщик. Об особенностях профессии, чем она интересна и немного о времени мы поговорили с мастером по ремонту часов Ринатом Залетдиновым.

Уже давно подметил: в любой профессии не встречается случайных людей. Порой человек и сам не всегда осознаёт свои способности, но так складываются пути-дороги, что каждый из нас приходит на своё место, где сможет полностью раскрыть себя, реализовать способности, принести пользу.

Вот и герой этого материала не сразу пришёл в специальность. В ранней молодости усиленно занимался спортом, заодно интересовался радиоэлектроникой. Потом — армия и работа сварщиком. В Советском Союзе статус рабочего человека ценился высоко. А дальше — пресловутые 1990-е. Как и многие, Ринат пытался заниматься предпринимательством. Но, как ни старался, его усилия и затраты не окупались. А тут друг — часовой мастер — пригласил стать его напарником.

Навыки уже были, ведь, как уже говорилось, Ринат увлекался электроникой. Но главное, как считает мой собеседник, были у него важные качества, необходимые в профессии часовщика, — усидчивость и, как образно выразился Ринат, «вкопчивость». И дело увлекло настолько, что спустя время по своему почину, имея жизненный опыт, семью, записался в студенты и получил два высших образования. Окончил Ленинградский институт точной механики и оптики и Московский государственный университет экономики, статистики и информатики.

— Профессия требует постоянно обновлять знания. Здесь не просто разобрал, смазал, собрал. Появляются новые модели, и важно следить за тем, что происходит в сфере производства часов, — говорит Р. Залетдинов. — Часовому мастеру нужно уметь разбираться и в математических расчётах, особенно это актуально при восстановлении старых часов. Порой приносят нерабочие, недоукомплектованные механизмы. И для начала нужно найти причину поломки. В помощь есть справочники, куда внесены параметры моделей, помогает Интернет. Это сейчас благодаря практике многие системы сборки я знаю наизусть, а мой учитель и напарник Вячеслав Лазарев до сих пор хранит часы, которые я не смог когда-то починить. Тогда не хватило знаний.

Как отметил мой собеседник, починка — процесс трудоёмкий. Чтобы вернуть часовой механизм к жизни, мастеру, как минимум, необходимо 6-7 часов! Сюда входят разборка, мойка, отладка, смазка, сборка. Порой непосредственно ремонт может затянуться на три-четыре дня. Потом уже отлаженную модель проверяют на циклотесте. Это такой вращающийся механизм, на который крепят часы. Например, в одном положении стрелки могут сохранять точность хода, а переверни корпус на ребро — и начинаются погрешности в показаниях.

Каждая поломка для моего собеседника интересна, как ребус, требующий разгадки.

— Когда ты всё сделал правильно и вещь начинает работать, и работать как надо, приходит моральное удовлетворение. Своего рода кайф. И когда люди потом благодарят и говорят, что нигде не могли починить, а тут получилось, тоже очень приятно, — делится чувствами Р. Залетдинов.

Как правило, на починку мастерам приносят советские, японские, швейцарские марки часов. Китайские, хоть встречаются в практике очень часто, в ремонт не берут. Они одноразовые.

— Сначала брали, восстанавливали ход, а заказчик через два дня снова приносил из-за того, что часы остановились. Тогда с напарником решили выяснить, в чём дело. Разобрали их, взяли микроскоп и стали отслеживать ход. Оказалось, в шестерёнках модули зубцов скошены и идёт переклин. Для изготовления часовых деталей используют бронзу и сталь специальной марки, они должны иметь определённую жёсткость, скольжение. Китайские производители этим себя не обременяют, зато их часы совсем недорогие.

Раньше часы стоили дорого и люди к ним относились бережно. Сейчас есть модели, которые можно приобрести очень дёшево, и владельцы не видят в них никакой ценности, — поделился наблюдением Ринат. И, как я понял, у моего собеседника отношение к приборам времени особое.

— Вам больше нравится работать с механическими часами или электронными? — задал я вопрос.

— Увлекает больше механика. Это живой организм, он работает так же, как и бьётся сердце, — признался мастер, и, мне кажется, этим всё сказано.

Как рассказал Ринат, в Бишкеке много коллекционеров, которые собирают по линейкам советские марки часов «Слава», «Ракета», «Луч», «Победа». Приносят кое-что в мастерскую восстанавливать, реставрировать.

— Приборам по 50-60 лет, они до сих пор работают. Конструкторам нужно памятник поставить. Есть модели, которыми можно просто восхищаться. Марка «Ракета» в золотом корпусе имеет толщину механизма 1,3 миллиметра. В этот размер поместили более 600 деталей, и это всё до сих пор в рабочем состоянии, — рассказал мой собеседник.

Как пояснил мастер, принцип работы механических часов одинаков у всех марок и во всех странах мира. Сейчас превалирует анкерный английский ход. А вот приводы хронометров, календарей, лунных фаз, дополнительных стрелок у разных фирм различаются. Конструкторские бюро специально разрабатывают дизайн новых моделей, а под него и механизм.

Кстати, о дорогих и старинных приборах времени, а они тоже встречаются в практике часовщиков. Наравне со старыми советскими в ремонт приносят и достаточно дорогие экземпляры мировых марок «Брайтлинг», Longines, Radо. Но такие часы времяёмкие. Если новая модель, то надо разобраться в технической документации, изучить заложенные параметры. На это порой может уйти несколько дней.

— В фирменных часах после ремонта не должно оставаться следов вскрытия. Поэтому не дай бог сорвётся рука с пинцетом или отвёрткой во время работы. Когда имею дело с такими образцами, либо прихожу в мастерскую рано утром, либо остаюсь поздно вечером, закрываюсь, чтобы не отрывали от дела, не мешали, и приступаю к починке. Подготавливаюсь, надеваю перчатки и начинаю в спокойной обстановке чинить, — говорит Ринат Залетдинов.

— Какие модели вам запомнились за многолетнюю практику? — поинтересовался я.

Прямой речью представляем несколько историй от часовых дел мастера:

— Лет 20 назад парень принёс часы в серебряном корпусе, английские, примерно 1870 года выпуска. Перерыл всевозможную литературу, не могу найти на них информации, потом попался всё-таки справочник. Такую модель изготовил мастер по заказу английской королевы в количестве всего десяти штук. Часы дарили морским офицерам. Мы их отреставрировали, восстановили ход. Вернули исправными заказчику. Он из Петербурга, приехал сюда, работал по контракту и, пользуясь случаем, занёс часы на починку.

Попали в ремонт часы Vacheron Constantin в белом золоте, винтажные, выпущенные более пятидесяти лет назад. Оснастки нет, запчастей нет. Я за них сначала не хотел браться, но через моих хороших знакомых владелец попросил помочь. В итоге всё сделал. Заказчик уехал в Москву. Там отнёс их в сервисный центр, хотел узнать, насколько хорошо их отремонтировали. Там сказали: «Пожмите руку мастеру, всё сделано великолепно».

Работа оказалась трудоёмкой. Пришлось реставрировать деталь, которая не работала. На одном из колёс не было зубца. Подобрал модуль отсутствующей части, впаял его туда и заполировал. Так что механизм работал точно. То, что на фирме так оценили мою работу, для меня стало признанием профессионального мастерства.

Запомнилась работа над образцом знаменитой марки «Павел Буре» 1901 года выпуска. Нужно было изготовить модуль узла, так как эта часть механизма отсутствовала. Полгода ушло на этот заказ. Рассчитал всё с нуля и изготовил сам. Задача и математически, и в исполнении очень непростая, ведь вес узла баланса должен соответствовать длине жёсткости спирали и усилию пружины. Часы работают до сих пор, с их владельцем мы иногда созваниваемся.

Кстати, о ювелирной точности и размерах, с которыми имеет дело часовщик. Лопнул так называемый рубиновый камень в механизме, мастер подобрал с другой модели такой же и восстановил ход. Размер внешнего диаметра этой детали 0,8 мм, а внутреннего даже меньше — 0,72 мм.

— А бывает, что часы невозможно починить? — поинтересовался я у Рината.

— Да, когда они побывали у другого мастера и он по незнанию что-то сделал неправильно, тогда приходится менять весь механизм.

— Часы — это друг человека?

— Враг, — смеётся мой собеседник. — Они отсчитывают нашу жизнь. У меня в WhatsApp есть статус: «Время — самый дорогой продукт. Оно не восполняется». К времени у меня особое отношение. То, что нам определено, нужно ценить, использовать умело, ведь ушедшего уже не вернёшь. Поэтому уважаю время других людей.

Дмитрий АЩЕУЛОВ.
Фото Игоря САПОЖНИКОВА.

"СК"

Издательский дом "Слово Кыргызстана"

Добавить комментарий