Операция «Парабеллум»

Поделиться

По воспоминаниям председателя Совета ветеранов столичного ГУВД Усупа Нарбаева, в апреле 1985 года во Фрунзе была обезврежена устойчивая преступная группировка, занимавшаяся скупкой оружия и боеприпасов.

Сыщикам выйти на её след помогло сообщение одного из платных осведомителей о том, что рубщик мясного павильона городского колхозного рынка некто Салим настойчиво ищет человека, у которого можно приобрети большую партию патронов для пистолета системы «парабеллум». Готов заплатить любые деньги. За мясником установили негласное наблюдение. Оперативным путём проверялись личности, часто посещающие павильон и имеющие прямые контакты с объектом наблюдения, а также круг его знакомых. По данным информационного центра МВД, Салим был ранее судим за разбой. Под видом участкового, проверяющего паспортный режим, один из оперативников побывал в его доме по ул. Алматинской. Во время разговора с супругой сыщик обратил внимание на двухметровую бутыль с каким-то тёмным веществом, стоящую в углу комнаты. «Самогон гоните?» — в шутку спросил он. По словам женщины, её муж раздобыл где-то по случаю оружейное масло для растопки печи. Как потом установили, приобрёл его Салим у сапожника дома быта Ивана Стрыгина. Разрабатывая его, сотрудники столичного уголовного розыска выявили тёмные пятна в биографии сапожника. Оказалось, что, представляясь инвалидом Великой Отечественной войны, И. Стрыгин никогда не был на фронте, а ногу потерял, ещё будучи пацаном, отбывая наказание в колонии для малолетних преступников. Допросить его не удалось: выехавшей на задержание опергруппе оставалось только зафиксировать смерть сапожника от удара ножом в шею. Стало очевидным, что после визита милиционеров в дом Салима главари преступной группировки, почувствовав опасность, начали избавляться от её рядовых членов. Их показания помогли бы полностью разоблачить деяния «паханов».

Пока шло следствие по делу, получившему условное название «Парабеллум», в столице произошло несколько громких дерзких разбойных нападений с применением оружия. Министра внутренних дел Жусупбека Ахматова вызвали на ковёр в ЦК Компартии Киргизии и потребовали в сжатые сроки обезвредить преступную группировку. По его приказу сформировали оперативно-следственную группу из числа опытных оперативников и следователей МВД и УВД столицы В. Дубова, М. Гиндулина, Э. Шмальца, Т. Абдылдаева, М. Абакирова и других.

Оперативное чутье подсказывало сыщикам, что необходимо продолжить разработку мясника Салима, чтобы выйти на костяк банды. Через агентурную сеть до него донесли информацию, что некто Бронислав ищет каналы сбыта оружия и боеприпасов, есть возможность организовать с ним встречу. Теперь только оставалось ждать, клюнет или нет Салим на эту «дезу»? Клюнул. Первое «примерочное» рандеву «продавца»-оперативника и покупателя состоялось в Дубовом парке, вторая встреча — на квартире Салима — принесла богатый улов: заказчика взяли с поличным и большой партией боеприпасов.

«Кололи» Салима лучшие опера, пытаясь склонить его к сотрудничеству со следствием. Задержанный оказался крепким орешком, заявлял, что достать патроны для «парабеллума» его попросил дальний родственник, хранивший пистолет отца, участника Великой Отечественной войны, недавно ушедшего из жизни. Как и предполагали сыщики, придуманная Салимом история при проверке не нашла подтверждения. Кто-то из членов оперативно-следственной группы предложил использовать метод подсадной утки. Так, в камере, где содержался Салим, появился ещё один сиделец, тайный агент отдела уголовного розыска УВД города Фрунзе.

Новый сосед по нарам охотно поделился с ним своей историей: загребли прямо на улице по подозрению в опустошении автоматов «Газвода». Видимо, с кем-то перепутали. Сам следователь сказал, что произошла ошибка и скоро его отпустят. Доверившись сокамернику, Салим попросил его, когда освободится, передать записку по указанному адресу. Она оказалась в руках оперативников. В ней говорилось: «Менты копают глубоко, боюсь, что сломаюсь… Срочно поменяйте маршруты доставки товара и людей, сопровождающих его…» Через два дня дежурный контролёр КПЗ обнаружил Салима висевшим на оконной решетке. Сам наложил на себя руки или кто-то помог, этот вопрос так и остался без ответа…

По указанному Салимом адресу проживал некий Василий Удальцов. Никто и предположить не мог, что под личиной простого дворника скрывается рецидивист по кличке Чалый, занимавший не последнее место в воровской иерархии. Установив за его домом наблюдение, оперативники обратили внимание на одно обстоятельство: к дому часто подъезжала машина, гружённая тушами домашнего скота, какие-то люди сгружали с неё свёртки, заносили во двор, а потом транспорт с оставшимся грузом следовал на колхозный рынок… В мясной павильон, где раньше работал Салим.

…Чалого и его двух сообщников взяли с поличным в тот момент, когда они распаковывали ящики с оружием и боеприпасами. Во время личного досмотра у главаря обнаружили тот самый пистолет «парабеллум».

Как установило следствие, у Чалого имелись сообщники в одном из пригородных сёл. Они комплектовали оружие и боеприпасы, а тарой для транспортировки служили те самые туши забитого скота. Информировал о готовности очередной партии Удальцов. В планы преступников входило одновременное нападение на несколько городских сберегательных касс. Операция «Парабеллум» в 1985 году не единственная в активе сотрудников уголовного розыска столицы. Начавшуюся при Горбачёве перестройку криминальный мир воспринял как вседозволенность и безнаказанность, и пресечь эту вольницу были призваны опера.

Сергей СИДОРОВ.

"СК"

Издательский дом "Слово Кыргызстана"

Добавить комментарий