Новая Зеландия и Кыргызстан: параллели и пересечения

Мои первые три визита в Кыргызстан вполне оправдывали известную поговорку: лучшее лекарство от ностальгии — это визит на родину. Особенно явственно это ощущалось после моего третьего визита осенью 2007 года. Бишкек произвёл тогда на меня крайне удручающее впечатление: грязные, заплёванные улицы; крысы, средь бела дня бегающие по арыкам Дзержинки; хаос на улицах и дорогах; озабоченные и мрачные лица горожан.

Я приехала тогда с определённой миссией — встретиться со студентами кыргызских вузов и предложить их вниманию курс лекций и бесед на тему «Запад и постсоветская Центральная Азия: взгляд со стороны». Общение со студентами было, пожалуй, самым позитивным и отрадным событием на фоне крайне депрессивных и мрачных реалий бакиевского правления. Встречи со студентами тогда вселили в меня оптимизм и надежду, что новая генерация кыргызстанцев социально креативна.

С тех пор я не была на родине десять лет. Произошедший контраст просто поразил меня. Прежде всего общая атмосфера — какая-то жизнерадостная, деятельная, активная. Кругом что-то строится или происходит. В воздухе ощущается процесс созидания.

С конца 1999 года я живу в Новой Зеландии — стране, которая по многим параметрам весьма сопоставима с Кыргызстаном. Так, в обеих странах сравнительно небольшое население: в Новой Зеландии — 4,8 млн., в Кыргызстане — 6 млн. Схожи и некоторые аспекты социально-исторического развития: в ХIХ веке в Новой Зеландии, как и в Кыргызстане, начался процесс активного проникновения иной культурной среды: в первом случае — британской, во втором — российской. И в том и в другом случае процесс этот был неоднозначным и болезненным, но результат межкультурного взаимообмена и сосуществования в обеих странах оказался чрезвычайно плодотворным и успешным.

И то и другое государство пережили собственные «перестройки». В Новой Зеландии это произошло в 1970-е годы, когда Великобритания, присоединившись к Европейскому экономическому сообществу, значительно сократила экономическое сотрудничество со своей бывшей колонией. Вследствие этого Новой Зеландии пришлось не только искать новые рынки сбыта, но и менять социально-экономическую стратегию развития страны.

Это только некоторые пересечения между двумя странами. Но есть и кардинальные отличия между государствами.

Так, оказалось, что в этот свой приезд я стала свидетелем чрезвычайно важного события в Кыргызстане — выборов нового президента страны. Примерно в это же время выборы прошли и в Новой Зеландии. Невольно я сравнивала оба процесса.

Для Новой Зеландии, традиционно демократической страны, характерно, что смена власти не влечёт за собой кардинальных перемен. Две основные партии открыто дебатируют и критикуют экономические и политические программы друг друга. Как только правящая партия допускает какую-либо ошибку, оппозиционная партия тут же указывает на неё. Это приводит к постоянной и очень эффективной корректировке основных стратегических и тактических направлений развития государства.

Новая Зеландия отличается также чрезвычайной транспарентностью всех государственных и политических структур. Здесь невероятно трудно что-либо утаить. Любой неблаговидный поступок или высказывание публичной персоны становится достоянием общественности. Приведу лишь некоторые, на мой взгляд, наиболее показательные примеры.

Так, некий новоизбранный член парламента от счастья напился в ресторане и устроил разнос официанту, дескать, знает ли это «ничтожество», какой важной персоне он отказывается подать ещё алкоголя. Этот инцидент тут же стал одним из центральных событий всех медиа. Как следствие, этот неудавшийся политик не только сразу лишился своего места в парламенте, но и принёс публичные извинения официанту.

Другой известный политический деятель как-то в своём интервью заявил, что женщины, на его взгляд, менее продуктивны на рабочем месте, нежели мужчины, в силу определённых физиологических функций. Надо ли говорить о том, что его политическая карьера закончилась с этим откровением? Этот человек был вынужден немедленно уйти в отставку и принести публичные извинения всем женщинам Новой Зеландии.

Такое положение вещей естественно для Новой Зеландии прежде всего потому, что в этой стране сложилось чрезвычайно эгалитарное общество. Здесь не имеет особого значения твой материальный или социальный статус. Все люди равны. Как только кто-либо, зарвавшись, заявляет: «Да знаешь ли ты, кто я такой?!» Его тут же осаживают: «Да кто ты такой? Ты такой же человек, как и я!»

Кроме того, как я уже говорила ранее, в Новой Зеландии все общественные структуры очень прозрачны благодаря общепринятой практике взаимного контроля. Как только кто-либо замечается в нарушении моральных норм или законов, это сразу доводится до сведения вышестоящих структур или СМИ. Я как-то заметила в разговоре со своей подругой-новозеландкой, что они построили государство, в котором все тотально контролируют друг друга и, одним словом, «стучат» друг на друга. Причём это общепринятая практика во всех сферах и структурах жизнедеятельности человека, начиная от рядовых рабочих и служащих и заканчивая людьми во власти. Она недоумённо спросила, а плохо ли это, на мой взгляд? Я, подумав, ответила, что, судя по всему, это хорошо. Что, по всей видимости, это достаточно эффективная система регуляции, в результате которой Новая Зеландия является процветающим и стабильным государством.

Когда же об этой системе тотального взаимного контроля я рассказывала в Кыргызстане, то, как правило, мне возмущённо говорили: «Да это же элементарное доносительство!» Я в этом случае отвечала: «А как иначе общество может узнать о нарушении законов, об отсутствии в людях, обладающих властью, необходимых моральных и нравственных качеств?!» Ведь это очевидно: не нарушай законов, веди себя достойно, и ты не станешь мишенью для медиа и не будешь объектом публичного осуждения. Тем более что это касается каждого из нас, а не только властью облечённых.

Я думаю, это очень актуально для Кыргызстана. Для него, как и для многих других постсоветских государств, в которых авторитаризм в той или иной степени является политической доминантой, чрезвычайно важно, как его лидер и парламент строят свои отношения с законом и правом. Пытаются ли они приспособить их под себя или стремятся с их помощью упорядочить и улучшить жизнь общества. К сожалению, общеизвестно, что в авторитарном государстве судьба страны зависит от того, какими человеческими качествами обладают его лидеры. Народу Кыргызстана пришлось убедиться в этом не раз, и не самым лучшим образом.

Тем более так отрадно наконец-то осознать, что стране за последние семь лет невероятно повезло. Во главе государства стоял человек, который искренне хотел служить и служил своему народу. Мне с дистанции как пространственной, так и временной это видится особенно ясно и зримо.

Я мало знаю о деталях его правления. Возможно, он допускал какие-то ошибки, делал неосторожные высказывания, был не очень красноречив. Но для меня главное — это результат. Страна изменилась, и изменилась она к лучшему. Для тех, кто не согласится, хочу повторить слова Есенина: «Лицом к лицу лица не увидать, большое видится на расстоянии».

Я очень волновалась в этот приезд, поскольку мне предстояло впервые не только представить своего мужа семье, но и показать ему мою родину. Мне было чрезвычайно интересно и важно узнать мнение мужа о Кыргызстане и его людях. Как же я была горда и счастлива, когда он заявил, что это прекрасная страна, что люди не только красивые и дружелюбные, но и исключительно гостеприимные, щедрые, обладающие большим чувством юмора. Муж непременно хочет вернуться в Кыргызстан, и не раз.

Эта реакция мужа заставила меня несколько иначе взглянуть на своих соотечественников. Ранее я как-то не задумывалась о ментальности кыргызов, о каких-либо присущих им свойствах или чертах. В зарубежных путеводителях, характеризуя кыргызов, авторы, как правило, пишут, что это спокойные, с достоинством люди. В этот приезд я пристально вглядывалась в окружающих людей, беседовала со всеми, когда предоставлялась такая возможность. Я по-новому открыла для себя своих сородичей. Да, это спокойные, доброжелательные, искренние люди, которым многого не надо, которые многого не просят. Единственное, в чём они нуждаются — это мир, порядок, разумные законы, соблюдение естественных прав человека и возможность честно трудиться, чтобы обеспечить благополучие своих семей. Но если людям отказать в этих элементарных условиях бытия, то эти независимые и свободные бывшие кочевники не будут терпеть ни несправедливости, ни насилия над собой. Хорошо бы это раз и навсегда усвоить всем настоящим и будущим лидерам страны.

Я думаю, президент Атамбаев показал всем последующим преемникам власти, что достаточно быть просто порядочным человеком и искренним патриотом, чтобы за семь лет поднять страну из всеобщего хаоса, из тотальной бедности, из изнуряющей безысходности. А какой смелостью и мужеством надо обладать, чтобы впервые в этом регионе создать прецедент добровольной передачи власти без кровопролитий, насилия и хаоса?!

Поверьте, я далека от идеализации кого бы то ни было. Я уверена, найдутся многочисленные критики и противники правления предыдущего президента. И это естественно, и этому положено быть. Это не только способствует укреплению толерантности властей и свободы мнений, но и даёт посыл последующим лидерам, что именно им предстоит усовершенствовать, что необходимо ещё сделать, чтобы страна последовательно и поступательно прогрессировала.

Уже вернувшись в Новую Зеландию, я услышала о последних выступлениях уходящего президента, который откровенно и честно выразил свою позицию по поводу весьма неадекватной и неэффективной ситуации в Центральноазиатском регионе. Это, безусловно, повлекло за собой негативную реакцию критикуемой стороны. Но я абсолютно уверена, что мнение это должно было стать публичным достоянием. Кто-то должен был взять на себя эту ответственность. Надо быть чрезвычайно смелым человеком, чтобы последний удар принять на себя, не испугавшись обывательского осуждения, отказавшись обставить свой уход помпезной парадностью и дешёвым славословием. Даже в своём последнем акте он думал не о себе, а о будущем своего отечества.

Трудно предсказать, как дальше будет развиваться Кыргызстан. Хотим мы этого или нет, но авторитаризм, пусть в сравнительно меньшей степени, чем в других странах региона, — данная реальность. И по-прежнему всё будет зависеть от личности нынешнего Президента. Так хочется верить и надеяться, что это будет поступательное развитие.

Я помню на советских, да и на многих постсоветских плакатах и транспарантах самым распространённым пропагандистским типажом был и остаётся некий руководитель страны в окружении людей, олицетворяющих счастливую народную семью. Идея состояла и состоит в том, чтобы в сознании людей лидер ассоциировался с заботливым отцом семейства, который сам и поощрит, сам и накажет и сам всё решит. Это ли не самая лучшая и убедительная иллюстрация авторитаризма?

В Новой Зеландии никому и в голову не придёт отождествлять лидера страны с так называемым отцом народа. Здесь правит парламент, избираемый только на три года и представляющий интересы различных социальных групп. А для того чтобы стать лидером страны или быть избранным в парламент, кандидаты перед выборами используют все возможности, чтобы убедить избирателей в том, что только они смогут выполнить задачу лучшего представления их интересов. Для этого они беседуют с людьми на улицах, в супермаркетах, университетах и т. п., выслушивают их мнение и пожелания, а затем на основе этих диалогов выстраивают политическую программу, с которой выступают перед избирателями. Если эта программа актуальна и отвечает интересам и потребностям избирателей, то кандидата или его партию ждёт успех на выборах. Уже будучи избранными как лидер, так и парламентарии находятся в фокусе постоянного публичного внимания и контроля. Здесь это настоящий прецедент, если кто-либо из них откажется от общения со СМИ. Особенно если это касается каких-либо острых проблем или событий. В Новой Зеландии по отношению к государственным и политическим деятелям бытует расхожая фраза: «Не забывай, что это мы, налогоплательщики, платим тебе зарплату».

Я боюсь, предвыборные реалии в Кыргызстане несколько иные. Я убедилась в этом сама. Доминируют главным образом плакатно-рекламная пропаганда и выступления в СМИ. Практически отсутствует живой контакт с людьми. Тем более я не слышала, чтобы кто-либо из кандидатов пытался на деле доказать, что он способен на поступок. А ведь столько возможностей использовать миллионы, потраченные на назойливую рекламу, на благотворительность. Или просто инициировать акты, направленные на благоустройство жизни людей. Взять те же самые субботники, на которых не только можно показать, на что сам способен, но и пообщаться с людьми в непринуждённой обстановке без пафоса и искусственного антуража. Да мало ли ещё возможностей проявить себя, доказать, что ты человек действия, а не слов.

В Новой Зеландии очень ответственно относятся к выбору лидера, ибо если лидер партии непопулярен, то партию может ждать поражение на выборах. Так, на недавних выборах оппозиционная партия лейбористов победила только потому, что, осознав крайнюю непопулярность своего лидера, буквально накануне выборов сменила его и в результате победила. Именно поэтому политики очень ответственно относятся к преемственности власти, заблаговременно выявляя людей, не только способных последовательно осуществлять социально-экономическую программу партии, но и обладающих самыми лучшими лидерскими и человеческими качествами.

Как это актуально для Кыргызстана, социально-политический и экономический климат которого так зависит от личностных качеств лидера!

В старой присказке умирающий король спрашивает у сына: в чём состоит его главное назначение? Тот отвечает: «Заботиться о своих подданных». Король говорит: «Да, это важно, но очень важно ещё — родить наследника». Думается, Кыргызстану крайне необходима не только благоприятная атмосфера, при которой можно выявить истинных, одарённых и достойных лидеров, но и создать особую среду и условия воспитания будущих лидеров.

В советской системе плохо ли, хорошо ли, но существовали такие структуры, как пионерская и комсомольская организации, в которых такие лидеры выявлялись и пестовались.

Было бы неплохо позаимствовать самый позитивный опыт из недавнего прошлого и попытаться как в школах, так и в вузах не только выявлять потенциальных лидеров, но и давать им возможность проявлять себя.

Так, в Новой Зеландии школьные и студенческие организации очень проактивны и имеют не только весьма серьёзный статус в социуме, но и представительство в парламенте. Им предоставляются самые высокие трибуны. Достаточно часто как школьники, так и студенты выступают с интересными и полезными инициативами, организуют публичные выступления или такие акты, как шествия или демонстрации в знак протеста или солидарности с теми или иными социально-политическими решениями и событиями, собирают подписи под различными петициями для рассмотрения в парламенте. Они не всегда пользуются массовой поддержкой или популярностью, но это их взгляд на мир, это их голос, это их право на мнение.

Безусловно, как всему растущему, им нужно много, они неудержимы в своём максимализме, но общество должно дать молодёжи возможность через ошибки и успехи научиться эффективно и разумно управлять страной. Вот в этом случае вполне уместна аналогия с семьёй, благополучие которой находится в прямой зависимости от того, как воспитаешь своих детей. Это от них будет зависеть, какой будет страна, какая сложится в ней жизнь, какое будущее её ожидает. В настоящий момент мой прогноз оптимистичен, но время покажет.

А пока я уже испытываю ностальгию, я хочу вернуться в Кыргызстан, я снова стремлюсь испытать тепло своего отечества. И я очень надеюсь, что мой следующий визит на родину не будет лекарством от моей ностальгии.

Онола Дербишева-Макгиди,
доктор философии.
Новая Зеландия.

"СК"

Издательский дом "Слово Кыргызстана"

Добавить комментарий