Одна против всех, но с ядерным оружием

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

К чему приведут санкции против КНДР и как далеко до осуществления мечты «товарища Ким Ир Сена» о воссоединении двух Корей?

Интервью с Чинарой ЭСЕНГУЛ, региональным советником по Центральной Азии в Фонде ПисНексус, экспертом по конфликтным рискам, кандидатом политических наук.


— Чинара, часть российских политологов и экспертов считает, что существует информационный заговор западных СМИ, которые специально демонизируют образ Северной Кореи, намеренно утрируют ситуацию внутри неё и распространяют совершенно невероятные «утки» о жизни граждан этой страны и её властей. Что вам известно о реальной жизни в Северной Корее?

— Знаете, что самое сложное в деле построения мира и безопасности? Борьба со стереотипами, которые живут в нашем сознании. Мы обычно видим то, что хотим видеть; слышим то, что хотим слышать; и всё, что выходит вне рамки нашего привычного восприятия и суждения, не готовы принимать. Обычно образ врага или друга внедряется в массы через систему образования, через СМИ, через народную память. В век информационных технологий и Интернета, к сожалению, информационные войны стали нормой и отличать правду ото лжи стало ещё сложнее.

Сама я ещё не была в Северное Корее, но мечтаю поехать, надеюсь, что эта мечта в один день сбудется. Мне известно о жизни в Северной Корее ровно столько, сколько могу черпать из разных информационных и аналитических источников, из бесед с коллегами из разных стран. «Демонизацией образа» и «утрированием ситуации» грешат все СМИ, почти в любой стране это есть в той или иной степени, и всегда будет строиться образ, соответствующий политической конъюнктуре. Единственный совет — не брать на веру всё, что говорят СМИ Запада, России или любой другой страны, просто стараться читать и знать больше и глубже о тех вопросах, которые вас интересуют, опираясь на очень большое разнообразие источников информации и знаний.

— Каковы перспективы этой страны? Утверждают, что социалистический режим там в следующем десятилетии неминуемо падёт, как он рухнул в СССР и восточноевропейских государствах.

— Любой политический режим, авторитарный или демократический, состоит из совокупности средств и методов, с помощью которых господствующие элиты осуществляют свою экономическую, политическую и идеологическую власть в стране. Если порассуждать с точки зрения политической философии, то идеология имеет одну из ключевых ролей. СССР в своё время пал именно потому, что базировался на идеологии, которая ставит во главу угла интересы социума, а не индивида, при этом наши отцы старались построить социализм, не проходя этап капитализма. Всё это в совокупности привело к тому, что система работала, скажем так, на неверных началах: природа человека эгоистична, и её можно и нужно регулировать с помощью религии (была запрещена в СССР), с помощью силы закона (законы в СССР работали только частично), с помощью сильной идеологической обработки и контроля (система Коммунистической партии, которая больше запугивала, нежели регулировала), однако экономически капитализм оказался важен и нужен для воспитания человека через силу «копейки» или денег. Китай же, к примеру, решил пойти по серединному пути и выбрал сочетание капитализма и коммунизма, поэтому про него говорят: «одна страна, но две системы». В случае с СССР противоречия, пробелы и проблемы копились, и потом система просто перестала работать, но здесь важно отметить, что необходимы внешние силы, которые заинтересованы в том, чтобы страна и идеология исчезли. Только когда внутренняя система не работает и есть внешний фактор заинтересованности, только тогда режимы рушатся.

В случае с КНДР Китай поддерживал её в самые тяжёлые годы, но больше не из-за идеологической близости, а в силу того, что Северная Корея играет роль стратегического буфера от американских войск, дислоцированных в Южной Корее и Японии, то есть по соображениям своей собственной безопасности. Многое зависит от отношений КНДР и Китая, так было исторически, так есть и сейчас. В силу того, что нынешний лидер Кореи более непредсказуем, Китай на данный момент в какой-то мере заинтересован в смене руководства КНДР, но не заинтересован в том, чтобы Северная Корея меняла свой политический режим, так как его падение вызовет гуманитарную катастрофу и геополитический хаос. Я полагаю, что в целом и в будущем режим в КНДР изменится, но никто не может сказать, когда это случится. Можно только предположить, что это произойдёт, когда масса противоречий в системе станет критической и ключевые внешние силы будут заинтересованы в этом, включая Китай.

— Как получилось, что сегодня КНДР — красивейшая страна с живописной природой, с землей, богатой полезными ископаемыми, с трудолюбивым народом, оказалась в мировой изоляции? Ведь запрещены экспорт из неё и импорт в неё практически всего, что обеспечивает жизнеспособность экономики.

— Геополитика — это первая причина, причина всех причин, как часто у нас говорят, в международных отношениях. Во-вторых, это выбор руководителей Северной Кореи, которые считают, что лучше народу жить в «недостатке», но не зависеть от прихоти крупных держав и мировых систем, которые сами по себе неустойчивы и «несправедливы». КНДР сильно зависит от Китая в плане экспорта природных ресурсов, если Китай решит больше не покупать их у неё, то экономически это будет сильно ощущаться и приведёт к сокращению валютных доходов, следовательно, к меньшим ресурсам для инвестирования в ядерную программу. С другой стороны, мировая изоляция КНДР привела к тому, что там почти нет промышленности и экология у них просто отличная для проживания.

— Есть ли, на ваш взгляд, оправдания существованию ракетно-ядерной программы КНДР? Руководство самой страны объясняет свои действия необходимостью выживать. «США хотят уничтожить нашу страну, это продолжается более полувека. У США развёрнуты огромные ядерные силы и специальные подразделения вокруг Корейского полуострова, США проводят крупномасштабные учения, направленные на смену режима, обеспечение краха КНДР. США ввели против нас ужасную, совершено нечестную блокаду и санкции», — сказал вице-спикер Верховного народного собрания КНДР Ан Дон Чхун, выступая осенью в Санкт-Петербурге на заседании межпарламентского союза.

— Чтобы ответить на ваш вопрос, нужно сначала уточнить, через призму какой политической теории мы смотрим и оцениваем мир. Если с точки зрения политического идеализма, то любое оружие неоправданно и является злом, пагубным для человечества, тем более ядерное. Если исходить из политического реализма, тогда существование ракетно-ядерной программы КНДР оправданно: она использует свою ядерную программу как инструмент для запугивания и выдвижения требований. Особенно хороший урок республика вынесла после двух операций, проведённых в Ираке, когда Саддама Хусейна повесили, а страну разделили на части. Что касается экономической блокады и санкций, то большая часть американских санкций касается политической элиты КНДР и связана с ограничением дорогих импортных товаров. Основной момент, который США, Япония и Южная Корея хотят провести через ООН, — это эмбарго на нефть, которую доставляют в КНДР Китай и частично Россия. Но последние считают, что это вызовет неадекватную реакцию со стороны Пхеньяна, как произошло во время Второй мировой войны, когда Япония после введения эмбарго на поставку нефти, сочтя, что дальше хуже быть не может, напала на Пёрл-Харбор.

— Известный публицист Анатолий Вассерман считает развивающийся сегодня конфликт «лишь очередным этапом противостояния, идущего с начала XX века, когда Корею сперва оккупировала и долго и тщательно геноцидила Япония. А потом, когда Японию выгнали, появились желающие превратить площадку для разоружения японских оккупационных войск в собственную стратегическую базу и использовать эту базу опять-таки для геноцида Кореи». Согласны ли вы с его точкой зрения?

— Так как я не знаю, какое значение в понятие «геноцид» вкладывает г-н Вассерман, скажу лишь, что и Япония, и Китай исторически старались использовать территорию Кореи как транзитную зону для нападения друг на друга. С 1910-го по 1945 год Япония аннексировала Корею. После Второй мировой войны Корея была разделена на Северную и Южную как зоны влияния СССР и США соответственно. Сказать, что во время колонизации Япония совершала геноцид в отношении корейцев в строгом юридическом смысле этого понятия, я не могу: были преступления против человечества. Утверждать, что геноцид есть сегодня, тем более не могу. Северная Корея нужна Китаю и России, Южная Корея нужна США и Японии. Истребления как северных, так и южных корейцев не допустят внешние силы.

— Что вы думаете о политике санкций против КНДР? К примеру, профессор университета Ёнсе в Сеуле Джон Делюри назвал их бесполезными и контрпродуктивными. По его мнению, они не имеют юридической силы и вряд ли смогут заставить КНДР отказаться от своей ядерной программы.

— Всё зависит от критериев оценки, от целей введения санкций. Если цель — сменить политический режим в КНДР на так называемый демократический и под этим предлогом быть ближе к Китаю с военной точки зрения, иметь доступ к природным ресурсам Северной Кореи, к технологиям Южной Кореи и т. д., понятно, что такое не понравится ни одному лидеру независимого государства. Если цель — помочь двум корейским государствам, одному народу объединиться и стать сильнее, но без ядерного оружия, это возможный вариант для рассмотрения. На сегодня санкции против КНДР — это инструмент внешних держав для вынуждения Пхеньяна на уступки, в то время как ядерная программа Северной Кореи — инструмент в руках Пхеньяна. Как процесс торга и взаимного принуждения санкции частично работают. Также нужно смотреть, на что именно они направлены: если на ограничение коррумпированных схем элиты и режима, то можно сказать им «да»; если на ухудшение жизни простых людей, ведущей к голоду и социальному взрыву, то, скорее всего, такие меры контрпродуктивны, так как интерпретируются населением КНДР с подачи руководства страны как желание «уничтожить» народ, ослабить государство. А ведь в конечном счёте так оно и возможно, как видно на примере Ирака и Ливии.

— Видите ли другой путь, альтернативный санкциям? Некоторые эксперты наиболее разумным считают вариант, который продемонстрировала Южная Корея: напоминать Северной Корее, сколь опасны игры в ракетные игры, и одновременно предлагать ей адекватную роль во взаимовыгодных экономических проектах.

— Как я сказала выше, санкции также могут быть инструментом принуждения к проведению реформ. Но в странах, где требуются серьёзные и комплексные преобразования, нужны идеологи и спонсоры. Также многое зависит от лидеров, которые стоят у руля таких влиятельных государств, как Китай, Россия и США. Я о том, что одна Южная Корея не сможет экономически вытянуть Северную Корею, для этого нужно, чтобы были выстроены системы и процессы, позволяющие иметь взаимовыгодное экономическое сотрудничество между двумя корейскими государствами. При этом не нужно забывать, что Южная Корея сильно интегрирована в мировые экономические процессы и системы, и потому проекты, о которых вы говорите, должны быть поддержаны ещё и другими государствами, помимо Южной Кореи.

— Нужно ли воссоединение двух Корей и вообще возможно ли оно, чего «вечный президент Кореи» покойный Ким Ир Сен мечтал достичь ещё на своём веку?

— Конечно, это было бы замечательно, так как речь идёт об одном народе и всё ещё много семей, которые мечтают о воссоединении. Однако, если сказать кратко, то воссоединение двух Корей не в интересах Китая. Пекин может пойти на такое, если чётко будут оговорены условия и сроки управления на этой территории через систему ООН. Но опять-таки: кто будет финансировать процесс объединения, чтобы он не только начался, но и стал устойчивым? Большой вопрос. Пока мы видим возобновление прямых контактов между двумя Кореями, но их принципиальные и фундаментальные взгляды сильно различаются. К примеру, КНДР настаивает, что вообще не должно быть вмешательства внешних сил, в то время как представители Южной Кореи прагматично понимают, что большая часть социально-экономического бремени процесса воссоединения ляжет на их плечи, что будет тяжело осуществить его без политической и экономической поддержки извне. Позволю предположить, что мечта товарища Ким Ир Сена в ближайшие два десятилетия ещё не будет реализована.

Кифаят АСКЕРОВА.
Фото Нины ГОРШКОВОЙ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *