Слово об учёном-просветителе

Память человеческая, а тем более историческая, непредсказуема. Каждая эпоха заставляет пересматривать всё, что сделали поколения предшественников, проникать в феномен личности и во время, которое предопределило Личность, её Творчество и Деяния. История совершается людьми, живущими, мыслящими, чувствующими и творящими в соответствии с требованиями своего времени. На основе собственных убеждений и устремлений они передают деяния, традиции эпохи и пространства, взрастившие и воспитавшие их. Таким человеком был и Джениш Джунушалиев — один из первых преподавателей Кыргызско-Российского Славянского университета и одновременно директор Института истории Национальной академии наук.

Наверное, неуёмное чувство устремлённости к разгадке исторических тайн многие годы подвигало его на преодоление трудностей, встречающихся на творческом и жизненном пути. Сегодня почти невозможно провести какие-то грани между его творчеством, педагогической деятельностью и обыкновенной человеческой жизнью.

Член-корреспондент Национальной академии наук, доктор исторических наук, профессор, лауреат Государственной премии в области науки и техники 1996-го и 2002 годов, заслуженный деятель науки нашей страны. Именно таких профессионалов старались привлечь на работу в Кыргызско-Российский Славянский университет — первый в Азии.

На первый взгляд, его биография проста, но на самом деле всё происходило необычно и даже символично.

Родился он 23 февраля 1936 года (хотя в паспорте обозначено 24 декабря 1935-го). Нарекли именем Джениш — Победа.

23 февраля — день рождения Красной армии.

В 1936 году была провозглашена Киргизская Советская Социалистическая Республика — то есть создание де-юре суверенного кыргызского государства, историей которого Джениш Джунушалиевич занимался всю жизнь.

Место его рождения — Иссык-Куль. Озеро, известное в Европе с XIV века благодаря Каталонской карте, а согласно китайским источникам, ещё раньше: со времен Сюань Цзана (II в. до н. э.).

Тюпский район. Согласно словарю К. Юдахина, слово «тюп» в первом его значении означает «корень», «основа», «основание». Ни больше ни меньше.

Село Корумду («заваленный большими камнями»). А народ села Корумду говорит: скопление камней, отвалившихся от Больших Скал… Камень же, согласно заключению мудрецов, — это символ вечности…

С малых лет, приблизительно с семи-восьми, Джениш был занят тем, что по просьбе взрослых занимал женщин села долгими зимними вечерами чтением разных книг, но большей частью газет. Они хотя и с опозданием, но приходили в село. Уже в столь юном возрасте мальчик проводил даже политинформацию для передовых женщин села Корумду, совмещая полезное духовно-идеологическое и классовое просвещение жителей села с необходимым для него материальным, вещным: очисткой, расчёсыванием и подготовкой шерсти к дальнейшему её использованию для изготовления традиционных предметов народного быта. На этом пути ему пришлось преодолевать огромные трудности — долгое отсутствие электричества и потому плохое освещение вечерами. Были они общегосударственного порядка: только освоил кыргызскую письменность на латинском алфавите, как её перевели на кириллицу… Надо же, такие испытания! Но преодолел и их.

В школе всегда не хватало хороших учителей, а в послевоенные годы особенно: до войны почти все учительские места были заняты мужчинами. Уже в 1943-м более половины мужчин из сёл Киргизии остались на полях сражений, а сколько ещё погибло, пока добрались до дня Победы? И сколько среди них было учителей? Вот и пришлось Дженишу, ученику старших классов, учить истории учащихся 5-7-х классов.

После окончания первого курса Пржевальского педагогического института студент Джениш возвращается на каникулы домой и получает сразу «боевое задание»: пасти сельское стадо. Притомившийся от непривычных забот, успокоенный неспешным поеданием травы скотом, он решил прилечь, отдохнуть в тени хотя бы до обеда. Уснул, а когда «пастух» проснулся, видит: стадо-то исчезло. Потратив на бесполезные поиски всю вторую половину дня, вернулся домой, всё рассказал… Отец крепко пожурил, но пообещал помочь. Только к полудню следующего дня стадо нашли. Вывод отца из случившегося был неутешителен: по сельским меркам хорошего пастуха из Джунушалиева-младшего не получится, а посему придётся заниматься ему несерьёзными бумажками, чтение и написание которых ему удаётся гораздо лучше.

Почти как у известнейшего историка В. Бартольда, когда его отец сказал, что «маловыгодное в материальном отношении поприще учёного даёт нравственное удовлетворение, вполне заменяющее материальные выгоды».

После окончания педагогического института Джениш продолжил своё образование профессионального историка в Киргизском государственном университете. Здесь-то он встретился и подружился с будущими друзьями, соратниками и соавторами В. Плоских, В. Мокрыниным, Г. Харченко — в будущем также первыми преподавателями КРСУ.

Студенты университета, нефрунзенцы, жили в общежитии. Джениш, слабо владеющий русским языком, попросил новых друзей — Володю Мокрынина из Украины и Володю Плоских из Казахстана — говорить с ним только по-русски и почаще. В ответ они говорят: «А ты учи нас кыргызскому!» Джениш в ответ: «А зачем вам? Мне-то русский нужнее».

В те годы студенты очень дружили и старались друг другу помогать, вплоть до «горбушки и той пополам». Обучение велось на русском языке. С ребятами и девчатами, и не только кыргызами (в те годы впервые начала обучаться молодёжь репатриированных народов Кавказа — чеченцы, балкары, ингуши, кабардинцы и другие), занимались русским языком — со всеми вместе и по отдельности.

После окончания университета Джунушалиев работал учителем истории, был директором школы. Затем занимался партийно-просветительской работой районного, областного и республиканского масштабов вплоть до 1986 года. В 1986-м он стал директором Института истории партии при ЦК Компартии Киргизии.

После августовского путча 1991-го по политическим мотивам Институт истории партии был закрыт, опечатаны сейфы и кабинеты. «Я не уйду до тех пор, пока ВСЕ мои сотрудники не будут трудоустроены», — заявил Джениш Джунушалиевич. Он так и делал, приходя на работу каждый день к девяти тридцати. И добился своего, хотя сам девять месяцев был без работы, значит, и без зарплаты. Затем он недолго работал директором учебно-методического кабинета по вузам и сузам Министерства народного образования республики. В июле 1992 года Джунушалиева пригласили в Национальную академию наук на должность учёного секретаря отделения гуманитарных и экономических наук, а в 1997-м становится директором Института истории. Одновременно он читал лекции по истории Кыргызстана в Кыргызско-Российском Славянском университете.

В научных трудах и лекциях Джунушалиев не боялся делать неординарные выводы, часто противореча официальной точке зрения. Он доказал, что марксистский формационный подход не применим к истории кыргызов: они никогда не жили в условиях классического рабовладельческого строя и феодализма. Среди кыргызов было только родо-племенное расслоение, а не классовое.

Одним из первых он начал заниматься темой репрессий в 1920-1930-е годы. В 1993-м Джунушалиев защитил докторскую диссертацию, а его монография «Время созидания и трагедий. 20-30-е годы XX в.» по теме докторской вышла в свет только в 2003-м. Наверное, не ошибусь, если замечу, что этот труд стал самым дорогим для учёного-просветителя. Ведь всё, что происходило в те годы, коснулось своим и созидательным, и трагедийным «крылом» непосредственно его родителей и старших ближайших родственников. Путь, по которому шёл в ХХ век кыргызский народ, вопреки утверждениям официальной пропаганды и огромной массе идеологизированных публикаций, был далеко не простым и не лёгким. А сама эпоха не дала возможности не только народу, но и интеллектуальной его части разобраться в таком обычном «что такое хорошо и что такое плохо».

В те же бурные 1990-е годы сложилась команда историков, философов, юристов, экономистов в составе Дж. Джунушалиева, В. Плоских, Т. Койчуева, З. Курманова, В. Мокрынина, А. Брудного, А. Какеева и многих других неуёмных исследователей, постоянно стремящихся разгадать многие исторические тайны. Своими трудами они доказали, что интерес к прошлому не дань моде, а генетическая потребность познания пройденного народом пути для глубокого переосмысления происходящих событий. То есть вопросы «как это было?» и «что это было?» интересны и всегда требуют ответа для того, чтобы не повторять ошибок прошлого.

В 1990-е годы, когда остро ощущался дефицит людей образованных и преданных стране, Джениш Джунушалиевич успешно сочетал деятельность крупного организатора исторической науки с преподавательской работой в Кыргызско-Российском Славянском университете. Дж. Джунушалиеву, Г. Харченко и В. Воропаевой поручили читать вводные лекции для абитуриентов по всеобщей истории, истории России и истории Отечества. Аудитории были переполнены желающими — нередко приходили даже родители абитуриентов. Не только потому, что лекции очень хороши, но и потому, что время перемен требовало ответов на многие вопросы. Было ясно, что в это «сложное» время люди просто хотят услышать историческую правду.

Сложившийся «голод» с литературой заставил Д. Джунушалиева, В. Воропаеву, Г. Харченко спешно подготовить книгу лекций-консультаций в помощь абитуриенту. В 1995-м вышел первый такой сборник, названный «История — абитуриенту». Книга быстро нашла своего читателя. Затем последовали «Введение в курс истории» (1997 г.), «Краткий курс истории: всеобщая история. История России. История Кыргызстана» под редакцией профессора В. Плоских. В одном из предисловий он назвал эти пособия «лоцией океана истории».

Осенью 2000 года преподавателям КРСУ предложили выезд в Каракол, в университет им. Тыныстанова. Джунушалиев оказался по-настоящему ходячей энциклопедией истории, фольклора, традиций, топонимики каждого пригорка, впадины, долинки, горы причудливой формы, речушки и вообще всего-всего, что только встречалось на пути следования. В дороге он много рассказывал.

На выезде из Боомского ущелья есть открытое пространство. В этой небольшой долине собрались представители племён бугу и сарыбагыш на очередной «курултайчик» обсудить насущные проблемы. Обсуждали недолго… Потом данное место народ стал называть «бир отурганда», что означает на русском языке «присели»… Или… вдруг перед глазами уже где-то недалеко от Каракола возникла цепочка гор. Одна из них оказалась очень похожей на треугольник с очень ровно срезанной верхушкой. «А эту гору народ называет «утуг» — «утюг». Ну это сами знаете почему», — заметил Джениш улыбаясь. Присмотрелись, действительно, очень похожа гора на утюг, но и киргизское слово «утуг» очень созвучно русскому «утюг».

Разговор этот произошёл как раз в той небольшой долине на реке Джергалан, где в 1825 году собрались на курултай родоправители племени бугу решать жизненно важный вoпpoc — с кем кыргызам быть дальше: Кокандом, Китаем или Россией? Джениш сказал, что это место знают местные старики, но вряд ли учёные, даже много пишущие об этих исторических событиях.

После поездки в каракольский университет возникла идея создания книги о кыргызско-российских отношениях. Так родился первый результат совместного творчества Джунушалиев -Воропаева — Плоских «Краткий курс лекций и методическое пособие «Из истории кыргызско-российских отношений (XVIII-XX вв.)», увидевший свет в 2001 году. В 2005-м выходит курс лекций «Введение в историю кыргызско-российских отношений». Параллельно Дж. Джунушалиев, В. Воропаева, В. Плоских выпустили ещё один курс лекций, теперь уже по истории Кыргызстана — «История Отечества» (2001, 2005 годы). Особо значимое место в научно-педагогической, просвещенческой деятельности Джениша Джунушалиевича занимала работа вместе с несколькими учёными над вузовским учебником по истории кыргызов и Кыргызстана. А сегодня студенты имеют уже два издания классического учебника «История кыргызов и Кыргызстана». Авторы — Дж. Джунушалиев, В. Плоских.

В 2003 году вышла в свет книга «Исторические этапы кыргызской государственности» (авторы Дж. Джунушалиев, А. Какеев, В. Плоских) как продолжение курса лекций «Введение в историю кыргызской государственности» (Дж. Джунушалиев в соавторстве с Э. Бейшенбиевым. В. Мокрыниным, В. Плоских), вышедшего в 1994-м.

Учебно-методическая, публикаторская деятельность профессора Дж. Джунушалиева совмещалась с постоянной работой со студентами в учебных аудиториях. И относился он к ней с особой ответственностью. Однажды, когда заклинила дверь из подъезда, Джунушалиев, чтобы не опоздать, был готов вылезти в окно и спрыгнуть с козырька. И это в 50 лет!

Много трудов, больших и малых, индивидуальных и в соавторстве, аналитических статей было создано за долгие годы добросовестнейшего труда Дженишем Джунушалиевичем. Обе дочери Джунушалиева Гульмира и Гульнара — доктора исторических наук, продолжают дело отца.

Своими трудами Джениш Джунушалиевич оставил нам завет: сеять Разумное, Доброе, Вечное на основе исторической достоверности. Наверное, поэтому друзья и коллеги написали о нём:

В истории он стоек и велик,
И труд его Отечеством отмечен,
Но он кичиться этим не привык —
Умён, талантлив и чертовски честен!
Хоть путь его был сложен и тернист,
Свой шарм и юмор сохранил тем паче.
Недаром же зовут его Джениш.
Историк-ас — не может быть иначе!..

Светлана ПЛОСКИХ,
click профессор КРСУ.

"СК"

Издательский дом "Слово Кыргызстана"

Добавить комментарий