Чт. Ноя 15th, 2018

Не самая худшая часть её жизни

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

http://twitter.com/vikaulk В книжный магазин, что около университета в Оше, Айдана заходит часто. Здесь книги в открытом доступе, на полках, можешь подойти, полистать. И выбор неплохой: есть русская классика, иностранная литература, детективы, книги для детей, много учебников для вузов.

В тот день Айдана хотела сделать себе подарок, приобрести какой-нибудь детектив. При чтении детективов, говорят, развивается аналитическое мышление, которого в последнее время, как считала Айдана, ей не хватало…

Когда она уже выходила из магазина, зазвонил сотовый телефон. Это был Осмоналы Примкулович, её так называемый гражданский муж. Он живет и работает в Бишкеке, но часто приезжает в этот областной город, где уже много лет живёт Айдана, недавно разошёлся с женой, и у него уже взрослые дети.

Они познакомились в кафе, где Айдана отмечала с преподавателями университета свой день рождения. Коллеги желали ей после недавнего развода как можно скорее заняться наукой, защитить диссертацию и стать доцентом.

Осмоналы Примкулович приехал в этот город по делам, он сидел за соседним столиком со своими друзьями. Айдана ему понравилась, он пригласил её танцевать, после ресторана отвез её домой, так они и познакомились.

Он был галантен, хорошо ухаживал, потом пообещал дать 1 000 долларов на поездку в Германию, она выиграла научный грант в один из берлинских университетов, но надо было доплатить эту сумму на разные расходы. Тем самым завоевал сердце Айданы…

Осмоналы Примкулович часто приезжает в их город по своим коммерческим делам, но сейчас у него не лучшие времена. Если раньше он занимал люкс в гостинице, то теперь сидит целыми днями в её квартире и ждёт своих агентов. Айдана толком не знает, что продаёт и что покупает этот уже немолодой мужчина, но он уже начинает ей надоедать: романтические встречи в ресторанах при свечах сменились дешёвыми саунами и маленькими кафе, где он напивается, заставляет пить и её.

Айдана всё ещё ждёт от него эти 1 000 долларов и надеется, что он поможет ей, как обещает, снять квартиру в Бишкеке, и тогда она сможет заняться наукой. Преподаватели без степени во все времена в вузах были не в почёте, считает женщина, а заниматься наукой у них в городе нет смысла: в библиотеках нет нужной литературы, с научными руководителями тоже проблемы.

Гражданский муж же со своей стороны всё ещё вселяет уверенность, что у него серьёзные намерения и ему нужна учёная жена…

По телефону Осмоналы Примкулович сказал, что завтра прилетает, и просил, чтобы она на время куда-нибудь отослала свою младшую сестру. До приемных экзаменов в турецкий университет, куда поступала сестра, оставалось три дня, и она отправила Калыс к родителям в аил…

Осмоналы Примкулович приехал не один. Худой и юркий, он привёз с собой еще двух здоровенных турок. Они пили и кутили, требуя от Айданы, чтобы она быстро приготовила для них что-нибудь из национальных блюд. Это продолжалось три дня. Осмоналы Примкулович всё время называл Айдану жёнушкой. Потом показывал гостям достопримечательности города, и они уехали. В комнатах долго оставался запах табака и спиртного…

Такое продолжается уже год, так как младшая сестра учится в Турции, и теперь Айдана живет одна. По вечерам она смотрит телесериалы или читает литературу по предстоящей научной работе. Но читать не всегда удаётся, так как живущие наверху соседи по вечерам затевают скандалы. Мать не уживается с вернувшейся из России дочерью. В этих скандалах участвуют и внуки…

Иногда к ней из аила приезжает, устав от внуков, мама. К ней присоединяется старшая сестра Мыскал, и тогда они на кухне втроем жарят борсоки, пьют чай и до утра разговаривают. Так проходят дни без Осмоналы Примкуловича…

Сагын-эже, мать Айданы, долгое время не могла понять, что значит гражданский муж, и даже хотела запретить дочери жить с ним в этой трёхкомнатной квартире в одном из микрорайонов города, которую они с отцом, продав домашний скот, купили для неё после развода с мужем.

— Может быть, у него нет денег на свадьбу? — часто спрашивает она.

Теперь смирилась с этим и надеется, что у Айданы скоро появится сын или дочь.

— Самое главное, женщина должна родить ребёнка, — говорит она.

И добавляет:

— Женское счастье состоит в её детях.

У Сагын-эже есть еще две дочери и три сына, десять внуков. Айдана — самая младшая дочь, ей были отданы все лучшие годы и средства, чтобы она получила хорошее образование.

— Почему Айдана такая непрактичная? Её подружки все замужем, у них есть дети, имеют свои дома, хороший бизнес, — очень волнуется Сагын-эже.

— Наверное, это от того, что она со школьных лет любит читать разные книги.

— И живёт так, как там написано, а жизнь ведь не книга, всякое может быть…

Но всегда надеется, что жизнь у Айданы наладится, и часто повторяет:

— Всё будет хорошо…

Айдане 32 года, она окончила один из российских вузов, ведёт в университете математику, но, проработав несколько лет простым преподавателем, в последнее время поняла, что она уже не любит свою работу. Зарплата небольшая, да и с наукой что-то не получается. Теперь её больше тянет к филологии. Она мечтает преподавать русскую литературу, но у неё нет должного образования.

Дома много разных книг, особенно русских классиков, и Айдане нравится их перечитывать. Еще она очень любит покупать книги, но сейчас такое случается нечасто…

Многие из них — это подарки бывшего мужа Дастана, но два года назад он ушел из дома навсегда, вежливо сказав Айдане, что ему нужны дети, а они у них за четыре совместно прожитых года не получаются. Поплакав с мамой, которая не может понять, почему у её остальных детей, сестёр и братьев Айданы уже родились сыновья и дочери, а Айдане, несмотря на прогнозы врачей, Бог почему-то детей не даёт, они решили, как только появится возможность, съездить в Москву к специалистам…

Недавно из Бишкека приезжал Осмоналы Примкулович, он опять напился, потом стал дебоширить. Раскидал книги, разбил посуду, чего раньше за ним не наблюдалось, потом еле утихомирился и уснул. Айдана прибрала квартиру, помыла посуду и ушла спать в другую комнату. Наутро Осмоналы Примкулович молча сложил свои вещи в большую сумку и не попрощавшись уехал…

Он позвонил на другой день поздним вечером, был трезв и стал извиняться за своё поведение. Сказал, что ожидает больших вливаний в свой бизнес и тогда он поможет ей съездить за границу, а потом снять квартиру в Бишкеке. Айдана сухо отреагировала на его обещания, сказала, что не может больше с ним встречаться.

Тогда он начал перечислять, сколько средств на неё затратил, не забыл даже про такси и фотографии. Но Айдана была непреклонна.

— Ты бесплодная, у тебя никогда не будет детей! — злобно крикнул он и бросил трубку…

Таких страшных слов от Осмоналы Примкуловича молодая женщина никогда не ожидала, считала его невезучим, а в последнее время ничтожеством.

От обиды она заплакала, слёзы сами по себе потекли по лицу, и она никак не могла их остановить. Ей стало очень жаль себя, и она громко зарыдала…

Было около десяти часов вечера, и на четвёртом этаже, как по расписанию, начался очередной скандал. Шум и крики наверху вернули её в реальный мир, и она стала потихоньку успокаиваться. Потом пошла в ванную, умылась холодной водой, но, увидев в зеркале свое распухшее от слёз лицо, очень встревожилась, ведь ей завтра на работу…

Вскоре соседи затихли. Но спать не хотелось. Айдана взяла с полки первую попавшуюся книгу. Это были рассказы Александра Куприна, она наугад стала перечитывать один из них. Первые строки рассказа увлекли её, и она, забыв о слезах, прочитала несколько страниц. Потом, вздохнув, с удовольствием дочитала рассказ до конца и в который раз подумала:

— Какой мастер!

Слёз уже не было, обида на Осмоналы Примкуловича прошла, но не забылась. В тот вечер она решила, что ей пора серьёзно чем-то заняться, ведь с семьёй у неё не сложилось и с наукой тоже не получается.

Она не спала всю ночь и думала, что же ей делать. Айдана поняла: самое главное, ей надо отбросить мысли о науке и забыть про Осмоналы Примкуловича, пора начинать новую жизнь. Ей надо срочно искать другую работу…

Вот уже несколько лет тётка Айданы заведует швейным цехом. При каждой встрече она зовёт племянницу у неё поработать. Швеи выполняют заказы для России, у них высокие стабильные зарплаты. Прошлым летом Айдана во время отпуска два месяца трудилась в этом цехе и заработала неплохие деньги…

К утру она решила, что надо пойти поработать простой швеей. Она уже научилась хорошо шить брюки, по качеству они даже не уступают фабричным. Теперь она должна подняться до уровня работниц, которые за смену получают половину её нынешней преподавательской зарплаты.

Это будет трудно, так как в цеху очень шумно от работы 50 швейных машин, много обслуживающего персонала. Темп работы будет для неё очень тяжелым, и она еще не привыкла работать в таком коллективе, но будет стараться…

Для новой жизни ещё нужны муж и ребенок.

С мужем у неё не вышло. Чтобы появился ребёнок, нужен муж. Замкнутый круг…

Но ребёнка же можно и усыновить!

Насчет приёмного ребёнка раньше Айдана и думать боялась. Даже после развода она всегда надеялась снова выйти замуж, родить сына или дочку, чтобы иметь семью, как у её родителей, у братьев и сестер, у всех окружающих…

Но совсем недавно её соседка, молодая женщина, погибла в автомобильной катастрофе и её пятилетняя дочь осталась одна, отец девочки два года назад пропал, и никто не знает, где он. Увидев ребёнка, огорчённого от того, что за ней в детский сад пришли незнакомые люди, которые попросили Айдану присмотреть за девочкой, пока не приедут родные, Айдане очень захотелось обнять её, успокоить, но она боялась своим поведением испугать ребёнка. Да и подруги погибшей просили ничего не говорить маленькой Бегимай о трагедии.

У неё вдруг появилось желание оставить этого ребёнка у себя, заботиться о ней, может быть, от того, что Бегимай была похожа на Айдану в детстве. Такая же худенькая, стеснительная, с красными бантиками в косичках.

Айдана решила накормить её, принесла сладкого чаю, но девочка ни к чему не притронулась, только всё время спрашивала, когда придет её мама.

На другой день Бегимай увезли родные, больше молодая женщина её не видела…

Когда через неделю приехала Сагын-эже, Айдана рассказала матери о девочке, сказала, что скучает по ней.

— У дочери появились материнские чувства, — обрадовалась женщина.

И рассказала Айдане историю одной семьи, у которой долго не было своих детей, а потом, когда они усыновили мальчика-сироту, у них родились два сына и две дочери. И вспомнила, что у них в селе живёт девочка-сирота Нурпери, их дальняя родственница. Мать умерла при родах, младенец тоже погиб, отец женился на женщине намного моложе себя, старшие дети уже студенты, живут в столице, а девочка не признала новую жену отца и теперь мотается по родственникам, все её жалеют. Ей шесть лет, но она очень самостоятельная.

— Сейчас живёт без контроля. Начнет шляться, пропадёт, — беспокоится Сагын- эже.

— Может, привезти её, пусть с тобой поживёт, в семье. Всё-таки родная кровь.

— И тебе будет с кем поговорить, потом помощницей станет.

— Неважно, чью фамилию она будет носить и как будет тебя называть.

— Если ты станешь относиться к ней как к дочери, она тебе скажет «мама».

— У кыргызов такое бывает, мы не оставляем детей-сирот без внимания…

Прошёл месяц…

Айдана уволилась из университета и сейчас работает в швейном цехе. Сагын-эже привезла Нурпери, она, оказывается, помнила Айдану, которая часто приезжала в село. И очень обрадовалась, что теперь будет жить с ней в этой большой квартире.

Целую неделю женщины готовили девочку к детскому саду. Прошли обследование у всех врачей, накупили ей разных платьиц, футболок, больше всего ей понравились новые шорты. Вообще-то у неё было много разной яркой одежды, родственники баловали её всегда. Из старого гардероба кое-что оставили, остальное роздали соседям.

Она сразу стала называть Айдану по имени, оказалась подвижной и сообразительной девочкой. Быстро обошла квартиру, посидела на своей новой кровати, осмотрела все шкафы в кухне. Её заинтересовал компьютер, потом она попросила купить ей сотовый телефон и большого плюшевого мишку. Когда Айдана хотела разучить с Нурпери несколько стихов из детских книг, которые недавно купила, девочка сказала, что книги её не интересуют.

Узнав, что в детсаду много детей, попросила скорее туда её отвести…

В понедельник, когда воспитательница представила Нурпери детям старшей группы, девочка подошла к каждому из них и поздоровалась за руку, как с взрослым. Потом спросила, можно ли взять игрушки, которых на полках было очень много, как в магазине. Но воспитательница послала детей мыть руки и пригласила всех к завтраку.

— Игрушки возьмёте после занятия, — сказала она девочке и велела ей попрощаться с родными, которые стояли у дверей группы и наблюдали за детьми.

— Не беспокойтесь, всё будет хорошо, — заверила она Айдану и Сагын-эже.

На прогулке, то есть на участке, куда вывели детей сразу после завтрака, под руководством воспитательницы дети поиграли в «ручеёк», потом в «разрывные цепи», потом в имена и города. На других участках тоже гуляли дети, было шумно, слышались голоса воспитателей…

Потом воспитательница села на скамейку и стала читать какую-то свою книгу. Дети разбрелись по всему участку. На веранде от солнца спрятались девочки. У них уже давно образовались группы. Кто-то не любил модницу Бактыгуль, другие были соседями по дому, третьи пришли сюда из других детских садов. Девочки обсуждали, к кому примкнёт Нурпери.

— Она немного странная, но не вредная.

— Не любит кашу.

— Такая же модница, как Бактыгуль, — заметили девочки и занялись своими телефонами.

Одни мальчики осваивали шведскую стенку, другие забежали в деревянный домик и стали обсуждать недавний футбольный матч, остальные стали с шумом кататься с горки.

Нурпери слонялась между девочками и мальчиками, ей стало скучно. Дома ей сказали, что в саду много игрушек и разных игр, что там будет ей очень весело, но, кроме стояния на участке, пока ничего не предвиделось. Да и воспитательница куда-то ушла поболтать с медсестрой. Никакого внимания…

Нурпери постояла вместе с двумя другими девочками возле шведской лестницы и спросила, когда им дадут игрушки. Одна их них сказала, что игрушки дают им очень редко, в основном с ними проводят разные занятия по рисованию, чтению, пению и физкультуре.

От услышанного Нурпери очень возмутилась:

— А зачем тогда их выставили в шкафах, для красоты?

И решительно направилась к зданию детского сада…

Вечером навстречу Айдане выбежала почти вся старшая группа. Дети наперебой стали кричать, что Нурпери во время прогулки залезла в группу через окно на первом этаже, самовольно взяла игрушки: куклы, мячи, игрушечные пистолеты и автоматы, машинки и раздала детям. Причем чтобы обеспечить всех игрушками, Нурпери пришлось перелезать через окно несколько раз…

Подошедшая воспитательница была возмущена поступком девочки. За свой многолетний стаж она впервые встречала такое, сказала она. Хотя сама виновата, оставила детей на несколько минут без присмотра. Лазание через окно было замечено другими детьми и воспитателями.

— Теперь мне предстоит серьёзный разговор с заведующей, — сказала она грустно.

Айдана потребовала, чтобы Нурпери извинилась перед воспитательницей, и заверила её, что дома будет серьёзный разговор и такое больше не повторится. Хотя как бывший педагог хотела спросить: Неужели она не побоялась оставить 30 детей без присмотра?

Но не спросила…

Айдана не стала рассказывать матери об этом, решила не беспокоить, посчитала, что девочка достаточно получила за свой проступок. Когда же Сагын-эже расспрашивала про детсад, Нурпери похвасталась, как принесла игрушки детям через окно.

Сагын-эже схватилась за сердце:

— Ты же могла упасть!

— Там невысоко, это же первый этаж! У меня даже царапин нет!

Но, выпив лекарство, она строго предупредила Нурпери: если девочка опять что-нибудь совершит и расстроит их, придется возвращаться в аил.

Между тем девочке понравились и этот микрорайон, и эта квартира на третьем этаже, её комната, новые игрушки и книжки, детский сад. Самое главное, она полюбила Айдану, такую красивую и умную…

Во вторник ничего не произошло, было тихо и спокойно…

На другой день, в среду, на прогулке дети старшей группы нашли на дорожке возле своей площадки выпавшего из гнезда маленького птенца. Он был беспомощный, ещё не оперившийся, и девочки завернули его в платок. Все его жалели и хотели потрогать.

— Надо положить его в гнездо, — сказал кто-то.

Когда мальчики пошли искать воспитательницу, которая опять куда-то ушла, Нурпери засунула птенца за пазуху и полезла на дерево. Это был большой карагач, и на нём было еще три скворечника, которые установили ранней весной родители и вокруг которых, увидев Нурпери, стали кружить птицы. Там пищали птенцы…

Нурпери осторожно положила птенца в гнездо, там было ещё два таких же, они без конца открывали свои рты и тоже пищали.

— Они голодные, — подумала Нурпери и, достав из кармана печенье, положила в гнездо.

Когда она стала спускаться, под деревом уже собрался весь детский сад, воспитатели.

— Стой на месте, не двигайся! — кричали ей.

— Сейчас принесут лестницу!

Но сук, на котором стояла девочка, вдруг обломился, и она полетела вниз…

Охающую и поцарапанную Нурпери принесли на носилках в процедурный кабинет, обработали раны зелёнкой, хорошо, что на лице были только небольшие царапины. Потом фельдшер скорой сказала, что девочка родилась в рубашке, упала с такой высоты и так легко отделалась.

Воспитательница была в шоке и без конца извинялась перед приехавшей в середине рабочего дня Айданой, просила не писать на неё заявления. Та пообещала, если в течение трёх дней с девочкой будет все нормально…

— Ну почему мне в жизни достаётся всё плохое? Может, я поторопилась, взяв этого ребенка на воспитание? Что еще мать скажет? — думала молодая женщина, ведя Нурпери домой.

Между тем Сагын-эже молча, осторожно обтёрла Нурпери влажным полотенцем, переодела и уложила спать.

А Айдане сказала, что с детьми может всякое произойти, поэтому их надо вовремя ограждать от всяких неприятностей и правильно воспитывать, потом придётся самой все расхлебывать. Дети — это большое богатство, которое надо беречь.

А потом, как обычно, заверила:

— Всё будет хорошо…

В среду воспитательница нажаловалась заведующей и вызвала детского психолога:

— Нурпери неуправляема и плохо действует на коллектив!

Та, побеседовав с Нурпери и детьми, никаких отклонений в девочке не нашла. Не хочет рисовать, значит, не умеет. Не заправляет свою постель — надо научить. И, по словам детей, она добрая, ни с кем не ссорится, как другие, со всеми дружит, делает физзарядку лучше всех, заявила воспитателю психолог…

В четверг утром воспитательница передала ошарашенной Айдане, что сказала детский психолог, отметила, что Нурпери по сравнению с другими детьми физически здоровее, просила дома как педагогу заняться привитием ребенку норм поведения, обещала быть к Нурпери добрее и внимательнее.

— Не подумайте плохого, — сказала она, — но психолог рассеяла сомнения относительно вашей воспитанницы, — сказала она…

— Теперь придётся попотеть с ребёнком, — подумала про себя Айдана. — Прикрывать свои изъяны в работе психологом больше не получится.

— Педагогам надо любить свою работу, а значит, любить детей, ведь мы доверяем вам своё богатство, — сказала она на прощание…

В четверг и пятницу в цеху было много работы, привезли много разных тканей для новых моделей женских пиджаков, надо было готовиться к осенне-зимнему сезону, из России поступило много заказов. Швеи осваивали раскрой, между тем Айдана долго мучилась с подкладкой, такое она ещё не шила.

Время шло быстро. Из цеха она уходила последней, очень уставала. Приходила домой, когда Нурпери, не дождавшись её, обняв мишку, уже крепко спала. Воспитание девочки в свои руки взяла Сагын-эже.

С листком в руках, на котором Айдана записала, что нужно делать, всеми силами она старалась преподать девочке все необходимые навыки пребывания в детском коллективе. И уже имелись успехи…

Между тем у Айданы в цеху работа шла медленно, в то время как другие работницы быстро вошли в ритм, ведь они давно специализируются на верхней одежде, и уже в пятницу в конце рабочего дня на складе собралось сотни готовых изделий. Айдана же успела за два дня сшить всего один пиджак при норме пять, была недовольна собой, хотя и очень устала. Если дальше так пойдет, она ничего не заработает, думала женщина. Придётся в субботу и воскресенье трудиться. Между тем подошедшие работницы качали головами и удивлялись её трудолюбию.

— Как ученицу больше двух месяцев тебя не продержат! Надо скорее выдавать норму.

Но до нормы было очень далеко…

Работая в цеху, она иногда жалела, что ушла с прежней работы, скучала по студентам, коллегам. Да и на кафедре на прощание сказали, что она всегда может вернуться на преподавательскую должность, если начнёт заниматься наукой и повышать квалификацию…

В цеху совсем другой контингент, но и здесь женщины трудились ради своих семей, простая бесхитростная жизнь, и у них тоже много разных проблем.

Среди них были очень квалифицированные швеи, и Айдане требовалось овладеть темпом и качеством их труда, чего молодая женщина из-за неопытности пока не смогла.

— Оказывается, везде нужны мастера своего дела!..

Сегодня, возвращаясь с работы, она думала, что поступила опрометчиво, резко изменив свою жизнь, и не знает, какие ещё сюрпризы ждут впереди…

Был конец августа, скоро осень, но летняя жара и духота никак не хотели отпускать город. Уже девятый час вечера, а на улице светло, как днём. Айдана вышла на своей остановке из почти пустой маршрутки и направилась к дому…

Софья НУРМАТОВА.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *