Скакуны Кочкорбаева в Арабских Эмиратах. Восхищение красотой и грацией

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

Всегда в служении человеку, верные и преданные ему, им, бескорыстным коням-трудягам, — наша любовь, а вот чистокровным английской породы, с первоклассной родословной — наше восхищение.

Впервые я вместе с друзьями побывал на конезаводе им. Кочкорбаева летом 1993 года. Нас гостеприимно встречали: директор конезавода, ветврач и старший тренер Анатолий Андреевич Шинкарёв, жокей Родион Исламов, Камал Гусев, моя двоюродная сестра Алымбубу-эже (дочка Сыдыка Кочкорбаева) и её муж-табунщик. После знакомства и угощения кумысом нас повели в конюшню. Надо сказать, что попали мы в удачное время — лошадей как раз выводили на тренировку. Я взял ведро воды и стал поить одну из них. Жокей Родион сделал мне замечание, что нужно было начать со скакуна Графа, потому что он благороднейших кровей — тулпар.

— Теперь он обидится, не будет есть и пить целый день.

Я вспомнил рассказ знатока скакунов Сыдык-ата, как он определял тулпара, наблюдая за поведением лошадей. Он видел, как табуны лошадей на пастбище Суусамыр, спустившись к реке, ждали, пока подойдёт Курон-ат и начнёт пить первым, потому что он тулпар. На скачках, заслышав топот копыт тулпара, другие лошади уступали ему дорогу. Таким образом они показывали своё уважение.

В конюшне мы видели, как один из коней громко ржал и стучал ногой в дверь. На мой вопрос, почему он так себя ведёт, Родион улыбаясь объяснил: «Потому что выпендривается, мол, он благородных кровей и его нужно вывести на скачки. Но он уже старый… Точно так же и некоторые люди выпендриваются, что они благородных кровей, рода, племени…»

Шинкарёв подводил нас к каждой лошади и рассказывал о её происхождении, родословной.

— Коневодством мы занимаемся давно и очень серьёзно. Наших породистых скакунов можно увидеть не просто на крупнейших республиканских и международных соревнованиях, а ещё и в числе лидеров. Отсюда вышли такие выдающиеся скакуны, — продолжал Анатолий Андреевич, — как Ризо, Резидент, Приз, Проза. Все они дважды обладатели кубка «Дерби».

Особенной красотой и статью отличалась чистокровная лошадь английской породы по кличке Зольск, подаренная экс-президентом Аскаром Акаевым президенту США Бушу-старшему.

Когда на улице в большой загон запустили скакунов Ризо и Резидента, нас покорили их быстрота и сила. Они были потрясающе красивы и темпераментны. Ризо вставал на дыбы, бил копытами землю, гордо фыркал и стремительно уносился прочь. Восхищал вид всадника — жокея Родиона на Разгаре, у лошади на бегу ветер, точно фен в неумелых руках, вздымал гриву и трепал хвост. Разгар не мог стоять на месте, танцевал. И это было удивительное зрелище.

Я тогда вспомнил детство, влюблённого в сказочных скакунов отца: Курон-Жорго, Тор-Жорго, Курон-ат — трижды обладателей кубка «Дерби». В тот день ко мне вернулась любовь к скакунам моего счастливого детства. Я снова влюбился…

Анатолий Андреевич, наблюдая за моим восторгом, продолжал рассказывать:

— Эти чистокровные лошади английской породы считаются в мире самой быстрой и резвой породой. У них очень мощные лёгкие и широкая грудь, поэтому они превосходны для верховой езды и идеально подходят для конного спорта. Если конь на месте не может стоять, значит, он готов к скачкам. Но мы не можем вывезти их даже к казахам, у нас нет денег, чтобы заплатить за бензин, — расстроенно признался Анатолий Андреевич.

Я сказал: «Мы возили живых нутрий в Северную Корею и хорошо заработали на этом. А знаете, сейчас у меня возникла идея помочь вам вывезти ваших скакунов на скачки в арабские страны и заодно отдохнуть самим. Пусть это будет первая помощь гуманитарного благотворительного фонда им. Кочкорбаева».

Анатолий Андреевич от радости громко закричал:

— Сам Бог послал вас сюда.

Он дал нам технические данные шести лучших скакунов конезавода Кочкорбаева: Ризо, Резидента, Зольска, Разлива, Разгара и Залива. Контракт заключили с одним из шейхов Объединённых Арабских Эмиратов. Необходимые документы к выезду нам помогли оформить работавшие в то время министр иностранных дел Эднан Карабаев и министр спорта и туризма Каныбек Осмоналиев.

В гостях у арабского шейха

18 декабря 1993 года мы вместе с тренером А. Шинкарёвым и жокеем Р. Исламовым вылетели в Объединённые Арабские Эмираты. Наш грузовой самолет приземлился в аэропорту Шарджи. Мы видели, как несколько шейхов в роскошных белых одеждах забежали в грузовой отсек самолета и стояли, обняв наших лошадей. После знакомства один из них поинтересовался:

— Сколько стоит лошадь Резидент?

Анатолий Андреевич написал: $100 000. Шейх радостно воскликнул: «О’кей». У нас они стоят $1 000. Наши лошади, почувствовав свободу на улице, никак не хотели возвращаться в трейлер. И молодой шейх, который пригласил нас в Эмираты, больше двух часов вместе с нами возился с ними.

Нас привезли в скаковой клуб нашего шейха. Здесь мы увидели красивые конюшни со всеми условиями: оборудованием для измельчения сена, дробилками для овса, ячменя и т. д. В каждой — вентиляция, кондиционеры, идеальная чистота, конюхи после испражнения лошадей сразу бегут убирать навоз! Здесь раздевалка, душ и парная. После парной нам показали тренировочное помещение — огромный манеж, где созданы все необходимые современные условия для тренировки лошадей летом. Когда становится очень жарко, включаются вентиляция и кондиционеры. Для жокеев — спортивный инвентарь и снаряды.

В 50 метрах от офиса шейха для нас специально приготовили коттеджи — гостиные со всеми удобствами.

В тот день шейх пригласил друзей, чтобы показать им прибывших из Кыргызстана лошадей. В большом зале офиса организовали шведский стол. Особенно нам понравилось одно блюдо: завёрнутая в тонкое тесто и запечёная туша ягненка с начинкой из разных овощей.

На следующий день мы сходили в одну из конюшен принимавшего нас хозяина и узнали у конюхов нужную нам информацию: цены на лошадей. Нам рассказали, что один шейх недавно купил лошадь в Англии за $10 миллионов. Что каждый год 21 марта (Нооруз) в Адис-Абебе устраиваются скачки на 40 км, на них допускаются и верблюды. Приз за 1-е место — 10 миллионов дерхам ($3,5 миллиона) и золотая сабля. 50-е место награждается новым «Мерседесом». Дистанцию 40 км эмиратские скакуны преодолевают за 2,5 часа. Наш скакун Разлив в Кыргызстане 40 км пробегал за 1,5 часа. Конечно, если учесть эмиратские пески и возвышенности, то и наш результат будет другой. Но у нас есть кыргызские лошади-помеси, проявляющие выдающую выносливость в горных условиях Кыргызстана.

Каждый день в 5 часов вечера приезжал наш шейх и приглашал меня для беседы. Сидя в его офисе за чашкой кофе, мы разговаривали с помощью переводчика — управляющего скаковым клубом, который немного знал русский язык. На моё удивление высокими ценами на лошадь у них шейх повёл меня в ближайшую конюшню, показал двух жеребят и попросил узнать в них того, которого он купил за миллион долларов в Лондоне. Я показал на более крупного и не угадал. С удивлением посмотрел на другого жеребёнка: что же в нём особенного? Шейх предложил обратить внимание на глаза, голову, шею, ногу, шерсть, гриву. Глаза жеребёнка были чистые, как родниковая вода, и чёрные, как слива. Голова была похожа на голову элика, шея тонкая, шерсть и грива блестели, ноги тоже тонкие. Мне стало ясно, что шейх — знаток скакунов и очень любит этих животных.

Кони, приносящие славу

В каждую пятницу, субботу и воскресенье мы выезжали на скачки в Дубай или Абу-Даби. В начале января в субботу после обеда мы отправились в Дубай. В семь часов вечера начались скачки. Сначала вывели всех лошадей с жокеями, показали зрителям, а потом выводили их на старт группами. Мы загадывали по номерам, чтобы угадать, какая лошадь займёт первое место.

На старт вышли 4 лошади на 1 600 метров. Первой пришла лошадь из США Showci за 1,36 сек. Наш тренер Шинкарёв засекал секундомером старт лошадей, я записывал результаты. После каждого финиша спрашивал у него результаты наших лошадей, которых мы привезли сюда на скачки. Он молча качал головой. «Мекен, куда мы с тобой попали?» — сказал наконец.

На 1 200 метров на старт вывели сначала 7, а потом 9 лошадей. Первым пришёл Iaazim шейха Мактоуна под номером 3 с результатом 1,10 сек. — отличное время. Я опять стал допытываться у тренера, за какое время пробегают кыргызские лошади эту дистанцию? Он был расстроен: «Откуда я знаю, если бы это было в сезон августа, я бы тебе сказал. Наши в эту пору отдыхают. Результат зависит от тренировки и настроения лошади в том числе».

Следующий забег на 2 400 м. На старте — две лошади. Первым пришёл Red Raivbow шейха Али с результатом 2,37 сек. «Вот тут мы с ним можем поспорить», — воскликнул Шинкарёв, успокаивая меня.

На 1 400 метров вывели Waaree, лошадь нашего шейха под номером 2. Мы все направили бинокли на старт и замерли. Дали старт. Лошадь под номером 2 сразу же выскочил вперёд. Именитые высокородословные участницы забега пытались то слева, то справа обогнать её, но всю дистанцию она была первой. И к финишу пришла с результатом 1,22 сек. Мы соскочили со своих мест и орали. Все шейхи и весь ипподром аплодировали стоя. Вышел президент Эмиратов, поздравил нашего шейха, погладил лошадь и сфотографировался вместе с шейхом и жокеем. Вот за такой момент шейхи готовы отдать всё. Их не интересует выигранный большой денежный приз, им нужна такая слава.

Знатоки скакунов

В воскресенье мы ездили на скачки на ипподром в Абу-Даби. К джипу водитель Джони прицепил трейлер с двумя лошадьми нашего гостеприимного хозяина. На этот раз мы сидели рядом с ложей шейхов. Когда в неё вошёл главный шейх (премьер-министр), все остальные встали и не садились, пока он не сел.

Скачки начались в 3 часа дня. По установленным призам было видно, что это большие состязания и самые лучшие лошади. Перед началом принято заполнять билет, называя имя лошади-победителя. Эта игра называется татошка. Когда вывели на старт первых лошадей, наш жокей вскрикнул:

— Байке, здесь весь свет скачет. Самые знаменитые лошади.

За время посещения нескольких скачек я тоже начал немного разбираться в родословной знаменитых лошадей и узнавать в лицо жокеев. Это были действительно красивые, сильные, резвые, всемирно известные лошади.

— Вот у этой лошади отец выиграл приз «Дерби», а у этой очень именитая родословная, — объяснял мне Родион. — Эта лошадь должна победить в этом забеге.

И он был прав. Все чистокровные скачки (английские), их было 4 забега, он угадал правильно. Два забега (арабские) не угадал, потому что не знает их родословной. Если бы он угадал все 6 или 5, ему дали бы большой денежный приз. Анатолий Андреевич и Родион хорошо знали родословную линию всех знаменитых лошадей английской породы.

В основном побеждали лошади Мактоума — самого богатого шейха. После каждой скачки все шейхи выходили на круг и поздравляли владельца лошади-победителя. Слава перед народом и шейхами там многое значит. Поэтому владельцы лошадей не жалеют денег и все расходы берут на себя.

Нашему шейху в этот день не везло. Обе его лошади заняли последние места.

После скачек мы долго стояли вместе со всеми арабами, чтобы узнать, кто угадал в татошке. Представители администрации вручали угадавшим денежные призы. Когда мы ехали назад, Анатолий Андреевич обратился ко мне:

— А знаешь, почему шейх Мактоум выигрывает? Потому что он богатый. Построил классный большой манеж, который мы видели по дороге. Сделал в нём нормальную температуру, установил вентиляцию, кондиционеры и тренирует своих лошадей всё лето, и к сезону они готовы. Нам бы такой манеж, мы бы целую зиму тренировали своих лошадей. К маю так бы подготовили, что нас никто здесь не победил.

— Какой манеж, у нас негде даже скакать, дорожек простых нет, — добавил Родион. — Скачешь на лошади и думаешь, как бы в яму или о камень не залететь.

Для начала нам нужно в Кыргызстане разводить своих выносливых кыргызских лошадей и записать их как породу. А потом добиться, чтобы их допустили на такие классические скачки вместе с английскими чистокровными, как допускают арабских. Известно, что мало какой «товар» может сравниться с классной чистокровной лошадью с высокой родословной. Годовалый жеребёнок — сын Нарсена Дансера — был продан за $10,1 млн., а внук — за $13,1 млн. Этих элитных скакунов произвели на американском конезаводе «Синдикат Нижинского». Самого зачинателя родословной Нарсен Дансер Флейтминг Пыйжа продали в своё время за $54 миллиона. Это, конечно, уникальные лошади, но вырастить скакунов, оценивающихся в десятки и сотни тысяч долларов, вполне по силам и нам. В Эмиратах практикуются классические скачки с участием чистокровных лошадей английской и арабской пород. Думается, и мы должны в уникальных условиях Кыргызстана не только выращивать лошадей английской породы и выносливых кыргызских, но и ввести их в классические скачки, чтобы выйти на мировой рынок.

Мекен ИСАК.
Тамара НЕШКУМАЙ.

Добавить комментарий