Пн. Ноя 19th, 2018

День возрождения Кыргызстана

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

7 апреля жители Кыргызстана отмечают национальную дату — День апрельской революции. В 2016 году по распоряжению властей она получила официальный статус. В этот день в республике проводятся конференции, съезды, различные митинги в память произошедшей в 2010 году революции, торжественные и траурные мероприятия. Как и любые другие, эта праздничная дата имеет свою историю.

Весна 2010-го… В канун восьмой годовщины трагического апреля, по-моему, стоит оценить произошедшие события и итоги тех дней — трагических и беспощадных — более взвешенно, объективно, отрешившись от эмоций и поутихших страстей, отделить правду от домыслов. Время — лекарь, который безошибочно ставит диагноз и лечит самых безнадёжных. Большое видится на расстоянии…

Ещё не стихли страсти и постреволюционная эйфория 2005-го. Бескровная смена главы государства — отстранение от власти Аскара Акаева прошло достаточно мирно — вселила надежду на то, что безвозвратно ушло время безраздельного и полновластного правления «семейного олимпа».

Без экскурса в предыдущие десятилетия непросто разобраться в причинах и объективно рассуждать, что на самом деле происходило в Кыргызстане и можно ли считать и 2005-й, и 2010-й годами революции или государственными переворотами?

…Обретя независимость в 1991 году, народ Кыргызской Республики с надеждой смотрел в будущее. Упоение суверенитетом и призрачная убеждённость в экономической и политической самостоятельности сыграли со страной злую шутку. На фоне неуклонно повышающегося благосостояния и стремительно разрастающегося клана семьи и ближайшего окружения первого президента первые 15 лет народ прожил в режиме выживания, и эти годы оценены многими аналитиками и политологами как время упущенных возможностей. Попытки проводить противоречивые реформы в 1990-х годах не принесли желаемого результата в экономике и социальной сфере. Итогом всех этих метаний стало то, что Кыргызстан признали самой бедной из республик бывшего СССР: на грани нищеты находилось более 1 млн. 700 тысяч человек, или 32% населения страны.

Высокообразованный, интеллигентный и красноречивый президент много говорил о демократии, процветающем будущем страны, одновременно каждый раз продлевая собственные полномочия. В политику открыто пришли его дети. Бедность и безработица усиливались, усиливалось социальное неравенство, махровым цветом беззастенчиво расцвели коррупция и беззаконие. Сужались демократические свободы, началось давление на СМИ. Семейно-клановое правление и сопутствующие факторы стали спусковым механизмом мартовской революции.

Оценивая кровавый апрель 2010-го, без анализа последствий народного гнева в 2005-м не обойтись. Воодушевление, подъём, горячее желание построить по-настоящему народную систему управления государством, начать писать заново историю построения демократии в Кыргызстане стали импульсом к тому, что по итогам очередного президентского голосования победу одержал один из активистов оппозиционного движения — Курманбек Бакиев. Чтобы подчеркнуть значимость минувших событий, он учредил в следующем году новую праздничную дату — День народной революции. Отмечу, что общество приняло такое решение весьма неопределённо, но страна всё же отмечала государственную дату, а этот день стал официально выходным.

Очередная волна политических событий, обрушившаяся на республику в 2010 году, изменила и список государственных праздников.

Неожиданно быстро для тех, кто продолжал надеяться на светлое демократическое будущее — и по наивности, и в силу политической убеждённости, — прошло головокружение от успехов и наступило внезапное отрезвление. Всё тягостнее становилось осознание того, что революция 2005 года не достигла своих целей. Победу народа над семейно-клановым режимом Акаева украла ещё более коррумпированная семья второго президента Бакиева, украла надежду, с которой народ вышел на митинг 24 марта. Сыновья и братья президента не только вошли в непосредственное управление страной, но и задействовали в этом криминал. Хладнокровный спрут коррупции прочно держал в своих щупальцах практически всё государство. С целью окончательной узурпации власти в стране, поправ все законы и Конституцию, многочисленный клан Бакиевых организовал фальсификацию парламентских и президентских выборов в 2007-м и 2009 годах.

Всё чаще в СМИ и на уровне слухов появлялась информация о непонятных, на первый взгляд, смертях известных государственных персон и общественных деятелей. Волны рейдерских захватов, беззастенчивое распиливание государственной казны и разворовывание недр, безудержное обогащение за счёт обязательных откатов практически от каждого бизнесмена и инвестора — вот неполный список преступлений, которые в конце концов переполнили, казалось бы, бездонную чашу терпения народа.

Толчком к мощному взрыву народного гнева послужило значительное повышение тарифов на электроэнергию и мобильную связь. Давление в котле накопившихся противоречий и возмущений превысило критическую отметку, и 7 апреля 2010 года в стране произошло второе восстание. Бакиева, как и его предшественника, обвинили в захвате власти и отступлении от демократических принципов. Однако эту революцию уже нельзя назвать мирной, поскольку события сопровождались убийством людей. Огонь вели как охранники президента, так и оппозиционеры, атакующие правительственные объекты. В итоге было захвачено здание парламента и телевизионный центр, сожжено здание Генпрокуратуры. Жертвами стали 84 человека, среди которых и непосредственные участники столкновений, и зеваки, получившие шальную пулю. Героями в те трагические дни стали все…

И всё же — чем были события 2010-го, революцией или переворотом? Безусловно, объективно оценивая внешние проявления той трагической весны, нельзя не сказать, что с волнами праведного народного гнева выплыла и грязная пена. Город, как и пять лет назад, подвергся разграблению и погромам, товары из магазинов растащили по своим норкам те, кто о самой причине волнений не знал, не руководствовался высокими устремлениями и для которых любая смута — лишь повод задаром поживиться. Политики различного масштаба провокационными заявлениями на стихийных митингах тоже внесли свою лепту в то, что волнения не затихали достаточно долго и вспыхивали в разных частях страны…

Со школьной скамьи известно, что революция предполагает как минимум смену общественно-экономической формации. После 7 апреля Кыргызстан не вернулся к социализму и не стал феодальным государством. Но коренные перемены произошли, что существенно изменило и курс развития страны, и мышление подавляющего большинства граждан.

Восемь лет назад народ Кыргызстана вернул себе то, что потерял после 2005 года, — надежду на справедливость и веру в будущее. Жертвы оказались не напрасны, что подтвердили и дальнейшие события. За прошедшие годы два президента избраны свободным волеизъявлением граждан, мирным путём, при максимальной прозрачности выборного процесса.

Революция в народном сознании стала более весомым завоеванием, чем смена общественно-политического строя, и апрель 2010-го революционен уже только потому, что после него началась новейшая история Кыргызстана, которая от уличной демократии перешла к построению парламентской республики.

Ирина ПРОКОФЬЕВА.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *