Вс. Окт 21st, 2018

Особая миссия парня из Моравии

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

see url Сто лет назад, осенью 1918 года, начали возвращаться на Родину первые из числа кыргызов, бежавших после восстания 1916 года в Китай. Мало кто знает, что с дипломатической миссией — известить о дарованной новой властью амнистии — к ним отправился Рудольф Маречек — чех с пламенным сердцем, мечтавший о свободной счастливой жизни для всех простых людей. Собираясь в дорогу, он не представлял, какие тяжелейшие испытания предстоят, что в Китае его бросят в зиндан, заподозрив в нём немецкого шпиона. А было ему тогда всего 30 лет от роду. Уникальными воспоминаниями о своём прославленном дедушке делится в нашей газете его внучка Эльвира Боривоевна Маречек.

Многое изменилось за сто лет с того времени, как в Семиречье установилась советская власть. Нет уже и той страны, чьё рождение всколыхнуло весь мир, заставив увидеть его новыми глазами; появилась масса оценок и переоценок, поменялись взгляды и вкусы… Изменились почти до неузнаваемости и мы сами. Но есть идеи, устремлённости и поступки людей, которые при любых обстоятельствах, в любые исторические времена и формации остаются большой человеческой ценностью. Хочу рассказать о человеке, созидательность мышления, масштабность идей и поступков которого были так целостны и велики, что поразительным образом трансформировали окружающее пространство, рождая события и вовлекая в них множество людей.

Мой родной дед Рудольф Павлович Маречек, чех по национальности, родился 130 лет назад — 29 февраля 1888 года, в маленьком селе Новый Грозенков в чешской Моравии в семье простого кузнеца. Он был старшим из детей, потому уже в 15 лет, окончив четыре класса гимназии, уехал в Вену, где начал работать учеником в столярной мастерской и параллельно учился в промышленном училище. Окончив его в 1908 году с профессией столяра-краснодеревщика, Рудольф, закинув рюкзак за плечи, отправился пешком по сёлам и городам Средней Европы, зарабатывая, где придётся. Ещё живя в Вене, он выучил международный язык ИДО (реформированный эсперанто) и, увлечённый революционными идеями, вступил в социал-демократическую партию. Парню ежедневно приходилось наблюдать массу примеров тяжелейшего положения трудящегося люда, он был озадачен и собственным будущим. Сидеть на месте и ждать милости сверху он не умел, потому и проделал своё путешествие в 2 500 км по Европе, знакомясь с возможностями, новыми людьми и их взглядами. Его путь от Вены пролегал через Бриксен, Баденское озеро и Брегенц, Франкфурт-на-Майне, Ганновер, Гамбург, Ютландию, Магдебург, Дрезден, Прагу, Брно, Всетин, Мартин и снова в Вену. Осваивая заодно европейские языки, он мечтал о том, что когда-нибудь люди всего мира начнут разговаривать на общем языке. Забегая вперёд, скажу, что эту идею, охватившую его в юные годы, Рудольф не только пронесёт через всю жизнь, но и будет воплощать реально, создавая клубы ИДО везде, где жил.

Ветры перемен занесли пытливого юношу и в Россию, нашумевшую революцией 1905 года и всколыхнувшую человеческие мечты о равенстве и свободе. Работая в Батуми и Чакве, Рудольф вступил в ряды РСДРП (б) и принял активное участие в маёвках рабочих. Вернувшись в Австро-Венгрию в 1910 году, он вскоре встретил в Венском клубе ИДО свою будущую супругу Альбину (Белу) Краускопф — белошвейку и шляпных дел мастерицу. Через три года она родила ему первенца Мирослава, а ещё через два — дочь Венцеславу. Это были, пожалуй, самые счастливые годы в жизни молодых супругов. Но начиналась Первая мировая война, шла мобилизация в армию. Рудольфу, уже пожившему в России и имевшему там многих друзей, не хотелось воевать против неё, а в Австро-Венгрии тоже было опасно оставаться — он легко мог попасть в категорию русинов, а значит, и в концлагеря, число которых в стране стремительно росло. Вместе с семьёй он отправляется в сторону границ России и находит пристанище в Бессарабии в коммуне, где им удалось пожить полтора года. Опыт существования в коммуне, где люди, помогая друг другу, проявляли лучшие человеческие качества, где главным принципом была взаимопомощь, сформировал и укрепил в душе молодого социалиста желание всю жизнь посвятить развитию именно такой формы коллективного существования людей.

Военная ситуация обострялась, и в России был издан указ, по которому всем иностранным гражданам, проживающим на приграничной территории страны, следовало уехать или вглубь самой России, или за её пределы. Семья Маречеков предпочла первый вариант и выбрала местом проживания Среднюю Азию. Но ещё по дороге, в Харькове, родился мой отец Боривой — третий ребёнок в семье Рудольфа и Белы, и это заставило их на время задержаться в этом городе, пока мать и ребёнок не окрепнут. Дальнейший путь, который они возобновили в середине 1917 года, оказался трагическим — в долгой дороге в плохо оборудованных вагонах старшие дети заразились скарлатиной и оба умерли в течение одной недели. Мирослава похоронили в Арыси, а Венцеславу в Ташкенте. Трудно вообразить себе, что пережила молодая пара, вынужденная оставить могилки своих детей в чужих краях и продолжать путь к назначенному месту.

В Верный они приехали осенью 1917 года с младшим сыном, которого спасло от смерти молоко матери. Начиналась новая жизнь, в новом климате, среди чужих людей с незнакомым языком. Надо было обладать невероятным мужеством, чтобы не только приспособиться и устоять на ногах, но ещё и встать в центр событий, перевернувших историю этого края.

Уже в декабре Маречека избирают председателем подпольной партийной организации большевиков Верного. В ночь со второго на третье марта 1918 года при его активном участии в городе происходит переворот, и власть переходит в руки большевиков. 10 марта Маречек избирается лидером фракции большевиков в облсовете рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. В те же дни он становится главным редактором областной газеты «Заря Свободы» — первого революционного органа Советов в Семиреченской области. В первом номере «Зари Свободы» Рудольф Павлович писал: «Граждане трудящиеся! …Приступая к новой трудовой работе для счастья всего народа, мы, солдаты 1-й роты революционной армии, …с великой надеждой заверяем, что твёрдо будем стоять за сохранение порядка и спокойствия. …Товарищи по защите, призываем вас к строгому соблюдению порядка, не оскверните честь солдата революционной армии, покажите, что вы истинные защитники Свободы, Равенства и Братства. …Граждане рабочие, казаки, солдаты, мусульмане, не верьте никаким лживым слухам, распускаемым лицами, желающими создать групповую и национальную рознь. Проникнитесь единым духом взаимности, забудьте эгоистичность, возьмитесь дружно за совместную работу, жертвуйте личным для общего блага. Не допускайте розни, ибо сплочение — великая сила, а рознь и разруха — страшный враг государства». Эти слова актуальны по сей день.

Весной того же года Маречек организует два больших обоза с людьми, готовыми к переезду в долину Иссык-Куля с целью создания там сельхозкоммуны. Вот что он вспоминает об этом: «…Коммуна должна была служить населению Семиреченской области образцом того, как работать на земле по-новому — коллективно, с использованием машин, без применения наёмного труда и без частного землевладения. Из Верного мы поехали через перевал Кастек, спустились в Чуйскую долину около Чёрной речки. После Рыбачьего мы с коммунарами отправились южным берегом озера. Южный берег был почти безлюдным — от Рыбачьего до самой Кольцовки мы не встретили ни одной живой души. По дороге валялись кое-где клочья войлока и остатки юрт, местами — разрушенные избы поселенцев.

Берега озера Иссык-Куль были опоясаны густыми зарослями облепихи или, как её тут называют, джарганака, камыша и чия. Ни один парусник, а тем более пароход не ходил ещё по Иссык-Кулю. Зато в этой безлюдной местности обитало несметное количество зайцев, лис, фазанов и куропаток. На озере плавали в огромном количестве дикие утки, гуси, лебеди, цапли и пеликаны. Казалось, что никто не нарушал их покоя. С пронзительным криком встречали нас стайки чаек, кружившихся в воздухе вокруг нашей экспедиции. Что ни шаг, взлетали фазаны — настоящее Эльдорадо для охотников.

В Кольцовке мы нашли с десяток русских семейств, ютившихся в бедных хатах-мазанках. Они нас хорошо приняли. Однако все их разговоры сводились не к революционным событиям того времени, волнующим весь мир, — они о них почти ничего не знали, а к трагичным событиям 1916 года, когда власть имущие стравили два народа. Они рассказывали нам о своём горе, о том, кто кого потерял и о своём разорении. Все они занимались только сельским хозяйством и жили очень бедно, одеты были в лохмотья. Мы рассказали им о задачах Советской власти и заверили, что жизнь скоро начнёт меняться, что помощь им придёт…»

9 июля Маречек совместно с Прокофием Гречко проводят съезд Советов Каракольского уезда и создают городскую организацию коммунистов. При этом Рудольф Павлович продолжает возглавлять организованную им сельхозкоммуну «Новая эра», обосновавшуюся на южном берегу Иссык-Куля. Но уже в сентябре 1918 года ему пришлось принять участие в чрезвычайно важном событии в жизни кыргызского народа — участие, которое ярко прорисовало мощные человеческие качества этого 30-летнего чеха. Именно ему предстояло преодолеть тяжелейшую дорогу в Китай с дипломатической миссией, неся амнистию кыргызам, бежавшим в Китай после восстания 1916 года.

20 сентября 1918-го, взяв с собой двух проводников-кыргызов, хорошо знавших местные горы, Маречек отправился в китайский город Учтурфан. Имея опыт хождения по горам в Татрах, он не представлял себе, что ожидало на пути в Китай. Ему с проводниками пришлось преодолевать высочайшие хребты Тянь-Шаньских гор, в том числе Терскей-Алатау и Кокшал-Тау, перевалы Каракольский, Пикертик и Кум-Ашу. В это время года горы уже были полностью заснежены, а во многих местах встречались трупы людей и животных. В Китае Рудольфа, как европейца, тут же арестовали, приняв за немецкого шпиона, оставшийся с ним проводник Амандык Канаев помочь ничем не смог, и Маречек был посажен в зиндан, где просидел почти месяц.

Спасло удивительное обстоятельство: когда его в один из дней вывели на базар, где заключённых кормили подаянием, Рудольфа заметил европейский путешественник. Это был француз Мартен, участвующий в кругосветном путешествии. Узнав у чеха об истории ареста и его дипломатической миссии, он принял активное участие в его освобождении и в том, чтобы немедленно состоялась официальная встреча с даутаем города. С этого дня Маречеку разрешили забирать с собой всех кыргызов, не имеющих долгов перед Китаем и желающих вернуться в родные долины. Ещё на первый же разговор с даутаем в помощь Маречеку пригласили молодого кыргыза-переводчика. Он хорошо знал несколько языков и так проникся идеей возвращения на родину и построения там молодого государства, что приложил очень много сил, чтобы как можно больше семей примкнуло к обозу, отправляющемуся в долины Семиречья. Это был двадцатилетний Данеке Иманов, для которого встреча с удивительным чехом послужила толчком к очень активной общественной деятельности во благо кыргызского народа.

Удивительная встреча двух европейцев — француза и чеха, на горных дорогах Китая, позволившая состояться возвращению сотен кыргызов на их Родину, стала ещё более значимой и невероятно интересной уже сейчас, спустя 100 лет! Ещё тогда, при расставании, Мартен подарил и подписал моему деду фотографию, на которой он запечатлён вместе со своей женой и громадным сенбернаром возле их ног. На фото пара путешественников хорошо экипирована, перепоясана ремнями, а за плечами видны винтовки. Так вот, теперь «случайная» находка в Интернете именно такой же фотографии рассказала о том, что эта супружеская пара входила в состав группы участников 15-летнего (!) кругосветного путешествия, организованного Французским географическим обществом ещё в 1907 году. Это удивительное путешествие должно было закончиться в 1922 году. Его история известна нам пока лишь в деталях — увы, трагических. Сам Мартен похоронил свою жену, умершую в этом путешествии, за две недели до встречи с Маречеком.

А тогда эти два удивительных европейца, встретившиеся далеко от своих родных мест, попрощались, обнявшись и пожав друг другу руки, и отправились каждый в свою сторону. Дорога Рудольфа Маречека вела через горы Тянь-Шаня в молодое социалистическое государство, а путь Мартена лежал в Индию через весь Китай.

Обоз в двадцать кыргызских семей, возвращаясь в родные края по заснеженным ущельям и перевалам, постепенно уменьшался, так как люди сворачивали группами в свои долины. Этот переход для самого Рудольфа Маречека едва не закончился гибелью, так как в одну из последних ночей у него украли тулуп и винтовку, лошадь утонула в сазах и его, уже сильно обмороженного, спас житель одного из айылов на берегу Иссык-Куля. Это были последние дни октября 1918 года. А в день первой годовщины советской власти — 7 ноября 1918 года, Рудольф Павлович произнёс свою праздничную речь не с трибуны, построенной к этому дню, а сидя в санях, так как ещё не мог вставать на обмороженные ноги. Но едва оправившись, он занялся организацией пунктов помощи для вновь прибывших семей.

Я рассказала только об одной странице жизни человека, идеи и старания которого окажут очень большое влияние на социальное и промышленное развитие нашего края. Это он в 1921 году уедет на свою родину с тем, чтобы за несколько лет собрать там сотни промышленных рабочих, готовых оставить свой край, продать имущество, дома и отправиться в далёкое Семиречье, везя с собой станки и оборудование для промышленных производств. Всего за несколько лет рабочие кооператива «Интергельпо», что в переводе с языка идо означало «взаимопомощь», смогли, начав с нуля, создать основу под многие производства в Киргизии, открыли детские сады и школы, построили дом культуры и заложили парк на большой территории, который и до сих пор является зелёной зоной и лёгкими нашего города.

Но чтобы всё это произошло, в голове именно такого человека, как Рудольф Павлович Маречек, должна была зародиться мысль, а в душе жгучее желание привезти со своей родины в глухой край Средней Азии необходимое оборудование, станки, материалы и людей, способных дать всему развитие. Надо было уехать в Чехию и там возбудить это желание и в душах многих людей, укрепить, развить его и материализовать в виде тяжёлого состава, заполненного людьми и оборудованием на перроне чешского города Жилина.

Понятно, что такие поезда, заполненные рабочими и увозившие техническое оборудование в сторону страны Советов, нарушали интересы властей, поэтому сам Маречек, как председатель кооператива «Интергельпо», был задержан и посажен в тюрьму. Освободившись с помощью товарищей из Российского диппредставительства, Рудольф Павлович, получив вид на жительство в России, а затем и гражданство, вместе с семьёй, в которой было уже четверо детей, уезжает, наконец, туда, куда рвётся его сердце, — в край Тянь-Шаньских гор и голубого Иссык-Куля, где он мечтал реализовать свои человеческие устремления.

Но вопреки всем человеческим надеждам и ожиданиям начинались тяжёлые годы репрессий, в жестоких жерновах которых погибло много совершенно невинных людей. В число этих людей попали даже несколько членов чехословацкого кооператива, приехавшие с желанием помочь молодому государству. В 1937 году арестовали и самого Рудольфа Маречека вместе со старшим сыном Боривоем, моим будущим отцом, — они обвинялись в шпионаже. Можно было бы назвать имена очень многих людей, погибших в годы репрессий, и склонить перед их памятью голову. Но я просто обязана вспомнить того молодого человека, о котором уже упоминала в связи с китайской историей Маречека, — Данеке Иманова, переводчика, принявшего большое участие в его освобождении и, главное, в оповещении широкого круга кыргызов об амнистии и возможности возврата в родные для них края. Этот образованный молодой человек, знавший несколько языков, стал активным помощником Рудольфа Маречека не только во время перехода из Китая в долины Семиречья, но и в дальнейшей работе по примирению и сплочению двух народов — кыргызского и русского. Начав свою работу агиторганизатором в горкоме Каракола, он очень быстро стал заместителем председателя бюро батраков, союза кошчи, заведующим областным отделом труда в Алма-Ате. Он активно работал и в Коканде, и в Оше на ответственных должностях — везде, куда его посылала партия. В 1925-1926 годах обучался в Москве в университете трудящихся Востока, после чего Данеке Иманова назначили председателем политпросвета в городе Фрунзе. Последней его должностью было руководство РИК Иссык-Кульского района. В 1937 году толкового, деятельного работника партии коммунистов арестовали органы НКВД, и с тех пор о его судьбе никто не ведает. Ни жена, ни дети, ни внуки так и не узнали, когда был расстрелян и где мог быть захоронен их муж, отец и дед, посвятивший всю жизнь развитию своей страны и кыргызского народа.

Нашей же семье повезло больше — и дед, и отец были освобождены спустя много месяцев, мужественно пережив тяжелейшее заключение, каждый день которого мог стать последним в их жизни. Но и это не сломило обоих — Боривой Маречек во время Великой Отечественной войны ушёл воевать в словацкий корпус генерала Свободы, где его наградили высшей наградой ЧССР. А Рудольф Павлович, работая преподавателем в сельхозтехникуме города Пржевальска, с начала войны возглавил службу сбора лекарственных трав для нужд фронтовиков. Рождённый в горной местности Моравии, а затем проживший большую часть жизни в Прииссыккулье, будучи в том возрасте, когда многие люди уже уходят на пенсию и сидят дома, он в те же годы создал в Пржевальске секцию альпинизма и начал активно водить молодёжь в горы. Покоряя одну за другой горные вершины, дарил им имена на правах первовосходителя: пики 800-летия Москвы, Дружбы народов, Большевик, Александра Морозова, Юлиуса Фучика, Пальмиро Тольятти, Георгия Димитрова, 28 панфиловцев, Клемента Готвальда, Антонина Запотоцкого и так далее. Всего альпинистами его секции покорено более 25 вершин. Несколько восхождений сделано совместно с чешскими экспедициями. И каждый раз группы возглавлял сухопарый, небольшого роста человек с густой копной седых волос, и это в возрасте более 70 лет! Последнее своё восхождение Рудольф Павлович сделал в 76 лет!

Я, его внучка, родилась уже после войны, и мои детство и юность прошли в замечательное время, когда победивший врага многонациональный народ восстанавливал страну, строил заводы и плотины, осваивал целину и строил БАМ, запускал первые в мире спутники Земли и рукоплескал гагаринскому «Поехали!» Нам хорошо мечталось и споро работалось, мы жили общими для всего народа целями, мы шли к общему для всех нас Светлому Будущему и были горды этим!

Поэтому я до сих пор в душе гражданка Той страны, где мы были едины и сильны, где архитектурную практику я проходила в Ленинграде, а отрабатывала свой диплом во Владивостоке; где моя мама — Анастасия Бондаренко, водила туристов по Северному Уралу и горному Алтаю. Я не хочу сужать своё воображение до границ маленькой республики в предгорьях Тянь-Шаня, хотя очень люблю этот край, являющийся моей Родиной. Мне уже самой восьмой десяток лет, и я всё чаще задумываюсь о том, смогла ли я самореализоваться и в какой степени, что оставлю после себя в этом мире? Но пример близкого мне человека, моего деда, говорит о том, что можно родиться в маленьком селе в крошечной Моравии, но вырастить в себе душу, способную на грандиозные идеи и мощные поступки, меняющие жизни тысяч людей, способную творить историю человечества. Вот только дано это далеко не всем людям.

Несколько месяцев назад моя внучка Ксения Маречек вернулась из Австрии победительницей международного конкурса визажистов. Конкурс проходил в том же краю, где гуляли по венскому лесу мои дедушка и бабушка, где зарождался его род и звучала фамилия Маречека. И вот через 100 с лишним лет эта фамилия опять прозвучала в том же краю! Значит, не угасли искры, когда-то зажжённые пламенной душой нашего деда и прадеда, если наши внуки способны выдержать международный масштаб и победить!

Пока мы будем помнить наших прадедов и беречь в своих душах хотя бы искры их сердец, наше будущее и будущее наших правнуков будет созидательным!

…А пра-пра-правнук Рудольфа Павловича — Егорка Маречек, уже топает ножками по Земле и радуется первым весенним побегам.

source Эльвира Боривоевна МАРЕЧЕК.
http://www.brownplatform.com/2013/03/la-fleur-smartphone.html Бишкек.
go to site Фото из архива автора.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *