Это был день надежды…

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Восемь лет минуло со дня кровавых событий, развернувшихся на площади Ала-Тоо 7 апреля 2010 года. Эта скорбная дата разделила биографию страны на две части, на «до» и «после». Конечно, спустя восемь лет мы смотрим немного другим взглядом на те события. Что-то забывается, что-то в суете современных реалий становится уже менее актуальным, какие-то ожидания, витавшие в умах и душах людей в тот момент, не оправдались.

Поэтому так важно было закрепить в сознании не только будущих поколений, но и наших современников память о том важном для истории страны дне. Монумент памяти погибшим 7 апреля 2010 года можно назвать одним из лучших памятников современного Кыргызстана. Его авторы — скульптор С. Ажиев, архитекторы У. Бейшенбиев и Т. Алыкулов. Очень просто и в то же время глубоко символично скульптурная композиция отразила всё, что происходило в стране со времени обретения суверенитета. Мемориал стал прообразом чувств и эмоций, с которыми шли восемь лет назад на смерть под ураганный огонь участники апрельских событий.

Накануне 7 апреля мы побывали в мастерской скульптора Садабека Ажиева и поговорили о том, как создавался монумент. Как рассказал мастер, об объявленном конкурсе он узнал за неделю до окончания сроков подачи проектов. Идея пришла быстро.

— Мыслил я так: в этот день погибли простые граждане, чьи-то отцы, сыновья, мужья. За что они погибли, к чему стремились? Для меня было важно ответить на эти вопросы и передать через скульптурные образы трагедию людей, — поделился воспоминаниями С. Ажиев.

Первоначально скульптором в проекте замысливался куб, из-за которого выходят люди. Но после работы над эскизами куб превратился в плиту, разделённую на чёрное и белое, где тёмную часть пытаются столкнуть восставшие люди. Это решение оказалось очень выигрышным. Многие авторы, представлявшие на конкурс свои проекты, предлагали монумент исполнить в виде надгробия, что не отражало всей сути свершившегося события, а лишь подчёркивало горечь утраты. Поэтому замысел С. Ажиева поддержало всё конкурсное жюри, состоявшее из профессиональных художников и архитекторов.

Впрочем, потом при обсуждении проекта, скульптору ещё предстояло отстаивать свою идею. На проходивших худсоветах мастеру предлагали вместо трёх фигур поставить пять-шесть, чтобы придать эффект массовости, да ещё и положить умирающих, чтобы усилить драматизм. Но автор смог отстоять лаконичность композиции и в то же время сохранить напряжение и драматизм, передав это через фигуры и лица скульптурных изваяний. Ажиев особо настаивал на том, чтобы фигуры восставших отливали в Москве, и именно из бронзы.

— В Бишкеке отливают из латуни кустарным способом, что, конечно же, в итоге не лучшим образом отражается на качестве. Учитывая важность мемориала, необходимость сохранения его художественной ценности, я смог убедить комиссию заказать оливку в Москве, где этим занимаются профессионалы, — рассказал С. Ажиев.

— Спустя время, что-то хотелось бы изменить в этом проекте? — поинтересовался я у скульптора.

— Лучше было бы сделать его крупнее. Но сроки исполнения тогда оказались такими сжатыми, что на большой объект времени не оставалось. В облицовке предполагалось использовать чисто белый камень. К сожалению, исполнитель строительных работ завёз плитку с серым оттенком. И швы чёрной плитки не сделали плотными, как хотелось бы, — посетовал мой собеседник. — К своим проектам всегда отношусь предвзято, иногда смотришь и думаешь, что-то можно было сделать по-другому, видишь какие-то новые возможные варианты.

Признанием талантливости исполнения мемориала памяти жертвам событий 7 апреля 2010 года может служить тот факт, что многие участники Апрельской революции в скульптурных фигурах узнавали себя и благодарили мастера за то, что он запечатлел их. Но это собирательные образы, признаётся скульптор. В этом, пожалуй, и заключается сила искусства: люди, бывшие в тот день на площади, настолько попали под воздействие созданных образов, что отождествляют себя с изображённым. Ведь оно умело передаёт чувства и эмоции, какие они пережили в тот день.

— Чем же для вас лично является день 7 апреля? — спросил я скульптора.

— Это день надежды. День, когда народ поверил, что может изменить жизнь к лучшему своими силами, — поделился мыслями мой собеседник.

Садабек Ажиев — один из интересных скульпторов нашей страны. Он имеет звания народного художника, заслуженного деятеля культуры, лауреат госпремии им. Токтогула. Вот только несколько работ, которые позволяют судить о мастерстве и уровне его таланта. Он один из соавторов монументального комплекса «Ата-Бейит», автор скульптурного изваяния Чингизу Айтматову, что поставлен в столице у здания Агропрома. Он работал над мемориалом памяти жертвам восстания 1916 года и скульптурой Манаса, установленной в исторической части Стамбула.

Работая над такими сложными и важными проектами, как мемориал «Ата-Бейит» или комплекс, посвящённый трагическим событиям Уркуна, мастер пытался избежать официозности, политизированости. Оставаясь верен себе, старался передать трагедию человеческих судеб, вызвать у зрителя живые эмоции, размышления над пережитым историческим опытом.

— Меня всегда привлекала тематика Уркуна, — рассказал С. Ажиев. — В создании идеи этого мемориала требовался разноплановый подход. Ведь тогда погибали не только кыргызы, но и русские крестьяне. Это монумент о трагедии простых людей, которые стали жертвами провокаций, интриг, чужих интересов. Как-то на одном из обсуждений этого проекта Алмазбек Атамбаев хорошо сказал, что в мемориале не должно присутствовать оружия. Мне кажется, это правильно.

Запоминающийся, волнующий образ — висящие стремена на центральной части мемориального комплекса. За них шли большие баталии на художественных советах с этнографами и акынами.

— Мне сказали, почему стремена висят в воздухе, такого никогда не бывает, в юрте их не вешают. Приходилось доказывать, что это художественный образ погибших всадников, это память о них, — говорит С. Ажиев. — Тяжело было отстаивать своё видение. Монументальное искусство символично, необходимо найти собирательный образ, лаконичный и понятный зрителю.

В мастерской С. Ажиева можно увидеть несколько небольших скульптурных изображений Чингиза Айтматова. Создавая памятник великому писателю, что ныне стоит в Бишкеке, Ажиев внимательно перечитывал романы и повести Чингиза Торекуловича, изучал его портреты и фотографии. Старался через произведения и изображения мастера пера осознать, почувствовать его образ, чтобы потом воплотить в бронзе.

— Меня многие критиковали, что в памятнике Айтматов запечатлён молодым, а не таким, каким выглядел в более зрелые годы. Я попытался передать его образ, когда писатель был на пике создания своих самых ярких романов и повестей. В моём сознании он остаётся молодым, современным нам, — рассказал о своей идее скульптор. — Фигура его выбрана тоже не случайно. Я изучал этот момент и узнал, что, выезжая на природу, в горы, Айтматов любил гулять, закинув пиджак за плечо. Поэтому я и запечатлел его таким.

Многие сетовали, что скульптура небольшого размера. Люди думают, раз Айтматов — гений, значит, его памятник должен быть громадным, — продолжил рассказывать С. Ажиев. — Я исходил из того, что изваяние нашего знаменитого романиста и мыслителя не должно подавлять зрителя. Он писатель, а значит, наш собеседник, который говорит со своими читателями на равных. И только поэтому мы верим ему, учимся и познаём мир через его произведения, потому что нет давления. Поэтому его изваяние я создал камерным, чуть выше человеческого роста, чтобы сделать его образ понятным и близким нам.

Идей и творческих планов, по признанию скульптора, у него много. Но не всегда есть возможность воплощать в жизнь задуманное. Скульптура — искусство затратное, специфическое.

— Хотелось бы воспеть человека труда. У меня есть идея памятника учителю. Это изваяние женщины в древних струящихся одеяниях, перед ней развёрнута книга в виде раскрывшихся лепестков, на которых начертаны буквы из различных алфавитов. Скульптура помещается на постаменте с рельефом, на котором изображены люди всех профессий, потому что нас всех учит учитель. Хотелось бы поработать над такими проектами, — рассказал С. Ажиев. — У нас не практикуется установка в городском интерьере малых скульптурных композиций. Заграницей это более развито. Можно применить этот опыт и в нашей стране, это позволило бы воспитывать молодёжь с помощью искусства, помогло бы украсить город, сделать его более привлекательным с точки зрения туризма.

Дмитрий АЩЕУЛОВ.
Фото Игоря САПОЖНИКОВА.

Добавить комментарий