Cлучай в Орноке. Тянь-Шань

«…Сейчас вновь всё чаще и чаще начинают показывать летающие объекты, всё чаще и чаще вновь начинают говорить о пришельцах, о других цивилизациях. Это понятно — людей надо будоражить, хоть что-то необычное, интригующее вносить в их жизнь. Но Вселенная говорит: человечество, ты одно во всей Вселенной. Более нет других цивилизаций (…) И единственное, что можно было создать, это то, что есть! Не надо строить иллюзий. А фантазировать можно? Не надо!.. Мы идём по этому пути, напоминаю, обычной, традиционной науки…» (С. Коновалов, врач).

Всё правильно, однако это не мешает автору посыла — выше по тексту — признать крайне сомнительным известный подход Ч. Дарвина. В отношении происхождения человека. И вполне убедительно. Но ведь Дарвин и есть она — эта самая традиционная наука. Как быть? Правильнее — не быть. Прежде всего категоричным в суждениях. Вселенная многое может открыть. Но только то, о чём догадываемся. Мы же многого не понимаем. Из видимого вроде бы даже воочию. А непонятое так и остаётся за семью печатями и десятью замками. Об этом и поговорим. Право, есть о чём.

Зашёл Юра Мануйлов, для нынешнего состава «Слова Кыргызстана» — Юрий Викторович, заместитель ответственного секретаря тогдашней «Советской Киргизии». Вроде бы как начальник — по оперативному выпуску текущего номера, и положил на стол срыв телетайпной ленты: «Посмотри!» ТАССовская оперативка сообщала: у карельского Петрозаводска что-то произошло. Позднее это «что-то» назовут Петрозаводским феноменом или аномальным явлением от 20 сентября 1977 года.

Из официального правительственного сообщения следовало, что с четырёх утра московского времени в течение десяти минут к северу от места события и на территории Ленинградской области, в соседней Финляндии, очевидцы наблюдали летевший объект с отходящими от него «длинными полосами белого, жёлтого, багрового, синеватого и даже зелёного цветов». Почему «даже» — объяснений не прилагалось. Как не было, сообщалось, и звукового сопровождения. Вся странность — по свидетельству сотни очевидцев, напоминала медузу. Подобного в этих местах не видели. Потом прояснилось по XVIII веку, всё же было, такое же — медузное. Чуть позже явление напомнило о себе — снова по Петрозаводску, но в иной форме.

А тогда Юра пояснил: «Уже поступил запрет на публикацию — ставить не будем. Читай, пока есть что!» Не поставили. Юрий Викторович инструкций не нарушал. Случается и такое.

Тем не менее общесоюзные «Известия» и «Социндустрия», несколько местных изданий сделали вид, что запрещение приняли после выхода номеров в свет. Такое ослушание грозило серьёзными последствиями. Хотя временная нестыковка может и вправду привела к тому, что страна узнала о странности, которая предназначалась не всем и в которой так и не смогла разобраться. До нынешнего дня. Разве что поняли — к запуску ракет событие отношения не имело, что происходило оно на высоте примерно 6-15 километров. Военные от комментария уклонились. Но проект «Сетка» заложили (1977-1991). Тотальный заброс на НЛО принёс массу неожиданного.

К сообщённому тогда Ю. Мануйловым я сам отнёсся серьёзней, чем это могло показаться коллеге. В том числе потому, что уже имел опыт наблюдения странностей, которые никем и никогда не объяснялись. Но были любопытны. Хотя бы тем, что подводили к выводу: наше окружение мира и его объяснения далеко не так однозначны, как это вталкивали нам в головы. И того, от чего отталкивался в той нехитрой своей посылке по-прежнему без счёта. К тому, что с петрозаводского феномена начат отсчёт отечественной уфологии. Она заявляла о себе и раньше, но только в форме фантастических рассказов и соответствующего к ним читательского отношения.

Спустя относительно короткое время взбудоражили народ и мои «Это были пришельцы» — своим непритязательным заголовком. О странном случае, имевшем место в киевском гидропарке. Наверное, не было тогда издания, которое не откликнулось перепечаткой и мешками писем.

Именно тогда прорвало всерьёз. Подробности, детали, рисунки, имена — от простых до авторитетных. Читатель сбрасывал то, во что, по сути, не позволял верить самому себе. Выговаривался о виденном собственными глазами. Понимая, что такое становится возможным. Часть той увесистой коллекции до сих пор прописана в моём архиве. Не верить сообщённому со всех концов Союза оснований не было, как и искренности обратившихся в редакцию людей.

Но уже тогда, на фазе подготовки заметок к печати, стало понятным, что это, прошедшее достаточно строгую мою собственную цензуру, скорее всего, споткнётся о скепсис начальства. Слишком уж о непривычном шла речь. А навязчивой — по западному образцу, нынешней бульварщиной, тогда даже не пахло. Моральное здоровье сознательно разодранного на куски народа оставалось прочным. Оно и сейчас такое же, несмотря на ждущие восстановления потери.

Стало понятно, что нужно искать какую-то поддержку. К удивлению, отыскалась быстро. В Академии наук на мой достаточно странный для «традиционной науки» вопрос порекомендовали обратиться к академику Писаренко, такой в науке величине, что выше, кажется, не бывает. Напомню, что по инициативе Георгия Степановича ещё в 1966 году создан Институт проблем прочности Академии наук тогдашней УССР. Не знаю, в каком виде он сегодня — после перестроечно-нацистского погрома. Источники уверяют, что уцелел и даже носит имя своего создателя. Изначально был нацелен на решение проблем атомной энергетики, газотурбостроения, авиационной, ракетно-космической техники и других важнейших отраслей машиностроения, покрытых ныне изрядным мхом незалежности, которое еще сотрёт многое из прежде наработанного, включая народы и их недоношенные государства.

Короче, рассказал о сути и деталях обращения и услышал совсем уж неожиданное: «Публиковать и не затягивать!» На всякий случай спросил: «Прикроете, когда вопль начнётся?» В ответ услышал короткое: «Прикрою!»

Редакционный конвейер включился. В конце его работы вызвал редактор А. Зоненко, один из наиболее авторитетных редакторов за всю историю украинской журналистики. На столе полоса с заметками. За очками вопрос. Молча кладу на вёрстку лист бумаги с записью «вертушки» (линия правительственной связи) научной именитости.

На следующий день в редакцию первым позвонил глава республики Владимир Васильевич Щербицкий. Он, случалось, откликался и на мою работу — кому-то, из тронутых вниманием, это отзывалось орденом, кому-то — деловым предложением. А тогда услышал лишь короткий комментарий: «Ну, ребята, вы даёте!» Это была первая оценка новой по факту для отечественной печати темы как начало серьёзной самостоятельной её жизни на союзных просторах.

О других перипетиях той истории, как и о ней самой, рассказывать не буду. Кому любопытно, сам отыщет. Замечу только ряд частностей. Ту, например, что уфологическую тему никогда не считал своей. Даже несмотря на лестное предложение известного уфолога Владимира Степановича Ажажи. О сотрудничестве. Личное. Но тогда мне мой ангел-хранитель шепнул на ухо: «В это не лезь, тебе есть чем заняться». Трогал лишь кое-что, но крайне редко, и по совсем уж неординарным поводам.

То, что на снимке и увеличенной выпечатке из него, — один из них. Ни к петрозаводскому феномену, ни к киевскому явлению, ни даже к Челябинскому случаю в Чебаркуле, как и иному, отношения не имеет. Впрочем, кто их знает — пути Господни.

Снимал сам — за Орноком, селом по побережью Иссык-Куля, что у предгорья тянь-шаньского хребта Кунгей-Ала-Тоо. Имеет ли отношение к пришельцам, не знаю. Конфигурация объекта на нечаянном фото, его геометрические обводы побуждают к техногенному подходу, но и к неопределённости вывода. Впрочем, обозначенное не для глаз — они ничего не заметили. Фотообъектив оказался проворней, способным доказать, что подобное может принимать разные формы. Возможно. Гадать не буду. Лучше поговорим об обстоятельствах и о причинах этой съёмки.

Иссык-кульские красоты — тема особая и бесконечная. В этом конкретном месте они выражены в скромном варианте. Хотя само это место более чем уникально. Поэтому, собственно, и отметился здесь с кофром за плечом. Дело в том, что по правому обрезу снимка природа проложила естественный переход в сторону казахстанского пограничья. Дорогу пытаются окультурить уже много лет. Удерживает понимание, что она в современном виде не лучшим образом скажется на озёрной жемчужине континента. Поэтому так и остаётся — почти тропой в сторону относительно близкой от места этой съёмки Алма-Аты. Всего полсотни километров, если напрямую — к северу. Почти без помех и до самого берега Северного Ледовитого океана как места, которое испокон веку известно как Гиперборея, страна чудес и благоденствия. Сколько раз и почему совершались эти переходы и в чём были причины перемещений, для нынешней науки всё ещё накрыто плотным одеялом понятийной смуты.

Точнее, с тем, что предок использовал для перехода именно это место тысячи лет. Для перемещения из северных широт в южные. Отсюда, через нынешние Рыбачье, Кочкорку и Ат-Баши, перевалы Долон и Торугарт, через Восточный Туркестан, известный как Пегая Русь — с её уйгурами, тохарами-токарами, почти на 100 процентов отмеченными генным маркером R1a1, который назвали русским, до Китая, всей Юго-Восточной Азии, Афганистана, Аравии, Персии. Причины и пояснения требуют закладки в перспективе новых тем. Здесь только о том, что в своей аналитике обозначаю этот переход как Киргизский меридианный сухопутный коридор.

Почему киргизский? Да потому хотя бы, что вплоть до времён Новой истории казахи так же обозначались киргизами. Как и узбеки не были таковыми вплоть до решений ещё совсем молодой советской власти. Это согласно ей сарты — дети Божественной собаки из созвездия Пса стали именоваться потомками успешного воителя хана Узбека. Следов же почитателей небесного Пса, вроде бы как прибывших некогда из его небесных чертогов на Землю, как говорится, без счёта. От Кореи и Карелии, через Великий Новгород. Можно и показать, и посмотреть. Короче, здесь, всё пропитано следами информации в самых различных её проявлениях. Даже наш снимок — её прямой след. Как и активных перемещений предка именно по этим местам — потому что здесь можно было переместить и себя, и скот через горный пояс. А также в виде мегалитов, петроглифов, следов древних поселений как вблизи самого Орнока, так и в относительно близких Баян-Журека, Саймалы-Таша, ещё более близкой Чолпон-Аты. Все представлено в обилии и наглядности. Предок не врал о том, что видел, потому что не умел. Это мы научились. Да и то относительно недавно. Митингуем, шумим, протестуем. Отзываются виды энергии в разных её проявлениях. Так нечто похожее на шар формировалось над намеренно вводимой в истерику толпой у ещё не снесённого тогда памятника Ленину в Киеве — основателю так и несостоявшегося украинского государства. И шар этот пульсировал в такт с эмоциями толпы. Может быть, поэтому и нет на таких снимках привычной для глаз чёткости материального мира, а только информационно-волновой оттиск. Точнее, информационно-энергетический.

Пересечение в этой части пространства двух сквозных коридоров — помянутого меридианного и Шёлкового в Степном его оформлении не может проявить себя в разных видах. От знаковых, о чём не раз уже рассказывал, до разного рода проявлений НЛО.

При чуть более внимательном осмотре снимка нельзя не увидеть на нём некоего пятна, похожего вроде бы на отпечаток пальца, наложенный прямо на белую чёрточку этой небесной странности. Тем не менее сам снимок чист. В смысле, не подвергался никакой ретушной правке, никаких вставок и видовых дополнений. Поэтому расцениваю эту визуальную досаду как некое волновое защитное окружение типа плазменного. Если точно помню, то нечто такое же предполагалось создавать перед носом истребителя — для обеспечения тому огромной скорости в полёте. Как ныне решена проблема, наглядно показано российским лидером. Мир задумался.

К нынешнему дню накопилось уже достаточно открытых исследовательских материалов, чтобы понять: значительная часть неопознанных летающих объектов носит природный характер. Но таких наблюдений ещё крайне мало для определения характера их физической сути. Часть того, что уверенно относим к НЛО, явно отмечена антропогенным следом. Такие аппараты создают уже достаточно давно — с сороковых годов прошлого века. Все разработки тщательно маскируют, но используют уже настолько широко, что такой вывод уже неизбежен. Маскируют по-разному. Например, в хрущёвский период раскрутили так называемую целинную эпопею, за реальной сутью которой была укрыта тщательно и глубоко продуманная советская космическая программа. При Владимире Путине — уже в наши дни, за вроде бы масштабным, уже вроде бы окончательным и достаточно широко афишируемым разгромом советской военной структуры были созданы и реализованы условия для её тотального рывка. Он позволил не только приглушить амбиции гегемона, поставить на реальное его место, но и вернуть России статус великой державы. Понятно, не на пустом месте, а своём собственном.

Тем не менее в таком — тарелочном летающем взгляде — остаётся небольшое место для того, что всё ещё внятно не объяснено. Или скрывается тщательней всего. При этом подход маскировки реальности явно не всегда убедителен. Сам сталкивался с таким эпизодом на примере так называемого кировоградского эпизода. О нём в своё время достаточно подробно рассказывал читателю на страницах ведущей тогда «Правды Украины». В уфологической литературе ему уделено достаточно внимания. Смысла повторяться не вижу.

Ту публикацию побудил вспомнить другой снимок. Сделал его прямо с балкона собственного дома. Необычно яркая звезда несколько дней маячила перед глазами, никуда не перемещаясь, как это вроде бы должно было быть. Взял в руки фотоаппарат, распечатал увиденное с незначительным увеличением. Получил по хлопотам чётко оконтуренный треугольник в явно плазменном окружении. На привычную звезду или планету это явно не походило. НЛО? Не знаю. Но и невозможно не видеть, что это некий физический объект — именно в данном случае он явно окружён мощным силовым полем. Каким, для чего? Вопрос открыт. Как и тот, который поставлен питерским врачом. Помним цитату? О нашей единственности во Вселенной. Похоже, что всё сложнее. Особенно в оценках плохо познанного. Практически всё ещё вовсе непознанного. Хоть так, но всё ж таки что-то открывается. Вроде бы нормальный процесс познания. Как обычно, и мучительный, и противоречивый, нередко злонамеренно лукавый, к чему ещё вернёмся.

А вот то, что на левом снимке, сделанном в относительной близи от Орнока. Ритуальный танец? Что-то изучающий пришелец? Или солнечный человек, как это следует из монографии исследователя местных петроглифов Радия Нурмаметова? Я к тому, что Радий Гаязович в своём подходе, как истинный научный копатель, дёргал больше патриотическую струну. Это повсеместно принято в так называемых национальных науках. Иначе с кандидатской лишние хлопоты. Лучше уж сразу, как у людей, чётко и внятно. Но как быть с соседним снимком? Он из местечка Вале-Комоника, что в итальянской части альпийских предгорий. Мало того что непонятен смысл изображённого, а тут ещё и почти полная схожесть. Не увидеть трудно: один сюжет, одна рука, вплоть до деталей. Чего только? Откуда это чудо прямого сходства, странного для разноса в тысячи километров. Тем менее оно в наличии. След общности явлений в Пространстве? Нимало не сомневаюсь.

Потому что часто натыкаешься и не на такое. За помянутым перевалом Безымянный, что на киргизской государственной границе, есть местечко Турфан с широко известной пещерой Бизиклик и её фресками. Только с датировкой спецы от археологической науки путаются. Спасибо за цифру в 2 ст. до Р. Х. То есть от узаконенных, но ничем не подтверждённых начал Шёлкового пути. Проблема в том, что сам путь во всех его названиях явно старше. Хотя бы потому, что конкретно эта трансконтинентальная «тропа» существует столько лет, сколько сам человек занят охотой, торговлей, товарным обменом, обманом и войнами, в конце концов. Если не много больше. Иное — бессмыслица. Как водится, научная. Пояснения для другого раза. К Турфану вернёмся. Всё в своё время. Есть повод.

Вроде бы чушь и иное — при приложении к нынешнему календарю. Буддийский монах рядом с монахом европейского типа, что сложил руки в почти старообрядческом молении, хотя точнее сказать так — исконно родовом, поскольку христианство по времени ещё очень далеко впереди. Но этот казус можно хотя бы как-то объяснить, что здесь не наша цель.

Любопытней в этой связи другое. Чётко представленный на рисунке реактивный дрон как автоматический летательный аппарат. Из тех, модель которых ещё не создана. Между двумя древними монахами — тохаром, как ещё будущим уйгуром, и китайцем до периода сложения последних в нынешний этнос. Если с будущим уйгуром и таким же китайцем хоть что-то понятно, то с летательным аппаратом между ними всё сложнее. Реальность только в самом изображении.

Тем не менее подобным казусам нет счёта. Один из них связан с именем в традиционной науке, с которым бодаться сложно и тем не менее попробовали. Сразу же после кончины авторитета. Речь о создателе таблицы Периодической системы химических элементов Д. Менделееве, что открыта им в 1869 году. И обозначена под авторским названием «Периодическая система элементов по группам и рядам». Его таблица известна всему миру, признана, подтверждена практикой и никем не оспаривается. Вроде бы. Тем не менее из основополагающего открытия несогласными с ним выпахан целый ряд, который именовался под общим обозначением эфира. Он, этот ряд, даже включал в себя самостоятельный элемент под авторским названием Ньютоний. Как начало явления. С предположением, что в нём ещё будут открыты существенные подробности — из тех, которые, по мысли учёного, не поддались осмыслению, но с уверенностью, что их время наступит.

Сегодня странность ситуации объясняют так. Эфир в авторской подаче — это некая гипотетическая среда, которая проявляет себя в виде электромагнитных волн. Сама же концепция светоносного эфира была в своё время выдвинута Рене Декартом, обоснована электромагнитной теорией Максвелла и рассматривалась И. Ньютоном как материальный аналог абсолютного пространства. Но после ухода в лучший из миров самого Дмитрия Ивановича обоснованный им нулевой подход был из таблицы попросту выпахан.

На том основании, что «непреодолимые трудности побудили физиков отказаться от понятия эфира и признать электромагнитное поле самодостаточным физическим явлением, который не нуждается в самостоятельном носителе». Проще говоря, гения отнесли к дуракам и недоумкам, что вполне в духе традиционной науки, и решили слегка поправить. Без внятных объяснений и осмысливания всего поля подходов. Но многое при таком подходе тоже не выглядит однозначным и безупречным.

Кто и с какой целью провёл акцию и демонстративно её скрыл? Догадки есть, с фактами сложнее. Объяснения, которые появляются сегодня, убедительными не выглядят. И это на фоне, как не без патетики отмечалось кем-то в печати, «в единую нить жертвенного служения лучших представителей и носителей бессмертной Русской Физической Мысли, благу народов, общественной пользе, внесли в нараставшую волну безответственности в высших слоях общества того времени». Понятно, в наше время всё уже не так — хуже.

В подтверждение сложности явления приведу такой пример. Есть на подходах к Москве такое крохотное селение с распространённым названием Ельня. Это где-то у самого обвода знаменитого Бородинского поля. К тому, что жители этого местечка стали свидетелями некой странности, поименованной ими как «явление чёрного монаха», зафиксированного множеством очевидцев. Об этом случае рассказал в своей публикации под названием «Ельня. Призраки ушедшего времени». С таким и подобным сталкивается огромное число наблюдателей. При съёмках в Бишкеке натолкнулся на него и я. Нечаянно. В Аравии тоже. Можно показывать. Явлению посвятил свою исследовательскую деятельность и воронежский исследователь Генрих Силанов, оставив после себя несметное число фотосвидетельств. Но здесь важнее вопрос: как к такому относиться? Как проявлению электромагнитных полей или всё-таки эфирных, свойства которые всё ещё лишь вчерне намечены? Сам Генрих Михайлович к своим многочисленным картинкам приложил определение не Менделеева — опасения исследователя понятны, а своё собственное. Оно обозначено им как следы памяти прошлого, того самого эфира, который был внесён великим химиком в свою неоспоримую таблицу.

Известно и то, что сам Дмитрий Иванович Менделеев к явлению, задолго до него обозначенному эфиром, относился настолько серьёзно, что определил его всемирной субстанциональной сущностью с фундаментальной научной и прикладной значимостью в раскрытии тайн Бытия и для улучшения народнохозяйственной жизни людей.

Насколько прав? Сегодня с лёгкой руки исследователей эфир как явление — закономерность понятия Космоса, всей Вселенной в её живом, творящем всё и вся проявлении. Можно ли её наблюдать в визуальном виде? По сути, Генрих Силанов, да и не только он, доказал, что такой подход вполне возможен.

К примеру, то, что на снимке, вынесенном нами в качестве аватара к этим заметкам, вовсе не НЛО, хотя принять за таковой не так уж и сложно. Глаз этого не видит, а только фотоаппарат — примитивный даже по нынешним меркам прибор. Но всё, как известно, начинается с малого. Чаще всего такие проявления бытовой оптики именуют плазмоидами, что неточно, орбами, или макоидами, что также далеко от точности. Связь с электромагнитными полями в явлении тоже не всегда улавливается. Скорее всего, это и есть след эфира. Того самого, что не показался традиционной, всегда претендующей на истину в последней инстанции науке. Похоже, не исключается эфирный след в зафиксированном нами орнокском явлении. Зато чётко передан в древней пластике киргизского Чильпека, о чём уже рассказывал. Таких можно представить на обозрение в бессчётном количестве. Возможности есть. Но и без того перебор иллюстрации.

Всё уверенней склоняюсь к тому, что в своё время рассказанный массовому читателю случай в киевском Гидропарке представляет не столько реальность, сколько возможности эфира. А они, похоже, безграничны. В этом наглядно убедил случай с бишкекской свояченицей. Тяжёлая онкология, к тому же уже изрядно запущенная. Сказать, что Зарема прилетела в Киев в паническом состоянии, не сказать ничего. Но нужно было что-то делать. Кто попадал в подобное или похожее, прекрасно понимает, что в таких случаях приходится разгребать. Использовали даже то, что и близко не стояло с общепринятыми методиками лечения. Например, когда свояченица объявила, что лекарства «при химии» резко ухудшают процесс, на помощь пришёл запорожский исследователь Николай Васильевич Тиханков. С парадоксальным предложением — свойства химического препарата, показанного при этой фазе лечения, переводить на простую воду. Сделал. Организм откликнулся и привёл в действие нужные на ту часть процесса оздоровления реакции. Тот случай, когда лекарства не помогают, а действительно лечат. Если использовать эфирные подходы великого химика. Такое в лечении не новость. Есть и иное, что впечатляют не меньше. Подтверждается практикой, статистикой, научными обоснованиями. Но усердно блокируется давно уже мафиозной фармацией. За примерами можно заглянуть в аптеку. Любую. О научной практике киевского биохимика Александра Николаенко и её возможностях. Уже рассказывал.

Сегодня меня наверняка поправят замечанием, что речь идёт о возможностях так называемых торсионных полей. Степень кашерности такого определения сегодня считается более приемлемой. Попросил консультанта уточнить: «Великую учёность навеки записали в научные неадекваты?» И услышал в ответ: «Получается, что так». Короче, как по известной поговорке: «хоть горшком назови, только в печь не ставь». Правильная терминология волнует нас здесь меньше всего. Когда-то определится. Поэтому зацикливаться на ней не будем. Истина далеко не всегда рождается в спорах. Часто бывает наоборот — она лишь уводит от неё. Здесь такой случай.

В началах заметок мы обращались к мысли уважаемого, и не только мной, питерского врача, который упор в лечении делает всё же на эфир. Точнее, по его определению, первичную Энергию Сотворения. Божественную. От имени церкви его поругивают. Мягко говоря. Но как умеют, как привыкли. Исследователь отбивается, что к культам и их проблемам отношения не имеет. Мы понимаем так, что церковь всё-таки — организация больше политическая, вся. Со своими давними традициями и проблемами, а Сергей Сергеевич — исследователь, и больше склоняется к науке. Вот ещё одна его мысль — в продолжение им же и сказанного: «Только не надо спешить! Можно всё поломать, поломать себя, уничтожить, унизить, пригвоздить… Этого не должно быть!» (С. Коновалов). Но случается. Человек многое умеет, мучительно думает, ищет и делает. Так и должно быть. Ведь корни результата только в этом.

Так что, конец идее НЛО? Увы-увы. Возможно, странность, нечаянно пойманная в Орноке, подтверждает именно такой подход. Но если так, то с тронутой темой всё усложняется, поскольку возникают безответные вопросы. Например, как быть с одним из сюжетов сербского православного монастыря Високи Дечани, что построен в Косово ещё в XIV веке. Это не трактуют никак, просто показывают, и всё. И на том спасибо. Нам, сегодняшним, тема изображённого вроде бы понятна, предок однозначно воспринимал её как божественную. После Ю. Гагарина, которого видел в подростках, стало сложнее.

Или как быть с рисунком на одном из древних камней в предгорьях Кунгей-Ала-Тоо, где изображена сцена моления на нечто пролетающее в небесах. И как быть с находками в Хибинах, Бочково, Дальногорске или с тем, что летало после аварии на Чернобыльской АЭС? После его манёвров радиационный фон заметно понизился. Проверял сам армейским прибором. Он же показал, что поле аэропорта в Ростове-на-Дону после этих облётов и странных малиновых облаков над посёлками у ЧАЭС «фонило» больше. За нами присматривают, чтобы не сотворили ещё чего-то подобного? И как быть с тем, что исследователи называют Чёрным принцем, Чёрным рыцарем — неким вроде бы инопланетным зондом. Или с рассказанным именитой лётчицей Мариной Попович и реакцией академика Георгия Писаренко?

На следующий день позвонил на зачищавшую раны ЧАЭС. Сказали, что странную «малину» и отчётливо — сквозь неё звёзды в небе, видели, но природу явления объяснить не могут. В тот же день или в ближний к нему объявился читатель из Житомира или Коростеня. Сообщил, что из виденного им тоже облака «выполз» зелёный неоновый луч — типа прожекторного, поёрзал по путям железнодорожного узла и медленно вполз обратно. Никаких пояснений никто позвонившему не дал. Редакция, выручай! Отнёсся бы к этому скептически, если бы сам не был свидетелем части сюжета. И не просто сам, в присутствии гостившего у меня бишкекского журналиста Саши Шепеленко — простите, Александра Ивановича. Он был тогда в немом шоке, я — в таком же. Надеюсь, помнит.

Тогда уже знал, что под такой же луч попал в кабине стратегического бомбардировщика Алик (Алтмыш) Исакеев — младший брат моей тёщи. Пришлось оставить военную авиацию — мечту детства, затем и гражданскую. Долго болел. С трудом, помнится, но выкарабкался.

И как, наконец, быть с этой таблицей? Левая изображает пластину, которую, считай, в пропагандистских целях в 1974 году американцы отправили на космическом зонде по дальнему Вселенскому маршруту — в рамках проекта «Аресибо», что по названию обсерватории в Пуэрто-Рико. Несложная шифровка сведений о нашей Земле и нас самих — ДНК, месте планеты в Солнечной системе…

Через 27 лет, похоже, поступил ответ в виде шаблона этого же рисунка — проявился на пшеничном поле у британского телескопа Chilbolton, с его полноповоротным метеорологическим радаром. Вдруг проявился сложный рисунок. Он выглядел как ответ на давно уже забытое послание 1974 года. Шутка юмора? Скорее того, что тема бесконечна с любого её поворота.

Продолжать не буду. Замечу только, что, глядя на захламлённость планеты сегодня, думается, что тронутый нами выше питерский врач С. Коновалов в своём подходе к теме не так уж и не прав. Хотя бы потому, что Вселенная ничего не создаёт себе в убыток. А человек в нынешнем его виде на нашей планете, с его давно и явно деформированной моралью и чужеродностью, с кастрюлями на головах, как имело место по Украине, явление, похоже, ей совсем «не в тему». Грозит проблемами. В том числе и ближнему уже Космосу как части этой Вселенной. Так, может, обилие НЛО — её защитная реакция? Видим, и что дальше?

Александр МАСЛОВ,
журналист, писатель.
Январь 2018 г., Киев.

"СК"

Издательский дом "Слово Кыргызстана"

Добавить комментарий