Делегирование полномочий из центра. А где финансирование?

Не первый раз сижу на круглом столе, слушаю душераздирающие истории о закрытии в глубинке реабилитационных центров, занимающихся судьбами беспризорных подростков, общественных организаций, оказывающих помощь на дому больным одиноким старикам, детям с ДЦП, помогающих адаптироваться к окружающей среде ребятишкам с особенностями развития и т. д. Причина везде одна: доноры прекратили выделять средства (рано или поздно заканчиваются программы и проекты, финансируемые международными финансовыми институтами, различными фондами и странами-донорами). Оставшись без зарплаты, разбегаются специалисты, ОсОО, держащиеся на энтузиастах и волонтёрах, закрываются. Без государственной материальной поддержки им не выжить. Так произошло в Балыкчи, там уже год отчаянно пытаются остаться на плаву ОсОО «Дети Тянь-Шаня» и реабилитационный центр для детей с ОВЗ в селе Ново-Вознесеновка Ак-Сууйского района Иссык-Кульской долины.

Топ-менеджер «Дети Тянь-Шаня» Ирина Трофимова рассказала, что за время работы её организации не зафиксировано ни единого случая сдачи в детский дом или интернат питомцев ОсОО «Дети Тянь-Шаня». Трудные подростки были заняты делом, осваивали нехитрые профессии, учились. Всё было хорошо, пока Европейский фонд выделял финансирование. Но деньги закончились, и представители ОсОО «Дети Тянь-Шаня», полные надежд и планов, отправились в мэрию Балыкчи с просьбой не закрывать учреждение, ведь и здание есть, его отремонтировали, можно эксплуатировать, надо только выделить средства из местного бюджета, и «Дети Тянь-Шаня» продолжат свою деятельность. Разве государство в этом не заинтересовано? Иначе его питомцы, опять очутившись на улице, пополнят криминальный мир. Оно нам надо?

Эксперты подсчитали: дешевле, выгодней и эффективней поддерживать подобные организации, чем ежегодно вливать огромные деньжищи в детские дома. От них давно отказался весь цивилизованный свет, нет интернатов и в России. В Кыргызстане же в 2016 году зарегистрировано 9 тысяч детских домов, в прошлом году их стало на четыре больше, причём свыше 90% имеют родителей, которые выехали на заработки за пределы родины.

«Крик души», иначе не скажешь, ведь десятилетиями не решается важнейшая проблема — оказание социальных услуг жителям, проживающим в малых городах и сёлах. Вдумайтесь, на 70% территории республики подобного сервиса вообще не существует! На дворе ХХI век, мы с гордостью называем своё государство социально ориентированным, а непосредственно там, где живёт большинство наших соотечественников, то есть в айыльных аймаках, нет социальных услуг для детей, стариков, инвалидов, малоимущих и других уязвимых групп населения.

Собравшись в Бишкеке, эксперты, представители гражданского общества, организаторы и получатели социальных услуг из Ак-Сууйского района Иссык-Кульской области попытались привлечь внимание правительства, парламента к проблеме организации социальных услуг на местном уровне, к инициативе комитета ЖК по социальным вопросам, образованию, науке, культуре и здравоохранению. Суть этой инициативы — включить органы местного самоуправления в систему организации сельского сервиса, таким образом сделав соцуслуги доступными жителям муниципалитетов на всей территории нашей страны.

Выступающие аргументированно, доказательно, с фактами в руках опровергли мифы, существующие сегодня в обществе, активно поддерживаемые отдельными государственными чиновниками, некими «серыми кардиналами», активно дискриминирующими саму идею финансовой децентрализации власти. Это не что иное, как открытое сопротивление переменам, нежелание делегировать отдельные полномочия из центра в регионы.

Ведь как у нас повелось: клерки, сидящие в министерских кабинетах, не разобравшись в сути проблемы (или преднамеренно), охотно ссылаются на несуществующие преграды. Дескать, нет в республике соответствующей законодательной базы, позволяющей оказывать услуги в муниципалитетах. В аймаках нет (а разве они должны быть?) узких специалистов: педагогов, консультантов, психологов, медиков, способных оказывать услуги на дому, в условиях полустационаров. И вообще, государство никому не гарантирует оказание доступных социальных услуг.

Конечно, это не так. Закон «Об основах социального обслуживания населения» принят нашими парламентариями ещё в 2001 году. А в постановлении правительства 2011 года перечислены обязательные базовые госуслуги, а к ним и необходимые нормативные документы. «…Давайте уважать свои же законы, даже если они несовершенны, формулировки зачастую расплывчаты. Но их никто не отменял», — призывают активисты, явно руководствуясь здравым смыслом и логикой.

Речь идёт о передаче некоторых государственных полномочий из центра на местный уровень. Напомним читателям: Кыргызстан первый среди стран Содружества объявил о децентрализации, принял соответствующие законы, закрепляющие два уровня управления в республике — государственный и муниципальный, два бюджета — республиканский и местный. Этот шаг в девяностых годах считался прогрессивным, революционным, нашу республику приводили в пример другим постсоветским странам.

Но что происходит сегодня? Мы возвращаемся назад, к жёсткому вертикальному управлению из центра? Правильно ли это? Споры продолжаются, и не один год, акимы требуют вернуть им право распоряжаться бюджетом района. Утверждают: без денег никак невозможно, жители приходят к ним с проблемами, а их не решить без надлежащего финансирования.

Их поддерживают государственные чиновники, авторитетно заявляя, что местным кенешам и сельским управам доверять деньги нельзя: коррупция сидит в нижних этажах власти! А разве её нет наверху? Правительство серьёзно взялось за пресечение мздоимства, причём на самом пике управленческой пирамиды, под девизом «…перед законом все равны!» Но факты, доводы, подсчёты с карандашом в руках инициаторов гражданского общества тонут в общем многоголосном «ля-ля», их никто не хочет услышать. И узнать, что фактов дачи взяток чиновникам на местном уровне гораздо меньше, чем на республиканском. Такова статистика.

Так что же теперь, вернёмся назад, сконцентрировав в Бишкеке и Оше всю прибыль, денежные потоки, спонсоров, возможности?

Президент Сооронбай Жээнбеков не зря объявил 2018-й Годом развития регионов. Глава страны поставил цель: улучшить благосостояние сельского населения и малых городов, максимально приблизив его уровень к городскому, сократив внутреннюю миграцию, предоставляя на периферии такие же государственные социальные услуги, как и в крупных городах.

Развитие регионов напрямую зависит от состояния социального сервиса на уровне айыл окмоту и городов, ведь это даёт реальную возможность нашим соотечественникам, проживающим в труднодоступных районах, зачастую с суровыми климатическими условиями, вырваться, наконец, из бедности.

Не так давно у Дома правительства провели гражданскую акцию матери, воспитывающие детей-инвалидов и с особенностями развития. Они хотели привлечь внимание к давно обозначенной, но не решённой проблеме: оплачивать из республиканского бюджета труд матерей, вынужденных отказаться от работы, чтобы оставаться с больными малышами дома, воспитывать их. Подобное требование озвучивается с 2012 года, но так и остаётся неудовлетворённым.

По словам участников круглого стола, в республике разрушается сам институт семьи. Отравляясь на заработки в дальние страны, родители оставляют своих несовершеннолетних чад на попечение бабушек и дедушек. Время летит быстро. Малыши превращаются в трудноуправляемых подростков, пенсионеры, на которых оставили своих ребятишек трудовые мигранты, приходят в общинные центры или центры самопомощи, созданные в сельских управах. Там их консультируют, обучают, поддерживают, советуют, как поступить в той или иной трудной жизненной ситуации.

Это и есть социальные услуги на местах, их организацией обязаны заниматься местные власти. Для этого не надо увеличивать штатное расписание муниципальных служащих айыл окмоту. Всего-то придётся выполнить простую задачу: на уровне вверенной им территории провести аукцион по продаже госуслуг, как это делается при государственных закупках. А непосредственно оказанием того или иного сервиса займутся соответствующие НПО, коммерческие фирмы, те компании, которые имеют соответствующих специалистов, лицензии.

Задача госмужа — следить, чтобы тендер прошёл по всем правилам, пусть выиграет та организация, компания, ОсОО, которая предложит более качественные и менее затратные социальные услуги.

На круглом столе не первый раз поднимали вопрос передачи некоторых функций государства на местный уровень. Почему бы и нет, если очевидно, что с решением местных задач в айыл окмоту справятся лучше, чем в центре? Делегируя полномочия, нельзя забывать об их обязательном финансовом сопровождении. Представители гражданского общества приводили простые и убедительные примеры: посылая сына в магазин за хлебом, родители делегируют ему свои полномочия: сделать покупку, при этом обязательно снабжают ребёнка деньгами. Как известно, бесплатно товар в магазине не отпускают.

То же самое происходит и с услугами: делегировал — пошли вслед валюту, это справедливо. Однако центр от этого уклоняется под разными надуманными предлогами. Хотя абсолютно ясно: наша сегодняшняя социальная защита преимущественно ориентирована на выплаты пособий, она заложена ещё в советские времена, давно изжила себя, пусть уходит в прошлое, так как её применение в изменивших рыночных условиях очень дорого для бюджета и, главное, неэффективно.

Вот и получается, что при весьма скромных возможностях госказны мы продолжаем выделять средства на строительство роддомов, детских садов и яслей там, где давно не живут женщины репродуктивного возраста (уехали на заработки).

Как выяснилось после исследования, организованного сотрудниками ИПР и поддерживаемого правительством Швейцарии, в нашей стране не существует единого системного видения оказания социальных услуг, наблюдается откат назад в сравнении с заявленной в 1990-е годы идеей децентрализации власти. У людей позабыли спросить, что же им нужно на самом деле, за них по старой советской привычке продолжают решать это всё «вверху».

— В Жогорку Кенеше лежит законопроект по системному решению давно назревшей проблемы путём организации социальных услуг на местном уровне. Этот весьма важный для республики документ затрагивает интересы огромного количества семей, в перспективе — около 500 тысяч человек, — заявляют авторы исследования. — Подготовлены также следующие законопроекты «О порядке делегирования органам МСУ отдельных государственных полномочий по предоставлению гарантированных государственных социальных услуг» и «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные документы Кыргызской Республики».

Возможно, кыргызские парламентарии позволят немного доплачивать муниципальным служащим за их увеличенный «фронт работ», как это сделали их коллеги в российской Государственной думе. Но народные избранники почему-то не торопятся. К ним на очередное заседание соответствующего комитета намерены пробиться представители гражданского общества, они утверждают, что поданные ими в правительство проекты полгода как «застряли» в министерских кабинетах. Участники круглого стола недоумевают: почему молчит кабинет министров? Ведь в команду нового премьера вошли молодые креативные люди. Поднимаемая (который раз!) проблема важна для государства, регионов, требует незамедлительного решения.

Все свои чаяния представители НПО адресуют правительству.

По всему видно, что строить пирамиду власти мы начали не с устойчивого финансового фундамента, а с крыши, возвели второй и третий этажи управления, но под него забыли выделить денежные средства. Вот и оказалось: крепить стены теперь не к чему. Приоритет всегда есть и будет только там, там открывается финансирование, это, считай, аксиома.

Галина ЛУНЁВА.

"СК"

Издательский дом "Слово Кыргызстана"

Добавить комментарий