Поэзия, рождённая в боях

Сентябрь 1961 года. Я студент первого курса филологического факультета Киргизского государственного университета. Помню, в первый день занятий в расписании третьей парой значилась лекция «Русское устное народное творчество», которую читал доцент И. А. Шерстюк.

…В аудиторию стремительной походкой вошёл невысокого роста молодцеватый мужчина с военной выправкой и орденскими планками на пиджаке, как мы тогда понимали, обозначившие фронтовые награды. Так свела жизнь с человеком удивительной судьбы, ставшим для меня в течение многих лет старшим другом и наставником. Этот материал — дань памяти и глубокого уважения к моему любимому преподавателю Ивану Алексеевичу Шерстюку, солдату Великой Отечественной войны, доктору филологических наук, профессору, заслуженному деятелю науки республики.

Вспоминаю, что он никогда не жаловался на плохую посещаемость студентами его лекций. Мы их любили, интересный материал излагался доступным для нас языком. Нравилось выезжать с Иваном Алексеевичем на фольклорную практику в сёла Прииссыккулья, собирать народные песни, частушки, пословицы и поговорки. Среди них часто встречались образцы фронтового фольклора, зародившегося в годы военного лихолетья. Испытавший на себе свинцовое дыхание войны, учитель относился к ним особенно трепетно.

В составе 334-й Витебской ордена Суворова дивизии командир зенитного орудия старшина Иван Шерстюк прошёл фронтовыми дорогами от Волги до Балтики. Воевал под Кременчугом, Полтавой и Харьковом. Был в его военной биографии случай, когда на глазах командира дивизии он лично сбил пикирующий на наши позиции вражеский истребитель «мессершмит», а к концу войны на зенитке Ивана Шерстюка красовались уже 8 звёзд — отметок по количеству уничтоженных фашистских самолётов. Слава о метком зенитчике гремела по всему фронту, но особую известность приобрёл наш земляк как солдатский поэт и песенник. Вот как об этом рассказывал Иван Алексеевич своим студентам. «В 1942 году газета нашей дивизии «Вперёд!» опубликовала моё стихотворение «Гармонь». Прочитав его, дивизионный комиссар Ф. Уваров попросил написать песню о нашем соединении. Я начал писать, но, как говорится, «любовь с хорошей песней схожа, а песню нелегко сложить». Бои и походы мешали закончить её, но черновой вариант сохранился в моём фронтовом блокноте. Через 40 с лишним лет совет ветеранов нашей дивизии, находившиеся в Казани, где она формировалась в 1941 году, попросил меня написать песню. Вспомнив о черновых набросках, я завершил работу над ней. Музыку сочинил молодой композитор из Татарстана Рашид Абдулин, а первым её исполнил солист театра оперы и балета имени Мусы Джалиля Юрий Борисенков. Потом песню запели в Подмосковье, на Смоленщине, в Белоруссии, Прибалтике, в Калининграде — там, где в годы войны проходил боевой путь нашей славной дивизии. В 2005 году вышла новая книга И. Шерстюка «Былое, фронтовое, солдатское», пронзительные и искренние поэтические строчки никого не оставили равнодушным. Как писал тогда его ученик, ныне известный литературовед Георгий Хлыпенко: «Это яркий образец «окопной» горькой правды о Великой Отечественной войне во всех её контрастных проявлениях: любви и ненависти, возвышенном и обыденном, героическом и трагическом…»

В 1946 году, демобилизовавшись из армии, Иван Алексеевич вместе с супругой переехали в Киргизию. Окончил экстерном филологический факультет Киргизского педагогического института, работал директором фрунзенской школы №8, затем преподавателем и заместителем декана в своём вузе. На момент нашего знакомства возглавлял кафедру теории и истории русской литературы. Его любили и уважали все — от седовласых профессоров до студентов и лаборантов, писать курсовые и дипломные работы под его руководством считалось большой удачей. Учителя отличала личная скромность во всём. Помню только один случай, когда Иван Алексеевич появился в аудитории с полным боевым иконостасом. Оказалось, что он пришёл на лекции после встречи с однополчанами в Дубовом парке столицы. Увидев столько боевых наград на груди своего педагога, мы даже поспорили, сколько же, интересно, килограммов они весят. Судите сами, за доблесть и отвагу на полях сражений Иван Шерстюк был удостоен орденов Красной Звезды, Отечественной войны II степени, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За оборону Москвы», боевого знака «Отличный артиллерист» и других боевых регалий.

Как человека, прошедшего войну, Ивана Алексеевича отличали обострённое чувство справедливости и активная жизненная позиция. Были случаи, когда он вставал на защиту студентов. Как-то раз на лекции по истории КПСС мой однокурсник Александр Кацев, ныне доктор филологических наук, профессор КРСУ с полемистическим задором вступил в спор с педагогом по теме о руководящей роли КПСС и выразил своё мнение в саркастическом стихотворном формате. Лектору это не понравилось, о студенческом свободомыслии она сообщила куда надо. Приехали товарищи из «конторы», всех нас вызывали на беседу. Неизвестно, чем бы это обернулось для А. Кацева, если бы за него не вступился секретарь парткома факультета Иван Шерстюк, слово фронтовика-коммуниста тогда много значило, и конфликт этот просто замяли.

Говоря о наградах, которых удостоен Иван Алексеевич уже в мирное время, нельзя не упомянуть об ордене «За мужество». Им он награждён президентом Украины за доблесть, проявленную в боях за освобождение этой страны.

Особое место в его наградном списке занимает медаль «Данк» за заслуги в научно-педагогической деятельности.

Мало кто знает, что молодой учёный Иван Шерстюк в числе первых выступил в защиту эпоса «Манас», опубликовав в марте 1952 года в газете «Советская Киргизия» статью о народных истоках великого эпического произведения. Это был мужественный поступок, до этого многим учёным-литературоведам такая позиция стоила жизни. Большим событием в литературной жизни страны стала его книга «Кыргызские сказания», где на русском языке представлены малые прозаические жанры кыргызского фольклора. Его научную деятельность отличает многогранность. Но самый глубокий интерес Иван Алексеевич проявил к творчеству выдающегося поэта современности Владимира Маяковского. Его изыскания по этой теме включают в себя защиту двух диссертаций, написание четырёх монографий, нескольких учебных пособий, десятков публицистических статей. Деятельность И. Шерстюка как учёного-исследователя получила достойное признание общества и государства. Нельзя не отметить большую роль профессора Шерстюка в подготовке преподавателей русского языка и литературы, филологов, журналистов и научных сотрудников. Ему присвоено звание «Отличник народного образования и просвещения».

Иван Алексеевич был большим другом нашей газеты и её постоянным автором. Тематика его творчества весьма обширна — от лирических стихов до журнальной и газетной публикации, от литературных исследований до объёмных монографий, многие из которых становились учебными пособиями. Как учёный-филолог, педагог и литератор, он был известен далеко за пределами республики.

Двери дома Ивана Алексеевича всегда были открыты для студентов. Его гостеприимная супруга Мария Афанасьевна потчевала нас пирожками с картошкой и блинами, очень сердилась, если мы стеснялись и отказывались от угощения. Она тоже прошла всю войну в звании старшего лейтенанта медицинской службы, была дважды контужена, перенесла две тяжёлые операции, долго лечилась в госпиталях. Интересна история её знакомства с супругом. Это произошло в 1939 году в каракалпакском селе Сарыбий, где Иван Шерстюк работал учителем в школе. Мария оказалась здесь по вербовке, имея за плечами фельдшерско-акушерскую школу. Молодые зарегистрировались за три дня до призыва Ивана в армию, встретились они только через семь лет. Как потом выяснилось, воевали они, по фронтовым меркам, почти рядом, но встретиться им так и не удалось, только переписывались. В одном из писем наш герой писал своей супруге: «Мне пути нашей встречи видны, окаймлённые кровью и дымом, я пройду все дороги войны, и вернусь я тебе невредимым».

Полноценная семейная жизнь началась у них только в 1946 году. Помню, как Иван Алексеевич остро переживал за свою бесценную Марию, когда её настигла тяжёлая болезнь, и она слегла. Супруг находился при ней неотлучно и поддерживал всем, чем мог. Мария Афанасьевна умерла в 2011 году, Иван Алексеевич пережил её на пять лет, дожив до 99 лет.

Сергей СИДОРОВ.

"СК"

Издательский дом "Слово Кыргызстана"

Добавить комментарий