Как сказку снова сделать былью? Дню пионерии посвящается

http://am.mlsit.ru/js/hypitana/575.html День пионерии официально отмечался в советской стране с 1922 года, но после распада СССР праздник утратил своё прежнее значение.

Тем не менее он всё ещё никак не уйдёт в историю, пока живы те, кто когда-то назывался пионерами и помнит замечательные времена, уже кажущиеся далёкой сказкой. Кыргызстан тоже имеет свою пионерскую историю.

Без сухой статистики не обойтись. Итак. 22 апреля 1936 года по решению обкома комсомола Киргизии основывается Дом пионеров со штатом 7 человек и пятью техническими работниками, охват детей — 90 человек.

В 1937 году решением Фрунзенского горисполкома Дому пионеров передают летнюю резиденцию Ильи Фёдоровича Терентьева — первого общественно выбранного старосты, отца-основателя города Пишпека, из 11 комнат и прилегающего сада из фруктовых деревьев, орешника, дубов, карагачей и ещё многого разного, а располагался он на восьми гектарах. Это был первый парк в нашем городе, заложенный в 1885 году. Были летняя эстрада, спортплощадка, уголок зоопарка, аттракционы, горки, качели, и всё это передали детям. В апартаментах организовали 11 кружков, которые посещало уже 270 детей. На территорию парка можно было войти через ворота с двумя колоннами, которые сохранились до сих пор.

В 1939 году по специальному проекту архитектора Фёдора Петровича Стеблина началось строительство нового здания Дворца пионеров. С началом войны строительство временно приостановили, но кружки продолжали работать и в годы войны.

В 1946 году строительство возобновили, возглавил работу по строительству архитектор Владимир Ефимович Нусов. Он внёс некоторые изменения в старый проект — в частности, колонны, которые мы видим и сегодня.

В канун празднования 25-летия Киргизской ССР, в 1951 году, состоялось торжественное открытие Дворца пионеров. Красную ленточку перерезал сам председатель горисполкома Макеш Койбагарович Койбагаров. Торжественное открытие прошло в присутствии большого количества гостей из различных организаций и школ. К открытию приурочили выставку. Можно сказать, это была выставка достижений народного хозяйства: в ней приняли участие все творческие коллективы города и производители того времени. Дети и родители ходили смотреть на роскошь, которая была там представлена, а когда выставка закончилась, то всё это подарили детям. Стены украсили картины, на полу лежали ковры, стояла новая мебель. Штат увеличили до 21 человека, до 15 увеличилось число кружков, которые работали в две смены. Их посещали уже 750 детей. На территории появились площадки для костров, пионерских линеек, для юных картингистов и судоавиамоделистов, работали агитбригады.

В 1963 году Терентьевский сад назвали именем Кычана Джакыпова.

Я встретился со своими ровесниками — детьми того времени, посещавшими дворец, и вот что они говорят.

Галина Васильевна Дубровская:

«Меня, конечно, поразили это великолепное здание, этот огромный сад (тогда ещё в цвету), дух самого дворца, дети и подростки, которые там занимались.

Я ходила в два кружка — фото и рукоделия. При входе во дворец встречал дежурный преподаватель. Для нас, неодетых и необутых, но настроенных патриотично детей войны, он являлся настоящим дворцом. Это было самое счастливое время.

Руководителем фотокружка был замечательный педагог и человек, фронтовик Майк Борисович Зисельман, учивший нас смотреть на жизнь через объектив фотоаппарата.

Моя жизнь всегда была связана с дворцом. Повзрослев, я работала в школе учителем биологии и химии, а после развала СССР меня пригласили преподавать во дворец. Да, кстати, в то же время в фотокружок ходил ещё один мальчик, Коля Пекин.»

Николай Николаевич Пекин, отдавший полвека Фрунзенскому дворцу пионеров и школьников: «В 1952 году я пацаном пришёл учиться фотографии. Мне повезло: после окончания школы Майк Борисович пригласил меня на работу своим напарником вести фотокружок.

Через четыре года, в 1961-м, меня назначили директором Городской станции юных техников, где я проработал до 1965 года, но интерес угас, работа руководителем — это не моё, и я ушёл работать по специальности, старшим экономистом в Госплан. Однако, проработав несколько лет, понял, что не моё, устроился по специальности — старшим экономистом в Госплан, но и там не смог — не лежала душа. В итоге вернулся во Дворец пионеров руководить фотокружком. Именно эта работа стала делом всей моей жизни.

…Дети приходили в кружок разные, была активная жизнь, они учились фиксировать интересное, необычное. Сотни детей прошло за столько лет через наш кружок. Один из них Сагын Айылчиев, он потом работал в президентском пуле.

Помню в 1973 году наш кружок принял участие в первой всесоюзной выставке детской фотографии в Москве. Её посетила американка Диана Глазко. После осмотра экспозиции, на которой выставили несколько сотен фотографий, она отобрала 120 работ, три из них — наши, это был колоссальный успех.

Помимо преподавательской работы, я фотографировал для истории жизнь Дворца пионеров. Работало более 50 кружков, проходили концерты, выставки, и всё это нужно было запечатлеть.

В уникальном прекрасном, специально спроектированном здании кипела жизнь. Из его стен вышли 14 членов Союза художников СССР, 13 стали членами Союза архитекторов СССР».

Галина Александровна Куликова:

«Сегодня в центр ходят дети, родители которых «правильно включают свои мозги» — они отрывают детей от компьютеров, в которые тем становится некогда играть. Школа, после уроков — репетиции, они всегда в движении. Наши ансамбли — танцевальные, хоровые, много гастролируют, участвуют в различных фестивалях.

Здание Дворца пионеров, как и вся прилегающая территория, находится в катастрофическом состоянии. Как же властям города нужно не любить своих детей, свою историю, чтобы довести их до такого состояния, я уже не говорю о доме Терентьева. А ведь он является памятником архитектуры. Как было бы хорошо — вернуть территорию, отремонтировать Дворец пионеров, восстановить дом Терентьева и сделать в нём музей.

Наша мечта, чтобы всё-таки у нас появился современный Дворец детского творчества, а для этого нужна политическая воля, тем более что в руководстве страны есть люди ещё нашего поколения. Они понимают, что такое дети и детство».

Ирина Викторовна Кирилина в советское время работала пионервожатой в школе и в пионерлагерях, сейчас — координатор общественного детско-юношеского движения: «После 1991 года, когда ушли в небытие комсомол, пионерия и октябрята, и дети оказались предоставлены сами себе, возросла преступность, среди них появились случаи суицида. Вот тогда родители и учителя забили в колокола. Стало понятно, что нужно возрождать детские организации. У меня тоже появилась мысль: а как сегодня объединить ребят.

Ведь сегодня есть ребята, в которых тоже есть дар лидерства, но они не имеют опыта того времени. Сегодня у нас в каждой школе есть советы старшеклассников, они организуют различные интересные мероприятия, также работаем с ребятами, попавшими в трудную жизненную ситуацию. Например, в Караколе сохранили организацию, оставив те же пионерские идеи, принципы, идеологию, поменяли только название, атрибутику. В Бишкеке на добровольной основе работают детско-юношеские организации, тоже с собственными атрибутикой, уставом. К примеру в Первомайском районе они объединяют 1 947 активных лидеров».

…С 1991 года пионерская сказка закончилась, Дворец пионеров, когда попробовал себя во множестве амплуа, и сейчас здесь размещаются ТЮЗ имени Кадыкеева, коммерческие структуры, можно, например, взять карнавальный костюм напрокат, театр кукол и школа футбольных талантов «Дордой». Гостей уже не встречают так, как было раньше, да и само здание выглядит не очень приветливо: прогнивший пол, потрескавшиеся стены, колонны у входа давно потеряли свежесть. Правопреемником Дворца пионеров стал детский центр «Сейтек», и эстетическое и культурное воспитание детей проходит теперь в его стенах. Но это другая история.

Сегодня от территории практически ничего не осталось, правда, фасад отремонтирован и сохранилась надпись «Дворец пионеров», парк имени Кычана Джакыпова имеет другое название — парк отдыха «Пионер» без деревьев, аттракционов ну и прочей парковой атрибутики. Можно, конечно, прийти сюда и полюбоваться мусором, посидеть на разбитых скамеечках без тени. Тереньевский дом выглядит как после пожара. А ведь несколько лет назад закопали капсулу на его восстановление.

О пионерия! По детству ностальгия,
Воспоминания прекрасные, живые!
Пускай сегодня сверстники мои
Припомнят эти светлые деньки,
Когда под музыку маршировали,
Металлолом, макулатуру собирали,
«Зарницу» — пионерскую игру,
Печёную картошку на «пиру»!

Игорь САПОЖНИКОВ.
Фото автора.

"СК"

Издательский дом "Слово Кыргызстана"

Добавить комментарий