Два героя-мастера

Когда два года назад вышла моя последняя книга «Думать не о себе, а о стране», куда вошли написанные мной эскизы и портреты выдающихся современных кыргызских политиков и деятелей науки и культуры, я очень сожалел, что из-за нехватки времени не смог включить в неё свои соображения о жизни и деятельности двух незаурядных сынов нашей станы — Тургунбая Садыкова и Миталипа Мамытова — академиков, героев Кыргызской Республики. И вот, читая обширное интервью известного российского журналиста В. Выжутовича, с которым я когда-то был знаком (в то время он работал корреспондентом «Литературной газеты» и приезжал к нам в Кыргызстан), с академиком, директором Государственного Эрмитажа России Михаилом Пиотровским на тему «Мы потеряли интеллигенцию?» («Российская газета», 1 марта 2018 года), я решил ответить на этот часто задаваемый как в России, так и в Кыргызстане, вопрос отрицательно, имея в виду замечательный пример Т. Садыкова и М. Мамытова.

Когда два года назад вышла моя последняя книга «Думать не о себе, а о стране», куда вошли написанные мной эскизы и портреты выдающихся современных кыргызских политиков и деятелей науки и культуры, я очень сожалел, что из-за нехватки времени не смог включить в неё свои соображения о жизни и деятельности двух незаурядных сынов нашей станы — Тургунбая Садыкова и Миталипа Мамытова — академиков, героев Кыргызской Республики. И вот, читая обширное интервью известного российского журналиста В. Выжутовича, с которым я когда-то был знаком (в то время он работал корреспондентом «Литературной газеты» и приезжал к нам в Кыргызстан), с академиком, директором Государственного Эрмитажа России Михаилом Пиотровским на тему «Мы потеряли интеллигенцию?» («Российская газета», 1 марта 2018 года), я решил ответить на этот часто задаваемый как в России, так и в Кыргызстане, вопрос отрицательно, имея в виду замечательный пример Т. Садыкова и М. Мамытова.

Да, они всем своим нутром и существом воплощают в себе яркий образец подлинного интеллигента в русском смысле этого слова или интеллектуала по-европейски: оба мягки, крайне вежливы, прекрасно образованны и воспитанны, обладают редкой и тонкой профессией (Т. Садыков — скульптор, М. Мамытов — нейрохирург), благодаря огромному таланту и широкой общественной деятельности имеют высокий авторитет и народную любовь.

Кроме таких общих внутренних и внешних черт, у них обнаруживается и немало другого родства: оба они потеряли отцов на фронтах Великой Отечественной войны, испытали в детстве много трудностей и невзгод, после первоначального профессионального образования, полученного во Фрунзе, учились высокому искусству мастеров скульптуры и хирургии в России (Т. Садыков — в Москве, М. Мамытов — в Ленинграде), имеют дело с одним объектом — анатомией человека, держа в руках резец (Т. Садыков) и скальпель (М. Мамытов). Их семьи последовали их примеру и профессии (у Т. Садыкова младшая сестра художница, а сын скульптор, у М. Мамытова — жена и дочери врачи).

Конечно, не будучи специалистом, трудно судить о профессиональной работе Т. Садыкова и М. Мамытова. Но, часто общаясь с ними в различной обстановке и прочитав их книги и работы других авторов о них, я всё же позволю себе высказать несколько соображений и мыслей об их жизни и деятельности.

Т. Садыкова знает вся страна (а на пространстве СНГ хорошо знают коллеги по скульптурному цеху и по всему изобразительному искусству), гордится им. Ведь он первый кыргыз — профессиональный скульптор, произведения которого шагнули далеко за пределы Кыргызстана, получили в своё время Ленинскую и Государственную премии СССР — самые высшие награды для деятелей науки и культуры, автора удостоили высокого звания Героя Социалистического Труда и народного художника СССР. Такие почести у нас имел только Ч. Айтматов, а в Средней Азии и Казахстане среди художников — никто. До него основоположниками профессионального кыргызского изобразительного искусства явились С. Чуйков, В. Образцов, Г. Айтиев, а первые скульптурные работы создал в 1930-х годах венгр-эмигрант Л. Месарош. Это закономерность изобразительного искусства: сначала появляется живопись, позже скульптура. Об этом писал ещё Джорджо Вазари (XVI век) в своём замечательном труде «Жизнеописания наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих», характеризуя творчество Леонардо да Винчи и особенно Микеланджело в ряду живописцев и зодчих.

С произведениями Т. Садыкова впервые я ознакомился в начале 1970-х годов, когда являлся студентом. Поскольку активно занимался литературной критикой, пришлось поинтересоваться эстетикой — общим учением о прекрасном и смежных видах искусства: театре, кино, музыке и изобразительном искусстве, включая скульптуру и архитектуру. Тогда и позже, когда стажировался и учился в аспирантуре в Москве, постоянно посещал театры, Дом кино, концертные залы и музеи, штудировал классические работы Хогарта, Лессинга, Дидро, Гегеля, Белинского, Чернышевского, Стасова, Плеханова и Луначарского, в которых детально разбирались и сопоставлялись произведения литературы и других видов искусства, имел немало друзей и знакомых из среды искусства. С начала 1990-х годов посчастливилось стать знакомым знаменитого ваятеля, когда оба избрались депутатами Жогорку Кенеша, в 1992 году на посту вице-премьера-министра республики поддержал и содействовал открытию высшего художественного колледжа, ректором которого стал Т. Садыков. Позже этот вуз преобразовали в Художественную академию страны, в которой есть своя стройная цепочка-система: художественная школа — колледж — аспирантура. Такой единой системы подготовки кадров-художников, напоминающей систему подготовки музыкантов (школа — училище — консерватория) нет, насколько мне известно, ни в одной стране СНГ. И это стало возможным благодаря инициативе, настойчивости и неустанному труду Т. Садыкова.

Разумеется, он ценен и известен прежде всего как творец — автор многих прекрасных изваяний. Его творчество весьма разнообразно по тематике, жанрам и исполняемым материалам. Сначала Т. Садыков проявил себя тонким лириком и психологическим мастером в серии работ «Пастушок», «Табунщик», «Доярка», «Материнство», «Голова кыргыза», «Дирижёр», по мере роста профессионализма обратился к исторической теме («Камни веков») и созданию портретов своих знаменитых и известных современников С. Каралаева, Ч. Айтматова, А. Токомбаева, Д. Куюковой, М. Адышева, М. Мамакеева, М. Миррахимова, Б. Бейшеналиевой, О. Султанова и др. Но венцом его многогранного таланта представляются мне монументальные памятники «Борцам революции», «Эл куту» («Достояние народа»), «Победа», архитектурно-скульптурный комплекс «Манас», «Дружба народов», «Эркиндик» («Свобода»), без которых невозможно представить эстетический облик нашей столицы.

К сожалению, относительно последнего памятника (Эркиндик), возвышавшегося раньше на центральной площади Ала-Тоо, власти поступили, мягко выражаясь, не мудро, убрав и поставив на его место не совсем удачный памятник Манасу. При этом они демонстративно не учли, что на этой же улице, совсем недалеко, у филармонии находится гораздо лучший памятник — комплекс «Манас», сотворённый золотыми руками того же Т. Садыкова. Зачем дублировать, тем паче в худшем варианте?

До того произошёл ещё один неприятный случай. В смутные дни апреля 2010 года мне позвонил бывший помощник и сказал, что агрессивная толпа начала разрушать памятник Эркиндик, считая статую женщины похожей на М. Акаеву. Узнав, что руководит толпой народный художник республики (его сейчас нет среди нас, поэтому не хочу называть его), с которым сложились хорошие отношения, попросил помощника передать ему телефон. Когда он взял аппарат, отругал его со словами: «Неужели тебе, известному художнику, хватает наглости участвовать в варварской акции!», затем с ним договорился, что вопрос решится цивилизованно, в спокойной обстановке. Впоследствии случилось то, о чём я говорил. Тогда я очень переживал, что к памятнику искусства, названного к тому же «Эркиндик» («Свобода»), относились по-хамски, унизив как памятник, так и его автора. К моему стыду, я по сей день не знаю, что случилось с памятником. Поражаюсь и восхищаюсь, что автор Т. Садыков с присущей ему интеллигентностью и выдержкой перенёс такое отношение к своему детищу!

Помимо творческой и педагогической работы, Т. Садыков долгие годы успешно руководил Союзом художников республики, создав для своих коллег прекрасные условия для творчества, улучшив и укрепив их материально-техническую базу, активно участвовал в общественно-политической жизни Кыргызстана и СССР, выпустил две книги («Воплощение образа», «Крылья»), в которых он делится размышлениями о своей жизни и деятельности, об учителях В. Пузыревском, С. Конёнкове и Е. Белашовой, о соратниках и коллегах, об искусстве ваятеля, о зарубежных поездках. Стоит отметить, что книги эти написаны добротно, простым и доходчивым языком, местами лирично.

Т. Садыков не пренебрегает обязанностями академика Национальной академии наук республики, принимая участие в её мероприятиях. Я с благодарностью помню, что он по моей просьбе, когда я был президентом НАН, изготовил бюсты основателей и первых президентов Академии наук Кыргызстана — К. Скрябина, И. Ахунбаева, М. Адышева и К. Каракеева, которые установлены перед зданием академии.

Как истинный художник-гражданин, Т. Садыков никогда не замыкался в столице, не порывал связей, с одной стороны, с родными корнями — Баткеном и другими регионами страны, с другой — с большим миром. И тут он часто выступал в двух ипостасях: во-первых, в сельских районах, в частности в Ноокате, он организовал художественные школы; во-вторых, в качестве образца установил свои скульптуры в Баткене, Оше, Тонском районе. Такой двусторонний характер имеют и его международные связи: он сам побывал во многих странах мира, посетив их достопримечательности, прежде всего, знаменитые музеи искусства, вместе с тем не остался в долгу, подарив свои произведения Польше, Люксембургу, Китаю и США.

Из лучших человеческих черт Т. Садыкова бросаются в глаза простота, спокойствие, сосредоточенность, задумчивость, достойные подражания и усвоения.

Миталип Мамытов — представитель другой благородной профессии: врач-нейрохирург, основоположник нейрохирургии не только Кыргызстана, но и всего Центральноазиатского региона СНГ. О его золотых руках и человеческих качествах бытует много легенд и добрых слов. Особого внимания заслуживают его исключительная простота, естественность, скромность, ответственность, трудолюбие и высокий профессионализм. Он в любое время суток, в любых ситуациях готов помочь людям. Поэтому пользуется всеобщим уважением и большим авторитетом как у нас, так и за рубежом. Его операции и научные доклады нашли широкое международное признание.

Тем не менее его путь нейрохирурга не всегда казался удачным и счастливым. Когда он вернулся из Ленинграда после успешной защиты кандидатской диссертации, его даже не взяли на работу по специальности. В то время как наши другие знаменитые улукманы М. Миррахимов и М. Мамакеев давно имели подобающие центры, оснащённые современным оборудованием, центр М. Мамытова ютился в старом, ветхом здании и без новейшей техники. Воистину «нет пророка в своём отечестве».

С ним я близко познакомился во второй половине 1990-х годов, когда оба стали депутатами Собрания народных представителей Жогорку Кенеша, работали в одном комитете. Через некоторое время депутаты избрали меня торога палаты. Именно тогда М. Мамытов стал знаменит, получив восторженные оценки японских, американских, голландских специалистов за уникальную операцию на голове министра национальной безопасности А. Бакаева при отсутствии новейшей техники, оборудованной в лучших клиниках развитых стран. Позже он заслуженно стал министром здравоохранения республики, внося большой вклад в реформирование этой чрезвычайно важной и нужной отрасли, академиком Национальной академии наук, руководителем Национального центра нейрохирургии, где плодотворно трудится по сей день. Ради интереса и любопытства я прочитал его «Избранное», изданное в 1999 году к его 60-летию. Его узкоспециальные работы, связанные с черепно-мозговыми травмами, опухолями и очаговыми поражениями головного мозга, представляют для неспециалиста, конечно, трудности, но ряд других статей, посвящённых вопросам науки, образования и нравственного воспитания студентов в условиях рыночных отношений, оказался весьма содержательным и созвучным моей позиции как учёного, творческого человека и государственного деятеля. Особенно интересными показались мне две статьи М. Мамытова, непосредственно касающиеся творчества: «Нейрохирургическая диагностика — настоящее творчество» и «Интуиция врача как один из внутренних факторов диагностики». Ведь без интуиции и творчества немыслима любая успешная продуктивная деятельность. Об этом убедительно писал выдающийся советский философ В. Асмус в своей книге «Проблема интуиции в философии и математике» (1965). Читая названные статьи М. Мамытова, я невольно вспомнил книги Т. Садыкова о скульптуре, отметил сходство ювелирной работы ваятеля и нейрохирурга, даже их инструментов — резчика и скальпеля. Да и сам М. Мамытов сравнивал свою работу с работой мастера-ювелира, руки нейрохирурга называет нежными, изящными, сердце — отзывчивым, глаза — орлиными.

Но в некоторых отношениях М. Мамытов заметно отличается от Т. Садыкова: он очень подвижен, бодр и энергичен, хорошо танцует, прекрасно выступает и пишет, даже рифмует на кыргызском и русском языках, например, его письмо старшему брату, приведенное в книге У. Эралиевой «Кыргызский улукман Миталип Мамытов» (на кыргызском языке, 2014), удивительно лирично, а статьи «Он был подобен океану» (о Ч. Айтматове) и «В самом слове «Манас» содержится много значений» достаточно глубоки и философичны.

Кстати, о нём на кыргызском языке изданы две книги, в которых помещены его биография, родословная, воспоминания, доклады, беседы, посвящения, статьи и мнения коллег, журналистов. Из последних глубиной суждений и оценок, профессионализмом выделяются статьи коллег-академиков А. Мурзалиева, С. Даниярова, М. Мамакеева, Д. Кудаярова, журналистов М. Тетимишева, Б. Маматкеримовой и Н. Ничипоровой (её очерк назван даже патетически: «Он — бог!»). Вместе с тем с сожалением приходится отметить, что эти книги («Нейрохирург Миталип Мамытов», составитель С. Жороева; вторая — уже упомянутая книга У. Эралиевой) составлены весьма произвольно и хаотично, вторая дублирует материалы первой без указания источников, нарушая тем самым закон об авторском праве, в ней полно также повторов, стилистических ошибок и попросту ненужных, лишних материалов. Ведь речь идёт об авторитетном, выдающемся человеке, о котором нельзя писать поверхностно и безответственно, если даже ты земляк или родственник!

Возвращаясь к началу статьи-эссе, хочу утверждать, что в мире, в том числе в Кыргызстане, ещё жива традиция подвижничества и интеллигентности. Красноречивое подтверждение тому — жизнь и деятельность двух выдающихся кыргызских личностей в лице Т. Садыкова и М. Мамытова — героев республики и больших мастеров в настоящем смысле этих слов. Долгих лет жизни им!

Абдыганы ЭРКЕБАЕВ,
академик НАН КР.

"СК"

Издательский дом "Слово Кыргызстана"

Добавить комментарий