«Край света» встретил цветущими маками….

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

95 лет назад в Чехословакии состоялось первое организационное собрание группы рабочих, которые решили создать в Киргизии — крае, не имеющем промышленности, кооператив и помочь построить первые заводы и фабрики.

Это произошло 1 Мая — в день пролетарской солидарности. Инициатором стал Рудольф Маречек, к тому времени уже хорошо знавший наши края. Свой кооператив они назвали «Интергельпо». Один из организаторов Карел Шульц выехал на место назначения в первом составе энтузиастов. 25 апреля чешские друзья уже были на станции Пишпек, и кто-то из них, выйдя из вагона, воскликнул полусерьёзно-полушутливо: «Иисус-Мария, да ведь мы приехали на край света!» А 1 Мая они уже праздновали вместе с местными жителями. В тот же день вынули первую лопату земли на интернациональной стройке социализма.

…Никаких средств связи в кыргызских горах и степях, кроме доброго коня, конечно, не имелось, но слухами земля полнится. На открытие электростанции съехались уполномоченные из аилов и пастбищных кочевий, находившихся за сотни вёрст. И вот зажглась первая в этих краях «лампочка Ильича». О таком свете декхане даже в сказках не слыхивали. На митинге выступили Филипп Шволик и Ондрей Полинкош, показав гостям машины, которые делают электрический свет. К осени уже несколько домов были готовы, и посёлок вначале назвали «Интернационалом». Переселенцев временно поддерживали органы власти.

Первомай 1927 года ознаменовался крупным событием. Протяжный гудок возвестил, что первое в республике текстильное предприятие — суконная фабрика — вступает в строй. «…Поверите ли, — вспоминал Карел Шульц, — в те торжественные минуты у меня будто открылись глаза, и я впервые увидел, что степь похожа на пестротканый киргизский ковёр и что ледники на вершинах горного хребта, которые Юлиус Фучик назвал берегом нашего далёкого странствия, сверкают ослепительными гранями алмаза».

Не только яркое, звучное название привлекает интерес историков к «Интергельпо». Он объединял чехов, словаков, венгров, немцев, украинцев, русских, кыргызов, калмыков, казахов… — представителей 14 национальностей! Один из первых узбеков, вступивших в «Интергельпо», Муслим Азимов говорил: «У меня в бригаде чехи, киргизы, казахи, татары, русские. Однако социалистическое производство уничтожает всякие расовые и национальные различия, сплачивает в крепкий, дружный коллектив, который успешно выполняет поставленные перед ним задачи». Члены кооператива с исключительной заботой помогали кыргызам и другим местным рабочим овладевать сложными профессиями. В день 10-летия «Интергельпо» ткачиха Куленде Джумабаева вспоминала: «Мой муж работает в «Интергельпо» формовщиком в литейном цехе. Постоянное общение с производством привлекло меня к работе на суконной фабрике. С 1931 года я трудилась на ней на сушке сукна, а теперь ткачиха».

Делегация колхоза «Тянь-Шань» вместе с интергельповцами на праздновании 10-летия кооператива. 1 мая 1935 года

С большой благодарностью относился к коллективу вагранщик чугунно-литейного цеха уйгур по национальности Зунун Тохтохунов: «Я приехал в СССР в 1917 году из Кашгара, где моя мать влачила нищенское существование. Прибыл я один, мальчиком, случайно увязавшись с караваном. В кооперативе работаю с 1933 года. С 1932-го состою кандидатом в коммунисты. Я ударник, и моя основная задача, как и задача людей других национальностей, работающих в «Интергельпо», трудиться хорошо, честно, по-ударному».

Вместе с трудящимися столицы интергельповцы отмечали в 1978 году 100-летие Фрунзе и радовались, когда 2 марта того же года вместе с советскими покорителями Вселенной в космосе побывал и первый чехословацкий лётчик-космонавт Владимир Ремек. Об этом часто вспоминали Антон Ковачек, Степан Вагнер, Крайчевич, Шволик, Шот, Шмидт и многие другие интергельповцы.

«Трудовая книжка» кооператоров, участвовавших в рождении социалистического хозяйства на кыргызской земле, объёмиста. Тут и промышленные предприятия, ставшие школой рабочего класса республики, и помощь в строительстве Турксиба, Чуйской оросительной системы. Верные своему интернациональному долгу, интергельповцы сражались против фашизма под Москвой, у Соколова и на Дуклинском перевале. В боевых рядах первого чехословацкого корпуса под командованием Людвига Свободы вошёл в Прагу Карел Шульц. После победы Шульц остался довершать дело революции в Чехословакии. Сыновья и дочери коммунаров, вернувшиеся на родину, стали ударными строителями новой жизни. В январе 1981 года Шульц стал гостем Фрунзе.

К тому времени у него были два социалистических отечества, одинаково близкие сердцу, как и у других интергельповцев и их потомков, независимо от того, где они живут — в России, Чехии, Словении, Венгрии, Германии, Кыргызстане… Из обосновавшихся «на краю света» чехов, словаков, венгров вышли видные инженеры, руководители. Карел Шульц, как знающий русский язык, вначале был назначен ответственным секретарём правления «Интергельпо». Затем за активную общественную деятельность его выдвинули на работу в горком партии, а позднее в прокуратуру. С должности прокурора он и ушёл на фронт.

Карл Глозл — расточник инструментального цеха вспоминал: «Мы выросли вместе с заводом. Все взрослые и молодёжь, начиная с 15 лет, строили механическую и столярную мастерские, кожзавод и жилые дома, все трудились от зари до зари». В канун 40-летия кооператива завод им. Фрунзе выпустил газету «Сельмашевец», целиком посвящённую «Интергельпо», советско-чехословацкой дружбе. Работница участка электрокипятильников Г. Прекоп делилась в ней: «Я родилась и выросла здесь, в Киргизии. О Чехословакии мне рассказывал отец, приехавший сюда в составе «Интергельпо». Он по-прежнему работает во Фрунзе, на ремзаводе. В 1961 году мы с родителями ездили в Чехословакию, где живут наши близкие — бабушка, дедушка, тётя и две сестры. Всюду нас окружал трудолюбивый и гостеприимный народ. Встречи с чешскими друзьями оставили глубокое чувство любви и уважения к ним. Я часто бывала в школах, учила ребят произносить русские слова, а они меня — чешскому языку… Мне не пришлось пережить ужасов войны, знаю о ней только по книгам и кинофильмам. А в Либерце я посетила музей узников фашистских застенков и была потрясена тем, что увидела. Там всё хранит следы страшных злодеяний, совершённых гитлеровцами. Этим извергам нет и не может быть прощения, их преступления перед человечеством не должны быть забыты». Завершала свой рассказ Г. Прекоп словами: «…То, что было создано в Киргизии чешским кооперативом, свидетельствует о несокрушимой силе великой интернациональной дружбы». Совсем недавно её не стало.

…Городок интергельповцев начинался там, где заканчивалось село Кызыл-Аскер. Их разделяла очень широкая улица, которая и называлась Широкая. Через этот городок мы бегали ещё босиком, а когда уже стали ходить на каблучках, то каждые субботу и воскресенье семьёй ходили туда в клуб. Впечатления остались неизгладимые! Идёшь по ровным чистым улицам городка, кругом цветёт сирень, воздух наполнен ароматом от цветения фруктовых деревьев. Сейчас там хаотичные стройки, сносы, весной и осенью непролазная грязь. Но клуб нашей молодости ещё жив, стоит. Сохранилось также дерево, посаженное в парке Ю. Фучиком во время его приезда во Фрунзе в 1930-х годах.

…В конце городка на углу жили Палуховы, а напротив — Мадяричивы. Мы дружили семьями. Спустя много лет по приглашению Палуховых я дважды ездила в Чехословакию (Братиславу, Банску Быстрицу).

До недавнего времени общественным объединением чехов в Кыргызстане руководила Светлана Кирал, после того, как её не стало, дело перешло к её сыну- Александру. Все члены этой диаспоры — люди преклонного возраста, и они постепенно уходят из жизни. …Часть интергельповцев вернулась на родину вскоре после приезда, столкнувшись с большими трудностями. Часть уехала домой сразу после окончания войны. Некоторые и сейчас хотели бы вернуться, но им отказано в пенсии и предоставлении жилья.

…Правнук Полины Покорной Андрей Ковалёв окончил в Праге вуз и сейчас там работает, он успешный бизнесмен, председатель общественной организации «Кыргызско-Словацкая ассоциация». Мечтает возродить былые отношения между нашими странами. Его прабабушка Полина Францевна, когда её приглашали на юбилейные торжества в Центральный государственный архив Киргизской ССР, обязательно приходила с медалью «За доблестный труд». Она очень гордилась ею…

Нина ВЕЛИЧКО, историк-архивист.
Фото предоставлено автором.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *