Вс. Окт 21st, 2018

Между войлоком и человеком

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

go to site Некогда заморский термин off-line пришёл в нашу жизнь с появлением Интернета. Сегодня уже всем известно, что он означает «быть не в сети», точнее, вне пределов компьютерного общения. При этом мало кто задумывается, что в английском языке слово line помимо прочего означает также «линия», а значит, off-line — это ещё и «вне линии».

Это наблюдение решила использовать бишкекская художница Тамила Зейналова, устроив персональную выставку картин под названием «Общение off-line». При чём тут линии, спросите вы? Всё просто: картины на выставке художницы сделаны из войлока, а точнее — переплетения войлочных линий, создающих единый поток эмоций, людей, явлений и символов.

— Мы существуем вдоль тонкой линии этого потока, — говорит о своих картинах художница. — Мы не чёрные и не белые, не цветные и не серые, мы и есть та самая черта между.

С Тамилой Зейналовой мы встретились на выставке, и вот что рассказала она о своём войлочном творчестве.

— Я занимаюсь этим около девяти лет. Всё начиналось как хобби, но мне всегда хотелось довести это до чего-то серьёзного, сделать что-то редкое, чего ещё никто не делал. Я экспериментировала с разными материалами — металлом, камнем, но вдохновиться получилось именно от шерсти.

— Сначала, наверное, рисовали обычные картины?

— Нет, у меня нет такого образования, — говорит Тамила. — Я увлекалась фотографией. По образованию психолог. Захотелось заняться чем-то, что можно делать дома, когда есть семья и дети. И чтобы это было творческим самовыражением, конечно.

— Долго учились работать с войлоком?

Непрерывная связь

— Можно сказать, что до сих пор учусь. И, слава богу, пока не чувствую своего «потолка», что это всё, что я могу выжать из этого материала. Войлок меня постоянно вдохновляет на что-то новое. Вначале я смотрела в Интернете, как делается смешение красок. Но когда попробовала делать это сама, то увидела, что оказывается, вариантов много. Начинаешь думать: «В следующий раз сделаю уже так».

— Вдохновение приходит в процессе?

— Да, у меня это именно так происходит. Пока катаю одну картину, у меня уже возникает идея для следующей.

— Как же приходят в голову сюжеты?

— Это абсолютное озарение. Но озарение не из ниоткуда, а как результат постоянной интеллектуальной работы. Я не верю, например, что к Менделееву пришло озарение во сне просто так, что до этого он не обдумывал свою идею годами. У меня сначала были войлочные картины-пейзажи и цветы. Они хорошо получались. Сейчас набралась целая серия работ под общим названием «Общение off-line». Они концептуальные, непростые, это картины, над которыми можно размышлять, в которые нужно всматриваться.

— Сложно ли оставаться творческим человеком в наше непростое время?

— Сложность в том, что, находясь в сфере искусства, ты не зарабатываешь столько, сколько тебе бы хотелось. Раньше я работала в офисе с хорошей зарплатой, но ушла оттуда. Душа просила чего-то другого.

— Не страшно было оставлять стабильность и уходить в неизвестность?

— Это нужно делать, когда ты понимаешь, что хочешь заниматься именно творчеством, — говорит Зейналова. — И важно понимать, что тяжёлых времён всё равно не избежать: картины, даже самые гениальные, не могут сразу же стоить сотни долларов. Требуется время. И это проверка на любовь к тому, что ты делаешь, проверка на призвание.

Прощание

— Можно ли назвать это поисками счастья?

— Я думаю, можно. Есть люди, которые любят свою работу в офисе и это делает их счастливыми. Есть люди, которые в офисе сидят не на своём месте. Вот я находилась не на своём месте. Ещё в школе учителя говорили обо мне: «Умная девочка, способная. Но ленивая. Сидит, смотрит в окно, считает ворон, разглядывает облака». А я думала, что математика и физика — это всё бренно, а вот птицы, цветы — это вечная красота. Я мечтала летать, фантазировала… На уроках музыки, например, я зарисовывала музыку.

— Это как?

— Брала чистый лист бумаги и рисовала верхние и нижние ноты в стиле эквалайзера или кардиограммы. Мне всегда хотелось изобразить всё графически. Даже то, что воспринимала на слух. Потом на экзамене по этим рисункам я могла определить, что это за музыка. Такая у меня получилась шпаргалка, — смеётся художница.

— Можете назвать самую запоминающуюся реакцию на ваши картины?

— Это случилось ещё в школе. В первом классе я первый раз нарисовала картинку: кошка в старинном парике и пышном платье разговаривала с птичкой в клетке. Я её откуда-то срисовала. Учительница за эту работу поставила двойку со словами: «Это чтобы в следующий раз за тебя мама не рисовала!» Тогда я расстроилась. Но сейчас думаю, что это была самая высокая оценка.

— Какие планы после выставки off-line? Что интересного от вас ждать дальше?

— Я бы хотела представить своё творчество в разных городах, не сидеть на одном месте, в одном зале, — говорит Тамила Зейналова. — В первый же день экспозиции мне предложили поехать на симпозиум войлочников всего мира, который пройдёт в Баку в октябре. Собираюсь вывезти туда свою выставку. Ещё в планах — творить дальше и создать что-то не похожее на то, что есть сейчас.

source site Марина ДУБОВЧЕНКО.
Фото автора.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *