Допингу бой! Спортсмен, дружи с головой!

На прошлой неделе Государственное агентство по делам молодёжи, физкультуры и спорта вынесло на общественное обсуждение проект постановления о предотвращении применения допинга в спорте. Как говорится в справке-обосновании, документ разработан для исполнения Международной конвенции о борьбе с допингом в спорте, согласно которой Кыргызстан начиная ещё с 2010 года был обязан принимать антидопинговые меры на национальном и международном уровнях. Однако до сих пор в нашей стране существовал лишь один документ, контролирующий употребление запрещённых веществ спортсменами, — приказ Госагентства спорта от 8 июля 2016 года «О борьбе с допингом в спорте». О том, как при этом складывается ситуация с употреблением допинга в Кыргызстане и что делается для борьбы с ним, мы поговорили с начальником отдела анализа и развития спорта высших достижений Госагентства спорта Маратом АСКАРБЕКОВЫМ.


— Скажите, как сегодня обстоят дела с допингом в спортивном мире Кыргызстана? Употребляют?

— Правильнее будет сказать, злоупотребляют, — говорит Марат Аскарбекович. — При этом некоторые принимают допинг намеренно, зная о его побочных эффектах, но большинство — не намеренно, потому что в последнее время нерекомендованные спортсменам вещества встречаются в составе разных напитков и продуктов. Я недавно прочёл, например, что даже манную кашу нельзя есть.

— Почему? Что в ней такого страшного?

— Якобы ВАДА (Всемирное антидопинговое агентство. — Прим. авт.) нашло в ней что-то запрещённое. Скорее всего, это фэйк или шутка, но всякое может быть.

— Это сколько же каши надо съесть, чтобы допинг-пробу не пройти? И неужели без него сегодня совсем нельзя обойтись?

— Когда мы говорим о допинге, нужно смотреть на специфику видов спорта. Есть виды, в которых в условиях мировой конкуренции без допинга не выжить.

— Имеете в виду силовые виды?

— Да, тяжёлую атлетику, например. Но любой допинг — это вред. Спортсмены принимают запрещённые препараты, потом промывают организм, чтобы от него избавиться. При этом не думают о своём здоровье. Многие спортсмены у нас в стране, к сожалению, не владеют информацией о том, в какой еде, в каких лекарствах есть запрещённые вещества. Зачастую даже и госагентство не знает. ВАДА опубликовывает списки и не ставит нас в известность. Они работают напрямую со спортивными федерациями. Бывает, наши спортсмены ловятся на допинге, а мы узнаём об этом лишь спустя какое-то время.

— Возьмём недавний пример: на олимпиаде в Рио-де-Жанейро тяжелоатлет из Кыргызстана Иззат Артыков выиграл бронзовую медаль, а потом лишился её из-за того, что допинг-тест оказался положительным. Этот пример чему-то научил нашу страну?

— Сразу после этого случая в 2016 году вышел приказ директора госагентства о последствиях применения допинга. До этого ни в каких нормативно-правовых документах у нас не было прописано никаких санкций по допингу.

— Хотите сказать, что до этого спортсмены не несли никакой ответственности за допинг?

— Была только личная ответственность спортсменов перед ВАДА, а перед государством — нет.

— А как сейчас идёт борьба с допингом в Кыргызстане? Что для этого делается?

— Разработан проект постановления о предотвращении применения допинга в спорте. Он в первую очередь направлен на сохранение здоровья наших спортсменов. Многие из них не знают, что, принимая запрещённые вещества, могут стать инвалидами. Ещё мы планируем открыть единое учреждение — центр, который бы занимался проблемой допинга в стране. Вторая проблема — это медицинское обслуживание спортсменов. В Кыргызстане нет специальной государственной поликлиники, где можно было бы их проверять и оказывать медуслуги. Поэтому в постановлении отдельным пунктом предлагается совместно с Минздравом организовать спецдиспансер, как это было раньше, в советское время. Раньше таким единым медучреждением была поликлиника строителей.

— Во сколько сегодня обходится проверка спортсмена на допинг?

— Это очень дорогое удовольствие, — говорит Марат Аскарбеков. — Ближайшая лаборатория по проверке проб на допинг находится в Катаре. Одна проба мочи стоит около 400 долларов. Плюс перевозка. Плюс, кроме мочи, ещё берётся проба крови — это дополнительные расходы.

— Отправлять обязательно? А если делать проверку у нас, в Кыргызстане?

— В Кыргызстане нет таких лабораторий. Даже если мы будем это делать, наши лаборатории нелицензированы, и ВАДА просто не примет наши результаты.

— А без проб, основываясь на достижениях спортсмена, можно определить, что он принимает допинг?

— Скрыть это сложно. Когда спортсмен принимает допинг, то улучшает свои результаты в разы, и это сразу заметно. Кроме того, у нас маленькая страна. Мы следим за успехами всех спортсменов, которые развиваются поэтапно. Так и должно быть: где-то рост, где-то спад — это нормально. Ненормально — это допинг.

— Как вы думаете, как сами наши спортсмены отнесутся к ужесточению контроля за допингом? Многие из них готовы жертвовать всем, даже здоровьем, ради олимпийских медалей.

— Думаю, положительно отнесутся, — говорит Марат Аскарбеков. — Нужно в первую очередь думать о своём здоровье. Ну станешь ты завтра олимпийским чемпионом, а дальше как будешь жить? Сегодня ВАДА из-за допинга не допускает на Олимпийские игры спортсменов из многих стран, даже целые сборные. Вы же наверняка знаете о том, что, к примеру, происходит в Российской Федерации. Ужесточение проверки на допинг — это хорошая тенденция, потому что так спортсмены начинают верить в то, что быть «чистым» и победить становится возможным. А наши спортсмены и без допинга показывают хорошие результаты. В некоторых видах спорта у нас есть очень талантливая молодёжь, и у Кыргызстана ещё будут и серебряные, и золотые медали.

— Когда спортсмена ловят на допинге, что ему грозит?

— ВАДА применяет санкции по каждому такому спортсмену. Размер штрафа начинается от 15 тысяч евро и выше. Его оплачивает спортивная федерация, к которой относится этот спортсмен. Если не оплачивает, то не допускается на следующие соревнования. У ВАДА очень жёсткие требования.

— Расплачивается федерация, а сам спортсмен что же — ни при чём?

— Поэтому в проекте нового постановления мы и указали, что вся ответственность за употребление допинга должна лежать на спортсмене, тренерах и врачах, которые его обслуживают.

— Но тогда нужно будет контролировать и продажу спортпитания и разных добавок, которые сегодня можно свободно купить в спортклубах и магазинах, а это осуществимо?

— Открыто продаются белковые добавки, а запрещённые химические вещества — тайно. На законодательном уровне мы сделали первый шаг — внесли постановление, дальше хотим внести изменения в административный кодекс, чтобы добраться до тех, кто продаёт эти вещества, — говорит Марат Аскарбеков. — Будет много недовольства от тех, кто привык принимать запрещённые препараты, но если они не заботятся о своём здоровье, то это должны сделать мы. Это наша работа.

Марина ДУБОВЧЕНКО.

"СК"

Издательский дом "Слово Кыргызстана"

Добавить комментарий