«…Он не убежал и мозолит глаза»?

Два бывших президента не получили право экс-президентства. Лишится ли его Алмазбек Атамбаев?

В воздухе запахло жареным. Вернее, уже очень сильно пахнет. Даже бабушки на дворовых скамейках, не говоря о политиках, чиновниках и экспертах, говорят о том, посадят или нет Атамбаева. Как недавно высказался один острослов: «Он не убежал и мозолит глаза».

…А началось всё с котельной. Дальше пошёл каскад уголовных дел, возбуждённых по следам проектов, осуществленных администрацией бывшего главы государства. Тут и строительство чолпон-атинского ипподрома, и реконструкция исторического музея, и возведение школ на иностранные гранты… Что ещё осталось: ЛЭП «Датка — Кемин», дорога Балыкчи — Корумду, строительство домов для военнослужащих? Самое интересное, что Алмазбек Шаршенович, не отличавшийся неразговорчивостью, хранит безмолвие. Это создаёт почву для слухов о том, что молчит он не случайно, наверняка готовит третью революцию.

На днях правовая клиника «Адилет» организовала в конференц-зале “Парк-отеля” дискуссию известных юристов, депутатов Жогорку Кенеша, представителей аппаратов Президента, правительства, правозащитных организаций на три резонансные темы: насколько равны у нас перед судом и законом президент и простые граждане (почему, к примеру, генпрокурору дано право обратиться в суд от имени главы государства за защитой его чести и достоинства — разве он сам недееспособен?); насколько были законны громкие уголовные дела, возбуждённые на последнем этапе президентства Атамбаева (дела Саляновой, Текебаева, Шыкмаматова); вносить или нет в Закон «О гарантиях деятельности Президента Кыргызской Республики» изменения, лишая экс-президентов неприкосновенности, как это предложили недавно депутат от фракции «Онугуу-Прогресс» Исхак Масалиев и депутат от фракции «Республика — Ата-Журт» Курманкул Зулушев. К первым двум темам мы ещё вернёмся, а пока предлагаем узнать прозвучавшие на дискуссии точки зрения о лишении экс-президентов неприкосновенности.

О чём спор

По Конституции 2003 года все бывшие президенты КР, кроме отрешённых от должности, имели звание экс-президентов и обладали неприкосновенностью. Из Конституции 2010-го эту норму исключили, однако — парадокс! — осталась пресловутая 12-я статья Закона «О гарантиях деятельности Президента КР», принятая в 2003-м. На ней сейчас и сосредоточены споры. Статья гласит: «Экс-президент Кыргызской Республики обладает неприкосновенностью. Он не может быть привлечён к уголовной и административной ответственности за действия или бездействие, совершённые им в период исполнения полномочий Президента Кыргызской Республики, а также задержан, арестован, подвергнут обыску, допросу либо личному досмотру.

Неприкосновенность экс-президента Кыргызской Республики распространяется на занимаемые им служебные и жилые помещения, используемые им транспортные средства, средства связи, принадлежащие ему архивы, иное имущество, документы, багаж и на его переписку».

Чолпон ЖАКУПОВА, директор правовой клиники «Адилет» по семейным обстоятельствам не смогла присутствовать на обсуждении, однако зачитали её приветствие, из которого следует, что известный юрист, в прошлом добровольно отказавшаяся от мандата парламентария, категорически против неприкосновенности экс-президентов:

— Да, мы вынуждены констатировать, что этот закон установил императивную норму, согласно которой, экс-президент ни при каких обстоятельствах не может быть привлечён к ответственности за действия, совершённые им в период исполнения своих полномочий. Эта статья противоречит и грубо нарушает конституционный принцип равенства всех перед законом, не соответствует действующей Конституции Кыргызстана в редакции 2010 года, а также элементарной логике. Конституция не даёт никому абсолютной неприкосновенности, для отдельных должностных лиц предусмотрен особый порядок привлечения к ответственности, к примеру, для депутатов, судей, генпрокурора.

Абсолютного иммунитета нет даже у действующего Президента — согласно 67-й статье Конституции, его можно привлечь к уголовной ответственности после отрешения от должности. И это нормальная практика в любом демократическом государстве. Однако в отношении экс-президента такой возможности нет. Согласно действующему закону, даже в случае совершения убийства его не привлекут к ответственности. Экс-президент абсолютно неприкасаем и недостижим для правосудия, он стоит выше правосудия, вне правосудия. Такого статуса нет ни в одном правовом государстве мира! Подобному иммунитету позавидовали бы и самые жестокие монархи средневековья.

Нурбек ТОКТАКУНОВ, директор ОО «Партнёрская группа «Прецедент» предложил коллегам не просто «жаловаться друг другу» о существующих в стране нарушениях законности, а «по-настоящему о чём-то договориться», то есть предпринять шаги, которые изменят ситуацию. Сам он их уже сделал: обратился со своими предложениями в Конституционную палату.

Смысл и польза правовых иммунитетов в том, что они способствуют функционированию демократической системы сдержек и противовесов, убеждён Нурбек Токтакунов. Смысл иммунитета экс-президента в необходимости демократической сменяемости власти. Если иммунитета не будет, президент в большей степени окажется склонен принимать меры к продлению своей власти.

Развитые демократии с эффективно функционирующей системой сдержек и противовесов, с крепкой судебной системой не нуждаются в неприкосновенности бывших глав государств. В этих странах суд компетентен и способен оценить обстоятельства, взвесить аргументы и не допустить злоупотребления властью с целью нейтрализации политических противников.

Кыргызская система сдержек и противовесов работает только между исполнительной и законодательной властью. Судебную же систему контролируют и парламент, и исполнительная власть, тогда как сама она не использует в полной мере возможностей судебного контроля исполнительной власти и совсем не использует возможностей контроля парламентских процедур. Хотя происходит масса нарушений в соблюдении регламента: в вынесении законопроектов на обсуждение, в проведении голосования и т. п. Потому что у нас в судах сидят люди с мышлением чиновника.

«Я считаю, что иммунитет экс-президенту нужен, но не тот абсолютный, что предусмотрен действующим законодательством,, — говорит Н. Токтакунов. — Наличие абсолютного иммунитета противоречит принципу равенства всех перед законом.

Иммунитета на деяния «экса» после президентства нет, но само синтаксическое строение предложения создаёт возможность неверных интерпретаций, то есть иммунитет «экса» на деяния во время президентства переносится и на его деяния после президентства.

Что я предлагаю сделать Конституционной палате? Отменить пресловутую 12-ю статью Закона «О гарантиях деятельности Президента КР» и указать на необходимость разработать норму о неприкосновенности заново вместе с процедурой лишения неприкосновенности за деяния во время президентства. При этом процедура должна стать сложнее, чем отрешение его от должности на основании выдвинутого Жогорку Кенешем обвинения. Это нужно для того, чтобы президент не стремился продлить своё правление. И потом: если у депутатов не хватило смелости предъявить и доказать виновность человека, когда он находился у власти, то пусть им гораздо сложнее будет сделать это после того, как он её лишился.»

Клара СООРОНКУЛОВА, юрист Центра политико-правовых исследований:

— Как вообще появился Закон «О гарантиях деятельности Президента Кыргызской Республики»? Вначале речь шла только о социальных гарантиях. Гарантия неприкосновенности появилась только в 2003 году. Её придумал Аскар Акаев, страшась ответственности за Аксыйские события. Абсолютный характер иммунитета экс-президента стал непреодолимым препятствием для его привлечения к уголовной ответственности и после событий 2005-го. То есть надёжно сработали «гарантирующие» нормы Конституции того времени, получившие развитие в аналогичных нормах закона о гарантиях. В последующем этот закон не привели в соответствие и с редакцией Конституции 2007 года, так как он вполне отвечал интересам президента К. Бакиева.

В 2011-м и 2015 годах делалась попытка отменить неприкасаемость экс-президентов. В 2015-м на сайте Министерства юстиции даже вывесили проект изменений в закон о гарантиях. Однако ему не дали хода.

Кстати, высказанный Н. Токтакуновым довод о том, что полное лишение экс-президента статуса неприкосновенности может лишь усугубить ситуацию и привести к тому, что он до последнего начнёт цепляться за власть, уже звучал. Об этом сказал три года назад профессор Мурат Суюнбаев, когда обсуждался вынесенный на общественное обсуждение Министерством юстиции законопроект внесения изменений в Закон “О гарантиях деятельности Президента КР”.

К чему пришла дискуссия в “Парк-отеле”? Прозвучала идея обобщить высказанные предложения и выработать рекомендации. Сотрудники правовой клиники «Адилет» обещали сделать это. Кому адресуют рекомендации, пока неизвестно. У участников дискуссии разные мнения на этот счёт: одни считают, что нужно направить в администрацию Президента, поскольку «контрольная кнопка», по их выражению, находится там, другие — что в Жогорку Кенеш.

Кифаят АСКЕРОВА.
Фото из архива автора и из Интернета.

"СК"

Издательский дом "Слово Кыргызстана"

Добавить комментарий