Будет ли защищать генпрокурор президента?

В бытность президентом Алмазбек Шаршенович на встречах с журналистами не раз приводил фразу «Все животные равны. Но некоторые равны более, чем другие» из сатирической повести-притчи Джорджа Оруэлла «Скотный двор». Он использовал её в качестве иллюстрации к нежелательному положению дел в международных отношениях, когда некоторые страны считают, что они вправе диктовать свою волю другим. А теперь крылатое выражение из любимого произведения Атамбаева обернулось против него самого: его обвиняют в том, что, будучи главой государства, он был «равнее всех».

Против бывшего президента аукнулось одно из громких дел прошлого года: иск к соучредителям сайта Zanoza.kg и директору правовой клиники «Адилет» Чолпон Джакуповой, поданный в суд от его имени генпрокурором Индирой Джолдубаевой. Как известно, рассмотрение дела закончилось миллионными исками. Несмотря на то что недавно А. Атамбаев отозвал материальную часть своих претензий, правовая клиника решила бить в «корень зла», который, по её мнению, заключается в том, что Закон «О гарантиях деятельности Президента Кыргызской Республики» предоставляет первому лицу страны неоправданные привилегии. Речь идёт о статье закона, обязывающей прокуратуру представлять интересы главы государства в делах по защите его чести и достоинства. Свой доклад юристы клиники озвучили на организованной ими недавно в одном из бишкекских отелей дискуссии «Правовые и практические аспекты реализации конституционного принципа равенства всех перед законом и судом». Приведём их доводы подробно, чтобы понять логику рассуждений. Итак:

«Согласно ст. 37 и ст. 40 ГПК, стороны в гражданском процессе обладают одинаковым объёмом прав и обязанностей. В отличие от уголовного процесса, где права и обязанности участников процесса разделены и указаны отдельно, в гражданском процессе истцы и ответчики не разделены. В связи с указанным гражданский процесс предполагает состязательность сторон, где каждый обладает равными возможностями.

В то же время закон предписывает представлять и защищать интересы отдельных лиц, которые в силу объективных причин (возраст и болезнь) не могут самостоятельно защищать свои права. Это неоспоримая социальная функция государства, в связи с чем ст. 45 ГПК позволяет прокурору выступать в защиту указанных лиц.

Однако ст. 4 Закона «О гарантиях деятельности Президента КР» наделяет прокуратуру обязанностью представлять интересы президента в делах по защите его личных прав, никак не связанных с интересами государства. Так, в случаях распространения сведений, порочащих честь и достоинство президента, генеральный прокурор обязан, если другие меры прокурорского реагирования не принесли необходимых результатов, обратиться в суд от имени главы государства за защитой его чести и достоинства. При этом генпрокурор признаётся законным представителем президента, он пользуется всеми правами истца, ответчика, потерпевшего, предусмотренными процессуальным законодательством, в том числе на передачу своих полномочий другим лицам, и его полномочия на ведение дела в суде не требуют специального удостоверения (доверенности).

…Получается, что все граждане КР, все должностные лица, в том числе премьер-министр и депутаты, свою честь должны защищать в частном порядке на равных условиях, а честь президента защищается государством.

…ГПК чётко установил, что защита интересов граждан прокурором осуществляется по их заявлению. Исключение составляют только недееспособные лица. Согласно ГПК, президент должен обратиться с заявлением к генеральному прокурору, обосновать нарушение своих прав и указать, по какой уважительной причине не может сам подать в суд.

Ст. 4 Закона «О гарантиях деятельности Президента» противоречит не только нормам Конституции, но и требованиям статей 45 и 2 ГПК — генеральный прокурор никак не может быть законным представителем президента. Как известно, законными представителями могут быть только родители, усыновители, опекуны, попечители. Таким образом, для президента создаётся особый процессуальный статус — его права выше, чем у остальных в гражданском процессе», — заключают юристы «Адилет».

Одновременно с идеей лишить президента привилегии отстаивать своё доброе имя руками генпрокурора сейчас активно продвигается инициатива лишить статуса неприкосновенности экс-президента. Понятно, что то и другое вызвано обидой на действия Алмазбека Атамбаева. Понятно также, что если появится проект внесения соответствующих поправок в Закон “О гарантиях деятельности президента”, то его судьба будет зависеть от политической воли нового главы государства. Ведь если он его подписывает, то лишает и самого себя привилегии, ставшей спорной.

Но давайте зададимся таким вопросом: если у президента отнять нынешнюю возможность защищать честь и достоинство с помощью генпрокурора, то решит ли это в корне проблему политического давления на судебный процесс? Статья 57 ГПК предоставляет право любому гражданину вести дела через представителя (не путать с законным представителем, которым, действительно, может быть только одно из вышеперечисленных юристами «Адилет» лиц). Значит, глава государства вполне может поручить отстаивать собственные интересы сотруднику аппарата президента (к примеру, отдела правового обеспечения), который не входит в перечень должностных лиц, кому ГПК запрещает представительство. С учётом менталитета наших судей слово этого человека тоже будет иметь особый вес — как-никак он из аппарата «Белого дома». Либо президент сам явится в суд — в сопровождении охраны на чёрных «мерсах» и машин ГУОБДД. Можно представить, как там вытянутся в струнку готовые выполнить любую волю первого лица.

Поэтому прежде чем кромсать в очередной раз законодательство, неплохо бы обратиться к опыту демократических стран с лучшим опытом управления: как там страхуются от влияния главы государства на судебную систему?

Бурные события последних месяцев, когда вчерашние герои-чиновники объявляются казнокрадами и взяточниками, побуждают задаться ещё одним вопросом: что помешало квалифицированным юристам «Адилет» объявить противоречащим Конституции Закон «О гарантиях деятельности Президента КР» год назад, когда А. Атамбаев находился у власти? Ну не некомпетентность же. Почему это делается сейчас, когда тучи над «эксом» сгустились настолько, что вот-вот, ожидаемо, его тоже объявят вне закона? Один из приглашённых на дискуссию в отеле, с аппетитом съедая во время кофе-брейка сэндвичи с сёмгой, объяснил это «оттепелью», наступающей обычно с приходом новой власти.

Плохо, когда изменения в закон вносятся в зависимости от погоды и при этом не просчитывается, будет ли от них толк.

go here Кифаят АСКЕРОВА.

"СК"

Издательский дом "Слово Кыргызстана"

Добавить комментарий