Пн. Ноя 19th, 2018

Имя этой песне — Чуй

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

follow url Мы живём в удивительное время. И время живёт в нас. День сегодняшний рождается из дня вчерашнего и несёт в себе черты дня завтрашнего. В этой преемственности, нерасторжимости времени предстаёт перед нами история Чуйского края. Она рождает в нас готовность неутомимо идти к новым рубежам.

…Светлый май 2016 года. Солнечный айыл Кун-Туу. Весенний праздник мира, труда и победы. Каждый человек в те майские дни, в круговороте исторических событий вспоминал, наверное, что-то своё, особенно близкое, дорогое сердцу и памяти. Есть и у меня оно — своё, близкое… Чуй…

Имя это сегодня нетерпеливо просится в строку моих заметок. Да и как же ему не проситься, ежели автор этих строк родился и вырос у самого берега реки Чуй. Подумаешь о ней и испытаешь укол своего рода патриотической ревности: что ж так мало написано о нашей реке, так мало воспета она? Вспомнишь украинский Днепр и незабываемые строки о нём Гоголя и Шевченко. О нашем могучем Нарыне и говорить нечего — целая плеяда советских писателей, поэтов, журналистов, художников воздвигла ему нерукотворный памятник. А как повезло реке Талас с замечательным певцом её Чингизом Айтматовым… И право же, мне кажется порой, что благодаря Пушкину, Достоевскому, Шолохову и многим другим великим писателям далёкие от нас русские реки знакомы едва ли не лучше, чем протекающая рядом, у нас на глазах. И очень это несправедливо: пусть не велика она, но это наша родная река. К тому же для сердца кыргызского человека Чуй не просто река, это нечто невыразимо большее: она умудрилась проложить своё русло через нашу душу, а можно ли отыскать ложе более глубокое и более надежное!

Чуй родной, моя река,
Хоть не очень широка,
И не так чтоб глубока,
Да, зато уж хороша,
Ты, река, — моя душа!

Чуй для меня — явление высокой поэзии, факт истории и культуры, символ и любовь Кыргызстана! Хороша эта река, когда она будто не шелохнётся в сияющей радости полудня. И когда долголетняя ночь укутывает реку в звёздное ночное покрывало, и когда цветные сигнальные отблески и бортовые огни автомашин на большой объездной дороге Бишкека кажутся россыпями самоцветов. А когда приходит штормовая пора, столько в этой реке истинно кыргызского, самобытного, столько в ней природной красоты — невозможно глаз отвести! Гляжу на Чуй и думаю: «Нет, не зря дана такая сила богатыря».

И сейчас, когда я пишу эти строки, ясно встали в памяти обрывистый песчаный берег реки и заросший ряской и белыми кувшинками пруд колхоза имени Ленина, и черноглазая девчонка с тяжёлым узлом бронзовых волос на голове… Память далёкого детства с необычайной силой охватила меня. Как изменилось всё с тех давних пор, когда я работал на ферме совхоза «Жениш», стоявшей на высоком холме над рекой!..

Не изменилась только река. Она такая же голубая, извилистая. С седых веков она была матерью кыргызских земель. Даже на мелкомасштабных картах выглядит Чуй широкой, длинной жилкой. Бежит она, петляя, извиваясь, с востока на запад страны, от ледников до туранги и дальше, теряясь в песках Моюнкума. Куда ей до других больших кыргызских рек! Но в неоглядных пространствах истории её значение, народная слава не меньше, не ниже, чем у других великих кыргызских рек. Без реки Чуй нельзя и представить себе становления, накопления мощи и силы кыргызского государства! Есть на кыргызской земле места, которые волнуют, вызывают мысли и чувства, то, что древние называли Genius loci — гений, дух места!

Как сказал Алмазбек Атамбаев: «Чуй известен своим особым местом в мировой цивилизации и по праву считается одним из самых благодатных мест на свете». Здесь живёт вечная душа народа эр солто — мятежная, стойкая, закалённая многими бедами, душа свободолюбивая, мужественная. Как писал известный казахский исследователь манасовед Чокан Валиханов, солто — это государство-образующий род древнего кыргызского народа. Судьбе было угодно расположить этот могущественный род на исторических перепутьях. Щедрая земля на протяжении многих столетий была ареной кровавых битв, лакомым куском для завоевателей, не позавидуешь такой исторической судьбе.

…Веками голубая жилка реки Чуй кормила и поила кыргызскую землю, обороняя её от врагов, открывая дорогу в широкий мир. Ходили по реке Чуй и в Санкт-Петербург через Омск. У чуйских кыргызов всегда были дальновидные планы по установлению торгового пути из России в Восточный Туркестан и Китай через территорию Кыргызстана. Летом 1785 года Атаке баатыр отправляет великое кыргызское посольство в Россию. Первый визит завершается удачно. По историческим сведениям, послов приняла сама императрица Екатерина II. Оглядываясь на путь отчего края, пройденный вместе с Россией, я от души скажу: «Пусть всегда будет благословен день, породнивший нас навеки с великим русским народом! Мы живём и трудимся с русскими на одной земле, вместе строим демократическое общество».

Чуй — это как мощный ствол великого дерева Кыргызстан. Чуй — это весенние маёвки, разлив алых флагов над рекой. Революционные традиции рабочего класса ковались здесь, по сей день их свято чтут у нас: они не страница — глава из бессмертной книги революции! Под влиянием революционных событий в России и в Чуйской долине усилилось освободительное движение, во главе которого стояли опытные революционеры Алексей Иваницин, Иван Меркун, Швец-Базарный, Ян Логвиненко. В мае 1917 года в Бишкеке образован союз кыргызской бедноты «Букара». Борьбу за освобождение бедняков, за содействие в укреплении дружеских взаимоотношений между кыргызами, русскими и другими народами возглавили Кожомурат Саркулов, Имаш Кудайбергенов, Фахретдин Саилбаев, Ашырбек Барменов, Хуснула Хасанов, Иман Кобеков. Чуй — это более 40 лет жизни Абдыкерима Сыдыкова, отца-основателя кыргызской государственности. Здесь он родился, здесь получил первое революционное крещение, потом первая ссылка, первый кружок социал-туранской партии. Здесь он выдвинул идею образования Кыргызской горной области — начала возрождения и построения кыргызского национального государства. И то, что сегодня есть Чуй — с городами и заводами, стройками, плотинами, гидроэлектростанциями и каналами, с прекрасными трудолюбивыми людьми, — мечталось Абдыкериму Сыдыкову, виделось ему в далёкой дали будущего…

Чуй — это колыбель жизни тысяч и тысяч чуйцев. И была река во все времена крепкой жилой живой крови. Не случайно на высоком берегу одной из крутых излучин её зародился, вырос, сказочно расцвёл город Токмок — первая столица Родины нашей. По-разному раскрывается на её берегах трудовой облик промышленного города. Здесь живут рабочие люди, в трудовую жизнь которых как событие первостепенной важности вошла Национальная стратегия устойчивого развития экономики страны. Вошла и вдруг показала с необыкновенной силой и ясностью, что самая прекрасная и светлая мечта — не только фантазия, но и живая реальность не такого уж далёкого будущего. И её, эту реальность, можно было ощутить, увидеть так же, как, скажем, новую весну, которая обязательно наступит и в будущем году, и через десять, и двадцать лет.

…Да, слово предоставлено весне, а точнее сказать, она сама взяла его, и нам, зрителям большого театрализованного представления, посвящённого 90-летию образования Чуйской области, оставалось лишь внимательно слушать его. Впрочем, вряд ли нам удавалось остаться при этом молчаливыми слушателями и созерцателями, ибо весна прочно поселилась как в нас, так и в участниках представления. Стремительно надвигающиеся чёрные тучи не в силах были омрачить их лиц. Они приветствовали весну, живописно разместившись на ажурных холмах и увалах Кун-Туу, слушали голос манасчи из Чуйской долины Кенже-Кара. Его повествование в торжественно-печальных мерных звуках погружало зрителей в трагическое былое. Пошёл дождь. От грома содрогались белоснежные юрты, но яркие лучи солнца пронизывали тучи. Среди бушующей стихии возникли неведомые всадники. На зелёные холмы стремительно и внезапно налетел из лощин буйный ливень нагорья. Но праздник лишь ускорил темп. Под звон колокольцев шли верблюды, неведомо откуда и неведомо куда. Кенже-Кара заговорил о радостном, и всё успокоилось, лица озарились радостью, сразу дождь как рукой сняло. Солнце медленно всплывало над зубчатыми вершинами гор.

Кенже-Кара к Манасу обращается,
И след былого в сердце отдаётся,
В напеве под комуз о нём поётся.
И молодость Манаса поминает.
О подвиге, о силе, о победах.
С гор Ала-Тoo, силу набирая,
В пути преграды одолевая,
Как зеркало прозрачное, сверкая,
По направлению к Чуй
Течёт река Талас.

…Казалось, произошло слияние неба и земли, человека и природы, беспредельные чуйские равнины раздвинулись ещё шире, стали ещё привольнее. Через весь небосклон пролегла над Сокулуком крутая радуга. Перекинувшись из края в край света, застыла в вышине, вбирая в себя солнечный мир Кун-Туу, празднично украсив небо. Но мелкий дождь ещё моросил, поклёвывая мутные лужи. Ребятишки оравой высыпали из юрт, пуская по дождевым ручьям бумажные кораблики. И эти светлые просторы, и панорама зелёных холмов с домами полны были такого мира, покоя, что глаз не хотелось отвести и на сердце было тепло. И я снова почувствовал в себе силу, я тоже воспрянул духом, снова ожили во мне мечты о стране с кротким названием Чуй, и сердце охватила радость: сколько вёсен пережил, а всякий раз будто всё внове, не было такой весны для меня, кроме одной неповторимой, волнующей весны 2016 года!

В старинной тюркской поэзии Жусупа Баласагына чуйские кыргызы воспеты, как жители верховьев рек: «у головы воды, в соседстве с тучами». Должно быть поэтому к реке Чуй мы испытываем особое пристрастие и восхищаемся, видя в ней красоту движений и силу природы.

…Русский инженер из Санкт-Петербурга Владимир Васильев был одним из тех, кто сумел не только разглядеть силу и мощь реки Чуй, но и укротить её лютую энергию, сделать её нрав полезным человеку. Длинные ряды цифр и частые решётки графиков не заслоняли ему живописных перекатов, излучин, плёсов — словом, живой Чуй. Ведь чтобы обуздать её, и люди должны быть сродни реке. Не бесшабашная удаль и риск двигали Васильевым. Он глубоко понимал и крепко любил эту реку. Он был убеждён: исключительные по смелости работы нужны будут тем, кому выпадет жить завтра. В 1937 году руками трёх тысяч рабочих он завершил строительство Чумышской плотины. Но главным для него стало то, что он дал людям и стране и какой след оставит на земле. Васильев обеспечил орошение 22 тысяч гектаров Чуйской земли. Так создавались первые ирригационные объекты республики. Старица реки Чуй в зарослях высокой осоки и густого камыша, стремительно мчатся шалые воды по арыкам и каналам, несут частичку её большого сердца. Голубыми росчерками по водяной глади пишется имя замечательного русского инженера из Петербурга, преобразившего Чуй в благодатный край. Мало кто из нас знает, что благодаря Васильеву у нас цветут вишнёвые и яблоневые сады и растут сладкая свёкла и солнечный виноград…

Вот Большой Чуйский канал несёт свои весенние воды вдаль, зовёт и манит куда-то, рождая не совсем ещё ясное, но непременно обещающее что-то очень светлое, очень хорошее и радостное впереди. Не об этом ли говорят воздетые руки юношей и девушек, их жесты, улыбки? Они знают: если идёт дождь, значит, солнце плачет, если ярко светит, значит, смеётся. В племени Кун-Туу из рода эр солто издревле поклонялись верховному божеству солнца, отражённому в солярных знаках, орнаменте одежды чуйских женщин. По солнцу вставали, ложились спать и по солнцу предсказывали погоду.

Возможно, поэтому на нашем национальном флаге изображено золотое солнце, проникающее через тундук, а на гербе народа эр солто — серебряный полумесяц. И это тоже не случайно. Наши предки определяли время дождей по движению и положению полумесяца.

Словно от самого солнца устремили свой разбег серебряные нити электрических проводов: с одной кручи реки Аламудун на другую. Сверкают нити-лучи по всей Чуйской области, ритмично бьётся стальное сердце шести Аламудунских ГЭС, раздающих энергию каждой клеточке огромного организма благодатной долины Сары-Озон…

…»Мир, Чуй, Май» — начертали сокулукские девчата, будущие дизайнеры, на кирпичной стене строящегося дома. Кто, глядя на них, отважится сказать, что заняты они будничным делом! Чтобы раскрыть нам, что у них на сердце, девчата нарисовали не одно, а сразу два солнца: одного им просто мало. Для всех людей в мире светит одно солнце. Но для самых красивых девчат и самых быстроногих скакунов Сокулука, кажется, есть ещё до боли родное солнце — Кун-Туу, которое озаряет весь их жизненный путь. Оно и понятно: нет солнца — нет жизни на земле…

…Прикосновение к прошлому. Смотрит с импровизированной сцены Иманалы Айдарбеков. Возвращает нас к времени далёкому: «6 декабря 1926 года победила идея кыргызской автономии». Сначала образована автономная область, потом автономная республика, затем — союзная. Мне видится, что новый манасчи, уже суверенного Кыргызстана, вслед за манасчи Кенже-Кара продолжит эпические традиции предков, и легендарными героями его сказаний станут Абдыкерим Сыдыков, Иманалы Айдарбеков и их соратники, которым в начале ХХ века удалось вновь зажечь светоч надежды нашего пращура — Манаса Великодушного.

…Кто знает, крайний ли слева, справа или посредине большой театрализованной сцены, но кто-то из них уж непременно сражался солдатом в грозном сорок первом году. Может быть, ранним утром отправляясь на работу, проходил мимо вон той танковой башни, ставшей памятником, и что-то дрогнуло, больно кольнуло внутри: может, лицо павших товарищей мелькнуло перед вмиг погрустневшим взором. Дуйшенкул Шопоков, сын земли чуйской. Герой. Сегодня на родине красуется его памятник. Лёгкая прохлада из Джыламышского ущелья нежно омывает лицо героя. На деревьях, что составили аллею, ведущую к памятнику, не утихает птичья трель… И перед моими глазами встаёт заснеженное Волоколамское шоссе. Легендарный подвиг 28 панфиловцев. Запомни их, друг! Запомни навсегда эти хмурые, опалённые пламенем неравного боя лица 28 героев и честный, простой, как небо Родины, взор генерала Панфилова. Грозен и прекрасен лётчик Исмаил Таранчиев из села Беш-Кунгей Аламудунского района, который крылатым телом своим, как кинжалом, бил в гущу вражеской колонны…

…Мир, в который вы пришли, получен вами как самое великое наследство, и берегите же этот солнечный мир — Кун-Туу! Не забудьте, что вам ещё надо будет стать хорошими солдатами, потому что эту землю надо не только обогащать трудом своим, но и охранять, пока ещё есть враги. Что может быть обиднее того, что в эти весенние, овеянные тёплым и ласковым дыханием мая дни, когда бы только слушать песни да шёпот влюбленных, на этой же самой земле рвутся бомбы и снаряды, льётся кровь детей, стариков и женщин Донбасса и Луганска. Люди не могут радоваться восходу солнца, распускающемуся лепестку цветка, прозрачной, как счастливая слезинка матери, капельке росы на этом цветке, не замечают прелестнейшей поры — весенней!

…Весна продолжает свой монолог. Видите склонившуюся над колыбелькой своей малютки женщину-мать? 1916 год. И над великой кыргызской рекой можно было слышать песни-плачи, где мало слов, протяжные и, кажется, неизменные. Чтобы услышать эти печальные песни-кошоки, надо вставать и выходить на берег реки самой ранней ранью: с восходом солнца песни замирают…

…Осторожно ступайте по земле, люди! Не спугните весну! Пускай в эти майские дни разливается во всю свою ширь и веселит душу музыка Мураталы Куренкеева, поэзия Алыкула Осмонова, песни Осмонкула Болобалаева и виртуозное исполнение наигрышей «Маш-ботой» на золотом комузе Самары Токтакуновой. В мелодиях Чуйской долины звучит вечная весна! Небо долины Сары-Озон оглашает песня манасчи-птицы. Имя этой песни — Чуй.

Калыс ИШИМКАНОВ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *