Брат мой Чингиз, ч. VII

Беседы с академиком Дж. Акималиевым о писателе: воспоминания, фото из личного архива

(Окончание. Начало в №№33, 36, 41, 47, 55, 64)

…Когда Т. Усубалиев зашёл к Л. Брежневу и начал говорить об Айтматове, тот сразу спросил у него: «А ты (к уважаемым людям Брежнев обращался на «ты») был у Суслова?» «Да, уже был» — ответил Усубалиев. «И что?» — переспросил генсек. «Ничего!» — сказал Усубалиев и сообщил о содержании его разговора с Сусловым. Брежнев к тому времени был знаком с творчеством Чингиза Айтматова. «Ну, что же, давай подумаем вместе», — сказал он и, вызвав своего помощника, при Усубалиеве дал личное поручение проработать вопрос со всеми членами Политбюро ЦК КПСС. И вот вам результат. 31 июля 1978 года выходит Указ Президиума Верховного Совета СССР, подписанный его Председателем Л. И. Брежневым, о присвоении Чингизу Торекуловичу Айтматову звания Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот». Ему не было даже 50 лет, поскольку он родился 12 декабря.

Что творилось тогда в республике! Все ликовали. Чингиз уже не мог спокойно ходить по улицам Фрунзе, поздравления шли также со всего Союза и мира. Тогда он решил уехать на любимый Иссык-Куль. Позже туда прибыл и я с семьёй. Август — это бархатный сезон. И там писателю не давали покоя, все пытались увидеться с ним, поздравить и пригласить в гости. Его спасал только охранный режим Госрезиденции. Помню, в первый же день на повороте к западному пляжу санатория я натолкнулся на Айтматова, его супругу Марию и маленькую дочь Ширин. Поздоровались, я поцеловал ручку Ширин, восхитившись её прекрасным именем. Слово «ширин» в переводе с кыргызского означает «сладкий, приятный». А потом мы вспомнили о поэме классика персидской поэзии Низами «Хосров (Фархад) и Ширин». Где-то через год я увидел и младшего сына Чингиза от Марии — Эльдара. Сейчас они большие: Ширин уже 41 год, а Эльдару — 39. Ширин Айтматова, как известно, избиралась даже депутатом Жогорку Кенеша 5-го созыва (2010-2015 годы), а Эльдар возглавляет Международный фонд имени своего отца.

Село Киргизия. В гостях у народного писателя Кыргызской Республики Казата Акматова. Июль 2002 года. Фото из архива Дж. Акималиева. Публикуется впервые

go to link — Вопрос, о котором дискутируют до сих пор: почему Айтматову не дали Нобелевскую премию? Ведь, по данным ЮНЕСКО, он является одним из самых читаемых авторов современности. Его назвали классиком литературы ещё при жизни.

— Это очень сложный вопрос. Несомненно, произведения Чингиза Айтматова вполне заслуживают присуждения Нобелевской премии. Весь вопрос в идеологии Нобелевского комитета. Не секрет, что у этой престижнейшей премии есть и политическая составляющая. В советский период её давали прежде всего инакомыслящим гражданам СССР и эмигрантам. Это же чистейшая политика. Исключением является только Михаил Шолохов. Ему тоже долго не присуждали премию за «Тихий Дон». И только в 1965 году, к концу хрущёвской «оттепели», присудили Нобелевскую премию по литературе «за художественную силу и целостность эпоса о донском казачестве в переломное для России время». Формулировка чисто политическая, понимай, как хочешь. Преимущество Шолохова перед Айтматовым заключалось в его неинтегрированности с властями, хотя его признавал сам Сталин. М. Шолохов никогда и ни при каких обстоятельствах не искажал страшную реальность Гражданской войны, когда даже близкие люди убивали друг друга из-за каких-то идей, когда главный герой «Тихого Дона» Мелехов, сражающийся как за белых, так и за красных, в конце концов остаётся у разбитого корыта без семьи, без отца и матери, без братьев, и даже без своей «души» — Аксиньи. В заключение романа М. Шолохов как бы ставит большой вопросительный знак: «Ну, к чему все мы пришли?» Всё это не могло не понравиться идеологам Нобелевского комитета. А потом Шолохов вообще терпеть не мог первого секретаря ЦК КПСС Н. Хрущёва. Когда тот в первый раз поехал в Америку, то в состав официальной делегации СССР включил и Михаила Шолохова. Но писатель ни во время пребывания Хрущёва в США, ни после возвращения на Родину ни слова хвалебного не написал про Хрущёва. Думаю, это также учитывалось нобелевцами.

Чингиз Торекулович тоже очень остро показывал правду жизни во всех своих произведениях. Однако он открыто поддерживал официальную политику Коммунистической партии Советского Союза, состоял в её рядах, был членом ЦК и активным строителем коммунизма в нашей стране. Это, конечно, не устраивало Нобелевский комитет. Ну и, видимо, тот «упрямый» факт, что Айтматов в 1973 году подписался под коллективным письмом советских писателей против Сахарова и Солженицына, пользовавшихся большой симпатией Запада, подрезал крылья Чингизу Торекуловичу на пути к получению Нобелевской премии. А ведь к тому времени были уже опубликованы его знаменитые повести «Лицом к лицу», «Джамиля», «Верблюжий глаз», «Тополёк мой в красной косынке», «Первый учитель», «Материнское поле», «Прощай, Гульсары!» и «Белый пароход».

Иллюстрация к повести «Первый учитель». Обложка книги, изданной ЭКСМО в серии «Детская литература» в 2013 году. Фото из Интернета

Михаил Шолохов, как уже упоминалось, тоже подписался под знаменитым письмом, но к тому моменту он уже был лауретатом Нобелевской премии.

В перестроечные годы Горбачёва двери к самой престижной премии мира для Айтматова вновь приоткрылись. Он это почувствовал и, на мой взгляд, романы «Плаха» и особенно «Тавро Кассандры» написал «под Нобелевскую премию». Но опять же по каким-то субъективным причинам ему ее не дали. Правда, Горбачёв, имевший весьма дружественные отношения с руководителями западных стран и особенно США и Великобритании, мог добиться присуждения Айтматову Нобелевской премии по литературе. Однако он этого не сделал потому, что его самого в 1990 году удостоили этой премии, и он успокоился. Скажу откровенно, Нобелевская премия была голубой, а возможно, и последней мечтой Чингиза Торекуловича.

— Почему выдвижение его в конце концов на соискание Нобелевской премии было инициировано не Кыргызстаном, а ТЮРКСОЙ?

— Инициирование от имени одного Кыргызстана ничего бы не дало. Нужно было выдвигать его от имени авторитетных международных гуманитарных организаций, каким и является ТЮРКСОЙ. Останься жив Айтматов, что-то из этой затеи, возможно, и получилось бы. Кто знает?

— С тех пор, как не стало писателя, о нём опубликовано немало воспоминаний, ими продолжают делиться. Всё ли правда, что пишут?

— Это очень хорошо, что люди не забывают Ч. Айтматова и публикуют воспоминания о нем. А что касается правоты суждений, то об этом должна судить общественность. Своей жизнью, творчеством он доказал, что не нуждается в высокопарных словах. Однако в дальнейшем тщательном изучении и глубоком анализе нуждаются все его произведения.

 — Почему вы молчали десять лет после кончины писателя и только сейчас решили рассказать о том, что знаете?

— В этом безумном ХХI веке часы, как и раньше, идут, дни бегут, а вот годы просто летят, как пули. Я даже не заметил, что мне исполнилось на днях 82 года. Жизнь — это, оказывается, один миг. Поэтому и решил, пока есть возможность, написать всё, что знаю, об Айтматове. Во-вторых, подтолкнули к этому его приближающееся 90-летие и объявленный в связи с этим Год Айтматова. Считаю, что рассказать о нём искренне, откровенно и честно — это мой святой долг. А что получилось, пусть судят читатели. Вот и всё!

Обложка одного из первых изданий (1976 год, Киргизия) повести «Ранние журавли». Фото из Интернета

— Какой эпизод из ваших встреч вспоминается вам более всего?

— Когда Чингиз Торекулович прямо в плавках публично танцевал твист на берегу Иссык-Куля после присвоения ему в 1978 году звания Героя Социалистического Труда.

— О каких не заданных ему вопросах, невысказанных словах сожалеете?

— Сожалею только о его преждевременной кончине. Я счастлив, что был современником Чингиза Торекуловича Айтматова. Он был Божественным человеком. Человеком всей Планеты. И останется вечно в памяти человечества.

Кифаят АСКЕРОВА.

"СК"

Издательский дом "Слово Кыргызстана"

Добавить комментарий