Пн. Ноя 19th, 2018

«Шайтан-18»

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

enter Именно так назвали свой «маленький» международный наркобизнес сообщники. Повествование построено на материалах конкретных уголовных дел. Оно зиждется также на тщательном анализе событий, уже происходящих в соседних странах.

…Четверых подельников, абсолютно разных по социальному статусу, профессии, образованию и даже гендеру, связывало только одно: все они, живущие ныне в России, Казахстане, Узбекистане, имели кыргызстанские корни. И волей случая, приехав однажды каждый по своим делам «на историческую родину», встретились на весёлой вечеринке у общих друзей. Отдыхали, танцевали, выпивали. А потом разговорились. Обсудили, в том числе, и тему входящего в моду синтетического зелья. На сей раз только повозмущались: дескать, калечат жизни. Но по взглядам ли, биотокам, ауре, четвёрка безошибочно опознала союзников.

Следующую встречу инициировал Старший. Обзвонил, собрал в доме на столичной окраине. Добротное строение, кстати, прямо как в боевиках про колумбийские наркокартели, охранял дрон. Мониторы фиксировали движения вокруг, показывали, кто приходит-уходит, приближается-удаляется. Впечатлённые, будущие партнёры договорились встретиться вскоре ещё раз. И всё прощупывали друг друга, прощупывали. В третий раз не обошлось уже и без хорошего чуйского косяка с небольшой синтетической добавкой. Обстоятельство это окончательно сломало лёд недоверия. Распределили роли. Дипломированный химик взялся готовить зелье. «Узбекистанец» — обеспечивать сырьём. Благо, купить его можно было без всякого рецепта в аптеках и магазинах бытовой химии. Айтишник обещал найти в Интернете формулы синтетики, спайсов на любой, самый требовательный и искушённый вкус. Дама взялась за распространение. Криминальный опыт оказался на руку — долгое время, задабривая силовиков, та держала в пригороде героиновую «яму».

Вскоре меж порносайтов появилось объявление: «Работа для школьников». Оно сразу же вызвало интерес: наступили каникулы, подросткам хотелось подзаработать. Им предложили находить потаённые места и прятать туда пакетики… с солью, крахмалом, стиральным порошком. И, главное — запоминать место до мельчайших подробностей и координат — этому обучали особо. И хорошо платили. Таким образом, дилеры проверяли, нет ли среди «закладчиков» стукачей, не придёт ли к тайнику милиция. Прошедшие проверку поднимались на уровень «бригадиров» и получали уже в разы больше. Они закладывали наркотик в тайник, сообщали невидимому «ведущему» координаты, а тот в свою очередь направлял туда страждущих. Схроны делались как в горах, близ лыжных баз, так и в достаточно людных местах в центре города.

Экстази пользовались спросом в ночных клубах. «Бизнес» набирал обороты. В примитивной домашней лаборатории Химик синтезировал зелье. Компьютерщик искал заказчиков и указывал, какой «продукт» сегодня вышел на пик продаж. Он же «колдовал» с дроном — никто не мог подойти к коттеджу незамеченным. В продавцах нужды не было. В покупателях — тоже. Деньги закачивались на электронные киви-кошельки, превращались в криптовалюту, через терминалы переводились на счёт фирмы-посредника в Казахстан, оттуда — в Армению, затем — в Москву, и только потом возвращались в Кыргызстан, где снимались банковскими карточками Visa. Всё бесконтактно, «человеческий фактор» исключался начисто. Чтоб сбить со следа охотников, не засветить IP-адреса, использовалась дюжина нотников, стационарных компов, планшетов. Но никогда — мобильные телефоны.

За «Шайтаном-18» охотились больше года. По крупицам собирали и просеивали информацию. Искали подходы, слабое звено, доказательства. Боясь спугнуть, работали филигранно. Оценив масштабы производства и сопоставив цены, Служба по борьбе с незаконным оборотом наркотиков МВД Кыргызстана решила подключать «тяжёлую артиллерию» — российский Финмониторинг и Финансовую разведку нашей страны. С их помощью удалось отследить денежную цепочку, схему поступления и получения «нала». Перекрыть каналы возможной утечки преступных дензнаков. Вскоре следствие располагало главными доказательствами и биографиями основных подозреваемых. Их многочисленными фото, видефиксацией преступных действий. Установили и художника, разрисовывавшего упаковки и «сладостные» наклейки. А за Старшим, ранее судимым в Ханты-Мансийске за изготовление и сбыт спайсов, торговлю оружием А. С., установили круглосуточное наблюдение. Вскоре провели задержание. Без сучка и задоринки. И дрон не помог.

follow Александр ЗЕЛИЧЕНКО.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *