Оазис в центре раскалённой сковородки

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

…В Бишкеке сегодня объявили войну тополям. Мол, они старые и падают от ветра. Но это не так. Всё дело в условиях: в природе тополя живут и по 200, и даже по 400 лет. В городе жизнь тополей сокращается в 2-3 раза из-за того, что они не всегда получают достаточный полив, а у большинства деревьев вдоль улиц заасфальтирована прикорневая поверхность.

Плюс 40 в тени и ещё больше на солнце, обжигающий воздух и раскалённый асфальт, шум машин и духота маршруток — все эти «прелести» летнего города остаются где-то в другой жизни, как только входишь в ворота бишкекского Ботанического сада, что по улице Горького. В минувшую субботу активисты-экологи пригласили всех желающих на экскурсию по саду, чтобы на примере этого зелёного оазиса показать и рассказать, насколько нужны нашей столице подобные островки прохлады. Экскурсия оказалась не только приятной прогулкой, но и дала возможность узнать о Бишкеке и его зелёных насаждениях много нового и интересного.

Территория Ботанического сада одна из старейших в столице. Сегодня сад делится пополам улицей Горького, раньше же её не было и сад был большим единым зелёным пространством. Здесь выращивались растения для всего Бишкека, и на первых порах именно Ботсад был основным городским питомником. Сегодня его коллекция растений насчитывает несколько десятков тысяч экземпляров.

При входе в Ботсад посетителей встречает специальная демаркационная линия, уходящая в глубину сада. На ней шкала с делениями, на каждом — вредные для человека химические элементы. Они образуются при сжигании топлива транспортом, проще говоря, попадают в окружающую среду вместе с выхлопами машин. В самом начале цвет линии ярко-красный — чем ближе к выходу из Бот-сада, тем больше уровень загрязнения воздуха. Идёшь дальше вглубь сада, и линия постепенно становится зелёной — количество вредных веществ в воздухе снижается. Впрочем, это заметно и без специальной разметки: в саду прохладно, свежо и хочется дышать полной грудью.

В повседневной жизни, привычно спеша по своим делам из дома на работу и обратно, мы почти не задумываемся, чем дышим, что ежеминутно попадает к нам в лёгкие. Между тем экологи утверждают, что аномально высокая температура воздуха в городе приводит к образованию токсичных веществ — формальдегидов, которые отравляют человеческий организм. Согласно показаниям тепловизоров, температура воздуха над асфальтом в Бишкеке может достигать 45 градусов, а в некоторых местах и 60. Подобный перегрев смертелен, поэтому городу нужны зелёные зоны — источник прохлады.

Многие бишкекчане привыкли думать, что прохладный воздух к нам приходит исключительно с гор. По словам экологов, это не совсем так: на самом деле источниками прохлады в Бишкеке являются Ботсад, бульвар Эркиндик и парки. Их принцип действия похож на насос: они в буквальном смысле слова качают прохладный воздух и делают это с помощью испарения влаги. Помните, в советское время, когда не было холодильных установок, на бочки с квасом клали ковры, которые поливали водой, и от этого квас был прохладным. То же самое постоянно происходит с растениями: каждый листок на дереве является транспиратором, то есть испарителем влаги. Дерево корнями пьёт воду, получает влагу, эта влага испаряется с поверхности листьев, и окружающая температура снижается. Когда находишься в Ботсаду, это особенно заметно — по ногам идёт холодный бриз, хотя ты стоишь фактически в центре города.

Когда палит солнце, над асфальтом образуются тёплые воздушные потоки, которые поднимаются вверх. Их температура постоянно повышается, ведь на голом асфальте без растений охлаждению неоткуда взяться. Над Ботсадом и парками, напротив, происходит естественная циркуляция воздуха: нагретые воздушные потоки сменяются охлаждёнными, и город проветривается. В советские времена застройка столицы была правильно продуманной: улица Советская и проспект Мира, идущие через весь город, не должны были перекрываться высокими строениями, чтобы не мешать циркуляции воздуха. По задумке архитекторов, прохладные воздушные потоки должны были идти с гор и подпитываться в центре над территориями парков и зелёных зон. Сегодня путь свежему воздуху на центральных городских артериях преграждают многоэтажки, территория парков сокращается, деревья вырубаются, и мы имеем то, что имеем — не город, а настоящую раскалённую сковородку.

Экологи отмечают, что жара — не единственное, от чего спасают зелёные насаждения. Деревья не только понижают температуру в городе, но и повышают влажность, а с повышением влажности снижается уровень пылевого загрязнения. Каждый древесный листок — это поверхность, на которой оседает пыль. По словам экологов, один из самых лучших пылесборников среди деревьев — это карагач, за год он собирает пыли в 4 раза больше своего веса! Всё это благодаря тому, что на листьях карагача образуются клейкие капли, из-за этого многие бишкекские автомобилисты не любят ставить машину под карагачом — он капает. Но эти капли улавливают огромное количество пыли и делают воздух чище.

Помимо деревьев, в городе обязательно нужны трава и кустарники. И дело не только в красоте. Пыль, смываемая с деревьев во время дождя, попадает на землю. Если почва открытая, то есть на ней имеются трава и кустарники, то все вредные осадки нейтрализуются. Если же это асфальт, то химикаты собираются в лужи, которые потом высыхают, вещества снова поднимаются в воздух, и в городе начинается круговорот загрязняющих веществ. Чтобы мы с вами не дышали ядами, нужны не только деревья, но и кустарники, и так называемые покровные растения.

Согласно разработанным в советское время стандартам для Бишкека (которые, впрочем, актуальны до сих пор), в столице должно быть 60% деревьев с сомкнутыми кронами, 30% кустарников и 10% клумб и газонов. При этом деревья должны быть с высоким листовым коэффициентом, то есть с объёмной, густой кроной. Чем больше листьев, тем больше поверхность испарения влаги и сбора пыли, а значит, очищения воздуха. Городские власти сегодня увлекаются высаживанием хвойников, что в корне не правильно — у таких растений низкий листвой коэффициент, то есть в условиях города для очищения воздуха они бесполезны.

По словам экологов, чрезмерное увлечение посадками арчи — не единственная ошибка столичных муниципальщиков. Иногда они сажают в Бишкеке растения, за которыми трудно ухаживать и которые требуют кислых почв и нежёсткой воды, что в условиях нашей столицы просто невозможно обеспечить. Или сажают растения, которые боятся заморозков или не цветут на солнце, потому что любят тень, и наоборот.

Такая история, например, вышла с гортензиями, которые предполагалось посадить вдоль Южной магистрали. Красивыми гортензиями обильно украшают парки в разных городах мира, но никогда не сажают их на открытом, залитом солнцем пространстве. Гортензия — теневыносливое растение, и прямые солнечные лучи ей противопоказаны. Кроме того, гортензия очень любит влагу, другое её название — гидрангия — с латинского переводится как «кувшин с водой». Столичные агрономы то ли этого не знали (что странно), то ли сочли неважным (что ещё более странно), когда выдвинули идею засадить гортензиями Южную магистраль, но, слава богу, к советам ботаников всё же прислушались и от безумной идеи отказались. Самое лучшее место для гортензий, считают ботаники, на бульваре Эркиндик — там и тень, и полив, там этот цветок проявит себя во всей красе.

Зато муниципальщики удачно угадали с посадкой свидины кроваво-красной. Пусть страшное название вас не пугает, свидина — это те самые кусты вдоль дорог, из которых формируется живая изгородь. В Бишкеке её высадили на месте придорожных газонов и тем самым убили сразу двух зайцев: горожане больше не «срезают» путь, не прут напролом по газону и не вытаптывают траву, а свидина разрослась, получилась плотная изгородь, которую, в отличие от газонов, нужно стричь всего два раза в год и не так много поливать. Экономическая выгода налицо.

Сегодня многие бишкекчане задаются вопросом, стоит ли увеличивать в городе количество фонтанов и арыков, будет ли лучше, если воды в Бишкеке станет больше? Экологи на этот счёт говорят, что тут главное — не переборщить. Арыки в городе создавались не только для полива, но и для снижения температуры и повышения влажности. Но при этом, если постоянно повышать влажность, можно добиться эффекта бани. Особенность зелёных насаждений как раз в том, что, когда влажность повышается до определённого уровня, они перестают её поднимать, то есть работают как природные регуляторы. К тому же коэффициент испарения влаги с одного дерева гораздо выше, чем с поверхности воды.

В Ботаническом саду настоящий рай прохлады и влажности — чем дальше заходишь, тем комфортнее себя чувствуешь. Некоторым деревьям здесь за сотню лет, а одни из долгожителей сада — тополя. В столице сегодня объявили им войну, мол, они старые и падают от ветра. Экологи утверждают, что всё дело в условиях: в природе тополя живут и по 200, и даже по 400 лет. В городе срок жизни тополей сокращается в 2-3 раза, они не всегда получают достаточный полив, а у большинства деревьев вдоль улиц заасфальтирована прикорневая поверхность. Из-за этого тополь начинает погибать, становится неустойчивым и может упасть от ветра. Так что всё из-за неправильного отношения, а не от старости деревьев. Если тополю создать благоприятные условия для роста, он будет жить долго и счастливо и приносить пользу: оказывается, тополь, помимо того, что даёт прекрасную тень, ещё и выделяет фитонциды — вещества, которые обеззараживают воздух.

У ботаников есть такое понятие — биоиндикация. Его используют, когда хотят оценить качество почвы и воздуха, но не химическими методами, а с помощью растений и насекомых. По растениям можно определить, является ли почва в какой-либо местности плодородной или бесплодной, засушливой или деградированной. По насекомым определяют чистоту воздуха: чем больше насекомых, тем чище воздух там, где вы находитесь. Насекомые лучше всех чувствуют среду, пригодную для жизни, и бояться их не надо, в природе нет вредных или полезных насекомых, они все существуют в едином цикле. Стрекоза, например, не представляет никакой опасности для человека, а наоборот, ест комаров, уничтожает вредителей. На экскурсии в Ботсаду нам показали дупло с дикими пчёлами — лучшее подтверждение того, что воздух там чистейший.

Многие бишкекчане сегодня страдают от аллергии, а это уже бич планеты Земля: по статистике, при рождении каждый десятый человек имеет ту или иную форму аллергической реакции, а к 30 годам уже каждый четвёртый обладает той или иной формой аллергии. Приобретённая аллергия — следствие негативного влияния городской среды. По привычке многие винят пыльцу и растения, но если взять тех людей, кто живёт не в городе, а за городом, в пригороде или отдалённом посёлке, — у них случаев аллергии гораздо меньше, хотя количество растений вокруг, а значит, аллергенов, больше. Ответ прост: иммунная система не получает каждодневных ударов со стороны загрязнённой окружающей среды.

Напоследок организаторы экскурсии призвали всех почаще посещать городской Ботанический сад. Вот только нынешнее состояние самого сада оставляет желать лучшего — он довольно запущен и больше похож на «ботлес» или даже «ботчащу». В условиях ограниченного финансирования особенно не разгонишься, и это печально, ведь в столицах соседних стран ботанические сады уже давно стали главными городскими достопримечательностями, которые не только украшают город, но и делают его прохладнее, зеленее, чище, а значит, комфортнее для жизни.

enter site Марина ДУБОВЧЕНКО.
Gullah Ghosts: Stories and Folktales from Brookgreen Gardens in the South Carolina Lowcountry with N Фото автора.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *